Статья Шлемова А.В. Н-Туринский завод и волость: церкви и священнослужители - Краеведческий сайт "Поселок Ис"

Перейти к контенту


                В  1775 году,  с  благословления  митрополита  Тобольского  Сильвестра  Гловацкого  в   Нижне-Туринском   заводе,  в  период  управления  заводом  гиттенфервалтера  Елизара  Басарева,  была  построена  церковь  во  имя  Трех  Святителей,  день  памяти  которых,   совпал  с  днем  пуска  завода.  
              До  1775 г.  жители  завода  состояли  в  ведомстве  духовенства  г. Верхотурья,  откуда  периодически  направлялся  в  новый  завод, построенный  у  Шайтан-горы,    священник.
               Строительство  церкви  велось  казной,   при очень  незначительных  пожертвованиях  доброхотов  и  стоило  до  2000 руб.  ассигнациями.
               Церковь  была   построена   деревянной,  но  довольно  обширной.   Как и  все  церкви  подобных  молодых  заводских  селений,  она  имела  «простой»  работы  деревянный  иконостас,  «посредственную»  живопись  и  небогатую утварь.
                29  сентября  1811 года  случился  пожар,  и  церковь сгорела   дотла  «от  непотушенной  свечи  за  жертвенником». Из  всего  церковного  имущества,  на  пепелище  после  пожара,  был  найден  лишь  «стопившийся  слиток  меди».
Эта  медь,  впоследствии,  была  использована  для  отливки  «повседневного»,  в  59 пудов  колокола  для  новой  каменной  Трех-Святительской  церкви.
          История строительства этой новой  церкви связана с именем самого выдающегося деятеля и реформатора российской горно-металлургической промышленности начала 19 века -  генерал-майора Андрея Федоровича Дерябина, сына настоятеля Нижне-Туринской церкви Феодора Демидовича Дерябина, проживавшего с 1781 года в заводском селении.
                В феврале 1812 года министру финансов Д.Гурьеву, начальником Гороблагодатского горного округа А.Мейером, было направлено прошение – исходатайствовать от казны необходимую для постройки церкви сумму:
« .,, так как на построение церквей при Горных заводах Хребта Уральского не ассигновано никакой суммы,  и заводские обыватели от состояния своего, всеми пожертвованиями не могут составить нужного к сему капитала, то я осмеливаюсь убеждать Вас, не соизволите ли представить обстоятельство сие Государю Императору и испросить, чтобы на первый случай для устроения каменной церкви в Нижне-Туринском заводе позволено было до сорока тысяч рублей употребить из суммы, имеющейся при заводах под названием сбереженной».
                 Прошение было вынесено на рассмотрение Государственного Совета, виднейшим членом которого являлся и Директор департамента Горных и Соляных дел Российской Империи, А. Дерябин, выходец из Нижне-Туринского завода.  Результатом стало решение о выделении 25 000 рублей из «сбереженных сумм заводских» и резолюция Императора Александра I: «Быть по сему».
         
                  Отечественная война не позволила получить названную сумму и начать строительство церкви. Однако за это время начальником Гороблагодатских заводов было дано указание лучшим архитекторам и скульпторам, подведомственных А.Дерябину  заводов представить проекты Нижне-Туринской церкви.
                  В этом деле приняли участие такие выдающиеся уральские зодчие-академисты, как архитектор Гороблагодатских и Камских заводов В. Н.Петенкин, архитектор городов Вятки (Дедюхинских соляных промыслов)  П.А. Андреевский, «дерябинский зодчий» Ижевского оружейного завода С.Дудин  и другие. Большинство из них представляло школу великого русского архитектора А.Захарова, по проекту которого выстроено здание Адмиралтейства в Санкт-Петербурге.

      Представленные проекты были отправлены в Петербург, в Горный департамент для согласования - начальник Гороблагодатских заводов не мог не знать об особом внимании А.Дерябина к Нижне-Туринскому заводу. Если Ижевский завод был его любимым детищем, то Нижне-Туринский завод – второй родиной, где жил и умер отец, и старший брат Петр, служивший диаконом при церкви.
                 

И вот  в начале 1814 года на  контору Гороблагодатских заводов было доставлено письмо из Горного департамента:

«Его Высокоблагородию Мейеру.
Милостивый государь Август Федорович!

