По следам нижнетуринского некрополя - Краеведческий сайт "Поселок Ис"

Герб Свердловской области
Перейти к контенту
Владимир СТРУГАНОВ, Ольга КАРЯКИНА (г. Лесной)

По следам нижнетуринского некрополя
   Старожилы Лесного знают, что в районе центральной городской вахты и жилого квартала возле неё когда-то находилось старинное нижнетуринское кладбище. Новые высотные дома в 70-е годы решили строить именно здесь. Кладбище всё перерыли, надгробия переломали – славная строительная площадка получилась. Дома построили, люди живут. Вокруг всё травой поросло, глубокие овраги образовались, а в них лес вымахал. Ничего не осталось от огромного кладбища, где хоронили, по свидетельствам, до конца 1930-х годов.
   Какие слова не подбирай к содеянному, а правдивее всего будет – надругались. Надругались над прахом сотен людей, здешних жителей. Они много раньше начали обустраивать эту землю, готовили, не ведая того, плацдарм для нашего современного поселения и важнейшего производства, и поплатились за это, получается. Все останки теперь перемешаны, вывезены неизвестно в какие места и рассеяны где-то среди тайги или поля. Кто сейчас помнит?! Кто знает?!..
    На улице Павлика Морозова мы встретили Прасковью Григорьевну. На простой некрашеной лавочке у забора сидела худая старушка в платочке, как принято у деревенских. Она отдыхала после работы на огороде. Весь её облик был немного печальный, несмотря на яркую кофту и сентябрьское, неожиданно разгорячённое солнце. Прасковья Григорьевна со вниманием и совершенно спокойно восприняла наши вопросы о бывшем кладбище. Без особых эмоций, как это характерно для очень пожилых людей, она рассказала то немногое, что ещё помнила.
   Живёт в городе с конца семидесятых, и сама видела, как в первые годы её житья здесь, на то место, где ныне замусоренный пустырь против дома, приходили ещё по родительским дням люди поминать похороненных. Никаких следов этих захоронений сейчас не увидишь – бурьян и свалки. Жители улицы Павлика Морозова всегда знали, что их дома стоят на территории бывшего кладбища. А ещё какая-то бабушка рассказывала ей, что до того, как кладбище сюда протянулось, здесь рожь сеяли.
    За свои 95 лет Прасковья Григорьевна столько перевидала, что наш интерес восприняла с уважением. И даже не спросила, зачем нам это, и кто мы. В её ответах чувствовалась и усталость от долгой безрадостной жизни, и благодарность за внимание к ней. Старушка даже встала со скамейки и немного прошлась по дороге, проводив нас. Хотя мы обратились к ней и как к возможному свидетелю интересующих нас событий, но не только этим Прасковья Григорьевна запомнилась, а как-то чисто по-человечески она располагала. Её спокойствие и тишина вокруг подействовали умиротворяюще и на наши души. Дай бог ей здоровья и терпения!
Из записок О. Карякиной, сентябрь 2007 г.