       На письмо Ваше от 18 минувшего генваря относительно составленных архитекторами Андреевским, Луговским, Сидоровым и Петенкиным прожектов церкви на Нижнетуринском заводе к построению предположенной, честь имею ответствовать Вам, что я при  руководстве здешних архитекторов рассмотрев оные прожекты, нахожу их хотя по композиции заслуживающим и похвалу и одобрение, но обширностию и богатством не соответствующими ни Высочайше пожалованной на возведение храма суммы, ни  числу и силам жителей завода.
 Для внутренней отделки церкви и изготовления иконостаса были наняты  мастера Нижнетагильского завода – художник-иконописец Яков Арефьев, резчик Дмитрий Шашкин и золотарь Никита Гущин.
          Мастерство  Якова Арефьева было достаточно известно на Урале.  В числе лучших учеников Нижнетагильской художественной школы Н.Демидова, он был отправлен для обучения в  Германию и Францию, Италию.  Работал в Риме.  По возвращении поступил в  Академию художеств, а после окончания, преподавал в Нижнетагильской и Выйской школах Нижне-Тагильского завода. Среди учеников Арефьева значится и Худояров – выдающийся мастер лаковой живописи.
           И вновь Горный  начальник  округа Н. Мамышев  докладывал  в Петербург:
            «Для вновь строящейся при Нижнетуринском заводе церкви, подряжены ныне Нижнетагильского завода жители: живописец Яков Арефьев, рещик Дмитрий Шашкин и золотарь Никита Гущин сделать иконостас, то есть вырезать, выкрасить, вылакировать, вызолотить и написать иконы по тем рисункам, какие им даны будут собственным  их коштом,  из собственного леса и всех материалов: красок, лаку и золота.  А также перевезти и поставить на место самим ценою за 3500 рублей выдачей в задаток четвертой  части с тем, чтобы работу начать ныне же и совсем кончить к июлю месяцу будущего 1823 года. В обещание же выполнить работы, представили от Нижнетагильской конторы и жителей одобрения.
               По неимению же необходимой суммы, Горный начальник вынужденным нашел внутреннюю отделку кончить  на счет заводской суммы с постановлением в долг на церковь.
               К сему убежден я был, так как Нижнетуринские жители должны были всегда духовные требы, как то венчание, приобщение святых тайн и особенно младенцев  исправлять за 30 верст в Туринском заводе, а для того отвлекается излишнее время, а иногда невозможность исполнения сих обрядов по бедности  жителей, а зимой по суровости погоды».

               Наконец, церковь  была  окончательно  достроена  в  1824  году. Многие детали наружного  декора так и остались, не  доделаны. Но и в таком виде, храм имел великолепный вид. Авторство Семена Дудина  угадывалось с одного взгляда.  Колокольня храма напоминала фасад главного корпуса Ижевского завода и на ней также предусматривались куранты.