Город Нижняя Тура возник в 1754 году как посёлок при строившемся Нижнетуринском железоделательном заводе. Последующее его развитие было связано ещё и с открытием на реках Ис, Выя и Тура россыпей золота и платины.
    К началу XX века в заводском посёлке, насчитывавшем порядка 5 000 жителей, были свои миллионеры и весьма зажиточные люди. Прежде всего это золотопромышленники и старатели, известные на всю Пермскую губернию купцы: Шубины, Швецовы, Селезнёвы, Боровковы, Задворных, Вилохины. В Нижней Туре были развиты частные ремесла, действовала каменная церковь, имелась небольшая больница и аптека. Работал даже фотосалон местного фотографа Никифора Флегонтовича Лагунова, чьё имя значится в словаре-справочнике А.П. Попова «Российские фотографы (1839-1930)». А ещё на протяжении нескольких десятилетий функционировало Николаевское исправительное арестантское отделение, где содержались в основном уголовники, хотя отбывали срок и политзаключённые.  В 1916 году в посёлке завершилось возведение двухэтажного кирпичного здания высшего начального училища с пятилетним сроком обучения. Поступали в него дети, окончившие церковно-приходскую школу.
  Когда в 1947 году на нижнетуринских землях развернулось строительство секретного объекта (ныне комбинат «Электрохимприбор» в Лесном), Нижняя Тура стала, по сути, базой для его возведения. Да и ныне, располагаясь буквально впритык друг к другу, два города по-соседски взаимодействуют. В том числе и в вопросах погребения жителей.
    На территории городского округа «Город Лесной» немало кладбищ. Причём, некоторые ранее относились к Нижней Туре. Заинтересовавшись их историей, мы решили обойти все. В данной статье речь о судьбе самого старого из них – нижнетуринского, существовавшего в районе центральной вахты (КПП-1) нынешнего Лесного вплоть до 1970-х годов. Какой-то складной картины его истории никто не знал. Даже директор музея Нижней Туры Ю.И. Ковалёв признавался: «Никаких данных по этому кладбищу не сохранилось. В городской администрации тоже ничего нет, т.к. документы хранятся 25 лет, потом их передают в областной архив».
   Тем не менее, из разговоров со старожилами двух городов удалось вынести следующее. Кладбище это появилось в Нижней Туре в конце XVIII века, с первыми захоронениями строивших железоделательный завод рекрутов. Располагалось оно за строениями Нижнетуринского госпиталя и богодельни Я.Н. Бурдакова, в полуверсте от завода. С северо-западной стороны было окружено болотом. Кладбищенские захоронения начинались с окраин улиц Торговая (ныне Советская) и Кабачная (Ленина). Уже к 20-м годам прошлого столетия свободных для могил мест на погосте почти не осталось.
  Первостроители закрытого города вспоминают, что в конце 1940-х при выходе из Нижней Туры по дороге на запад, к строящемуся посёлку (будущий город Лесной), справа было огромное заброшенное кладбище с «красивыми мраморными памятниками». Бытует мнение, что в указанном районе их было даже два: непосредственно у вахты и, более позднее, – вдоль улицы Павлика Морозова, возле нынешней школы № 74 в Лесном. Но границы между ними практически не имелось. Их разделяла лишь узкая дорога – ныне улица Островского. Потому они вполне могли являться участками единого кладбища.
    Все высотные дома по правой стороне улицы Строителей в Лесном стоят на месте этого некрополя. Когда в начале 1970-х разворачивалось их строительство, бульдозеры, сдвигая грунт к оврагу, выворачивали надгробия и гробы. Экскаваторы вместе с землёй высыпали в кузова машин и человеческие останки. Такую картину наблюдали многие лесничане и нижнетуринцы, работавшие тогда в закрытом городе.
    Е.А. Карпов, житель Лесного, почётный гражданин Нижней Туры, много лет проработавший директором Нижнетуринского машиностроительного завода, на вопрос о старом нижнетуринском кладбище ответил так: «Когда в 1952 году я приехал в Свердловск-45, оно было разрушено. Но по остаткам памятников можно было понять, что было оно богатым. Кощунством было строить на этом месте, но кладбища как такового уже не было, оно было разрушено».
    Бывший директор Нижнетуринского металлургического, затем электроаппаратного завода Л.В. Предеин рассказывал Карпову, как они во время войны для получения углекислого газа (а он нужен был для прокатного дела) использовали кладбищенский мрамор. Эти огромные памятники забирали, мрамор дробили, добавляли кислоту для реакции («мрамор плюс кислота – выходил углекислый газ…»).
    Краевед П.И. Гилёв, житель Лесного с 1952 года: «Хоть кладбище тогда уже было закрыто, заброшено, но ещё долго на нём нелегально подзахоранивали – в том числе и умерших в Свердловске-45. Читал где-то, что здесь похоронена горничная писателя Мамина-Сибиряка».
    Не следует, однако, думать, что драматическая судьба нижнетуринского кладбища – исключительный случай. Аналогичная история произошла, например, с погостом в посёлке Верх-Нейвинский, где кладбищенские металлические кресты и решётки были отправлены в цех на переплавку, а мраморные памятники дробили в порошок для производственных нужд. Об этом в своём материале «Подаривший жизнь храму» на страницах «Областной Газеты» в апреле 2008-го поведала В. Корнилова.

  Итак, в начале 1970-х строителями Лесного прямо на территории старинного кладбища – пусть заброшенном и уже в значительной степени разрушенном самими нижнетуринцами – стали возводиться многоэтажные дома. Вероятнее всего, решение принималось, как было заведено в те годы, исполкомом тогдашнего Свердловска-45 на основании приказа Министерства. А в 80-х по другую сторону забора – тоже на кладбище, но уже на территории Нижней Туры – началось строительство гаражей.  
    Уроженка Нижней Туры Т.И. Фадеева: «Кладбище, я слышала, называли Вересовским. Мама рассказывала, что возле улицы Вересовка (нынешняя Свободы) тоже находились немногочисленные могилы…».
   Вообще, сегодня мало кто из жителей Нижней Туры может хоть что-то рассказать о снесённом погосте. Один из старожилов, бывший работник электроаппаратного завода Ю.А. Волков, проживающий на улице Свердлова (бывшая Нижняя Церковная, затем – Сталина), поведал, что там, у вахты, где сейчас расположены гаражи, был похоронен его отец, А.В. Волков (1905-1946). Он работал на Нижнетуринском металлургическом заводе начальником отдела труда и заработной платы (позднее – литейщиком).
   Не единожды слышали мы от людей, что у входа на кладбище стояла часовенка, но точного места никто не знает. Рассказывают, когда перед вахтой начали строить гаражи, то при копке ям под овощехранилища выкапывали остатки гробов. Однажды, якобы, сразу двенадцать. Такое, прямо скажем, шокирующее свидетельство, для нас, тем не менее, не явилось неожиданностью. Ведь ранее по причине выявляемых здесь многочисленных захоронений некоторые из жителей отказывались от выделенного им участка под гараж.
    Работник комбината «Электрохимприбор» В.А. Карякин рассказал, что в 1921 году на этом кладбище похоронена его бабушка – М.Е. Карякина. Умерла она от тифа (тогда многие им болели). А в конце 40-х годов здесь, где-то в районе автозаправочной станции Лесного, похоронен и его дед – В.Я. Карякин. Жили они в Нижней Туре по улице Красной (бывшая Последняя). В начале прошлого века Василий Яковлевич в звании унтер-офицера служил в Омске. Потом, уже в Верхотурье, помогал «красным» возводить оборонительные сооружения. Позднее отказался от предложенной ему должности начальника милиции в Верхней Туре, отчего имел немалые неприятности от властей.
    Ещё летом 2006 года за жилыми домами по ул. Строителей в Лесном, у самого забора, в траве, среди деревьев и мусора, мы обнаружили валявшиеся куски старых мраморных памятников с выбитыми на них надписями. На одном едва разглядели: «Дол… 26.02.188…– 2.11.1915». На другом: «Здѣсь … покоятся … Феодоръ Александра и Наталья». На третьем смогли разобрать примерно следующее: «Здѣсь покоiтiся прахъ Татьяны Титовны Задвор…ой. Скончалась 11 Августа 1…91 года».
    В своё время, заинтересовавшись многолетними деревянными строениями Нижней Туры, мы узнали, что дом на пересечении улиц Чапаева и Ленина (памятник XIX века) принадлежал купцу третьей гильдии Сергею Васильевичу Задворных (Задворнову?). Не родственница ли им упокоенная на этом кладбище Татьяна Титовна?
    Как видим, этим остаткам надгробий – век и более. Они самые старые во всей округе! Учитывая, что Нижней Туре уже 266 лет, становится понятно: со сносом её старого кладбища безвозвратно утеряны интересные свидетельства культуры и истории города. Как бы сейчас было полезно пройтись по старинному кладбищу, сколько бы всего можно было узнать!

 Приведём выдержку из открытого письма члена Международного союза архитекторов, профессора, доктора искусствоведения Энвера Хамитовича Бурнашева, некогда жителя Нижней Туры, главе Нижнетуринского городского округа В.Д. Шерстобитову (газета «Время» от 5 октября 2006 года), в котором он высказал свою точку зрения о судьбах памятников истории Нижней Туры:
    «…Последние годы, приезжая в Нижнюю Туру, я с грустью смотрю на то, в каком состоянии находится историческая часть города и памятники истории города. К слову, памятников истории не так уж и много в Нижней Туре. Старое нижнетуринское кладбище (около КПП г. Лесного, ул. Ленина) вообще исчезло с лица земли. Старинные надгробия (многие из которых представляют и художественно-архитектурную ценность) стали стройматериалом для гаражей. Летом 2006 года я смог найти только одно надгробие квадратной формы – валяющееся около металлической лестницы, ведущей от ул. Советской до Богом забытой ул. Щорса, а ведь ещё 15-20 лет назад первый городской некрополь хоть и в сильно урезанном виде, но существовал».
    Данный текст – несомненно, крик души неравнодушного человека, но, к огромному сожалению, и – запоздалый глас вопиющего в пустыне!
   В 2010 году мы предложили на месте уничтоженного нижнетуринского некрополя установить памятный поклонный крест.  Почти весь 2012 год совместно со священником Сергеем Архиповым добивались разрешения. Согласовали место с тогдашними мэром и главным архитектором Лесного. Этим участие власти и ограничилось. А после шумного скандала, затеянного отдельными жильцами расположенных поблизости домов, отец Сергий принял вынужденное решение: установить уже изготовленный по его просьбе мастером художественной ковки С.М. Васильевым металлический крест не на территории нижнетуринского некрополя, а в трёх километрах от него – в центре старого кладбища Лесного. Туда же в декабре 2012-го перевезли и несколько сохранившихся до наших дней фрагментов старинных надгробий, дабы не допустить дальнейшего их осквернения. Оборудование площадки и установку креста осуществил индивидуальный предприниматель В.И. Байрамалов (ООО «Успение»). Все работы выполнены на безвозмездной основе.

  Вернуться к теме старинного погоста через несколько лет нас заставил недавно прочитанный материал «Так было…» – воспоминания уроженки Нижней Туры Р.П. Туркеевой (Никоновой), опубликованные на одном из сайтов нижнетуринским краеведом А. Шлёмовым. Зацепила такая фраза: «… «Низовские улицы», помню, были – Нижне-Церковная, Кабачная, Базарная, Госпитальная. За Госпитальной улицей старинное туринское кладбище начиналось – то, что седьмовцы разрушили, будь они прокляты».
    Поясним, что «седьмовцы» – это мы, лесничане. Так раньше нас называли жители соседнего города, по номеру лагеря, который располагался когда-то на нашей территории. Есть, конечно, правда, в тех словах. Но, если уж до конца быть честными, Нижняя Тура и сама приложила руку к разрушению своего кладбища. Ещё раньше, до нас. Объективный, насколько возможно, взгляд на события полувековой давности нам и хотелось представить в данной публикации.
    Хочется надеяться, что памятный крест или часовня, рано или поздно, встанут там, где и положено – на территории снесённого нижнетуринского погоста. Ведь необходимость как-то обозначить факт существования в районе центральной вахты нашего города некрополя не отпала. Кладбища срока давности не имеют.
2020 г.

НАШ АДРЕС:
Свердловская область,
г. Лесной

НАШИ КОНТАКТЫ

Яндекс.Метрика
Индекс цитирования.
Назад к содержимому