Наружная  высота  храма  составляла  9  сажен  (около  20 метров),  а  высота  колокольни  12  сажен ( около  26  метров).
                 В  1847 году,  на  средства  прихожан в 2458 руб. 70¾ коп.,   храм  был  обнесен  оградой с  «чугунными  колонами и  железными  решетками».  А   на  следующий  год,  до  20 сажен (42.5 метра)  повышена  колокольня.
            Тогда же,  прихожане-нижнетуринцы  добровольно  обложили  себя  сбором  в  1%  с  рубля   и  за  два  года,  собрав  сумму  в  2885 руб. 70коп.,   в  1849 году  заказали  и  изготовили  богатый  иконостас. Старый  же  иконостас  стоял  в  алтаре  церкви,  на  горнем  месте  до  1857 года,  до  устроения  церкви  Михаило-Архангельской  Ново-Туринского села.  Так  как  жители  окрестных  деревень  Ванюшиной,  Вологиной  и  Корелиной,   являлись  до  1859 года  прихожанами  Трех-Святительской  церкви  и  тоже   собирали 1%  на  новый  иконостас,  то  заводским приходом     было  принято  совершенно  справедливое  решение  о  передаче  старого  иконостаса  в  Ново-Туринскую  церковь.  Там иконостас   был  установлен  и  сохранялся  вплоть  до  закрытия  этой церкви  в  1930 году.  
                  А  в  1866 году  нижнетуринцы  изготовили новый  иконостас  для  горнего  места  «своим  иждивением».
                  В этот же  период  прихожанином,  заводским  жителем  Гавриилом  Кузнецовым,  из  Одессы  была  привезена  и  отдана  в  дар  церкви    икона  Иверской  Божьей  Матери,  ставшая  особо  почитаемой  в  Нижне-Туринском  заводе  и  Верхотурском  уезде.
          Представители  управления  Пермской, а после  1885г.  и  Екатеринбургской  епархий,  при  посещении  заводского  селения,   единодушно  отмечают  внутреннее  благолепие,  богатое  убранство и  замечательную  роспись  Трех-Святительской  церкви.
           Благодаря сохранившимся документам, известны  многие жители  Нижне-Туринского  завода,  как  купцы и золотопромышленники, так и простые  крестьяне  и  мастеровые,   которые   вносили  большие  пожертвования  и  много  потрудились  для благоустройства  и  благолепия  церкви.  Одним  из  них  был  церковный  староста,  Калинин Феодор Степанович ,   который  «за пожертвование 105р. на  позлащение  риз  к  иконам  местного  храма,  определением   Святейшего  Синода  удостоен   благословления   18  марта  1881  года».  С введением нового Закона о золотопромышленности, Калинины были одним из первых крестьянских семейств, устремившихся в долины реки Ис.
               Чуть  позже,  сельский обыватель Нижне-Туринского  завода  Василиск Бахматов,  «за заведение резного на полимент  злащеного  киота» (125 руб.),   для  иконы  Покрова   Пресвятой Богородицы,  находящейся  в  Трех-Святительской  церкви,  также  был  удостоен благословления  Св.Синода.  
               А  в   1887  году,  «…Екатеринбургское Епархиальное Начальство  выражает  свою благодарность  Нижне-Туринскому  2-й  гильдии  купцу  Иакову  Николаевичу  Бурдакову,  за  устройство  им  деревянной  ограды   кругом  каменной  часовни, находящейся  в  Нижнее-Туринском  заводе,  стоящей  ему  150 руб.»
               В 1889 году, утвержденным  Его Преосвященством, постановлением  Консистории,  «Верхотурскому   2й гильдии  купцу Василию Николаевичу  Шаровьеву  за  пожертвование  на  украшение Трех-Святительского храма  Нижнее-Туринского завода 125-ти  рублей… изъявляется признательность Епархиального  начальства».  Как и  прочие  деньги,  собранные  в  этот  период  прихожанами,   средства   этого золотопромышленника-нижнетуринца  тогда  были потрачены на « добросовестное и художественное  производство работ  при  сей  церкви»,  выполненных известным  в  то  время  екатеринбургским  мастером   живописных  работ Василием  Ивановичем  Звездиным.
                В 1901  году  Иван Григорьевич  Шаравьев -  еще  один  представитель  этого  рода  верхотурских   купцов-золотопромышленников   -  не только обустраивал Нижнетуринскую церковь,  но  и  на свои  средства  произвел  ремонт Вознесенской  церкви  в  Екатеринбурге.  Эти  заслуги  были    отмечены  золотой  медалью  «За  усердие»  на  Станиславской ленте.
              Другой известный верхотурский купец, тесно связанный с Нижне-Туринским  заводом Василий Иванович Шайдуров,  благотворитель и почетный блюститель Екатеринбургского Епархиального училища с 1899 года,  «за  заслуги  по  духовному  ведомству  награжден  орденом  Станислава 2й  степени».
                
Крестьянин  завода Степан Логинов,  к  празднику Пасхи 1909 года,  был награжден императором, по представлению Святейшего Синода  серебряной  медалью «За усердие» на  Станиславской   ленте   (для ношения на шее)  за  труды по  устроению Нижнетуринской  церкви. Он более  трех  раз  избирался  на  трехлетие  на  должность  церковного  старосты местного  храма.
                Проживающий  в  заводском  селении,    верхотурский  купец  Евфимий  Евфимиевич  Буткин,   дядя  известного священника  Николая  Григорьевича Буткина,  также положил немало  трудов  для  благоустроения  церкви. Он являлся  церковным  старостой  с  1887  по  1893 год.
         В списке  благотворителей также нельзя не упомянуть  крестьянина  завода  Николая  Лядова,   крестьянина Ново-Туринского  села  Андрея  Ерофеева,  сельского  обывателя  завода  Петра  Кузнецова,  коллежского регистратора  и помощника главного  бухгалтера  Нижне-Туринского завода  Чистякова  Василия  Степановича.
          Среди  прихожан  Михаило-Архангелской церкви  Ново-Туринского села и церкви  Николаевского  исправительно-арестантского  отделения  имели награды  и знаки отличия  Глазунов П.  И.  и  Верещагин Г.И. – верхотурские  мещане и купец Колчин.
          По данным  1909 года общее количество земли составляло около 297 десятин.  А  в  1913 году  церковь  имела  25 десятин сенокосных угодий,  232 десятины пашенных земель и 4 десятины земли, числившейся «негодной»  -  в  16 верстах  от  церкви.
       Кроме этого в церковной собственности находился двухэтажный  деревянный дом, построенный  в  1892 году.   В  нем  располагались церковно-приходская  школа  на  56 мест  и  квартиры  для  причта. Настоятель  же  церкви,  как  правило, проживал  в  отдельном  собственном  доме,  либо  на  квартире.
              После  1913 года,  золотопромышленником  И.Г.Шаравьевым,  церкви  был подарен добротный  каменный дом  по  Нижнецерковной  улице (сохранился доныне)   под  церковно-приходскую  школу.    


                  В   период  с  1898  по 1900 год  Трех-Святительская  церковь  подверглась коренному  переустройству.  «Колокольня  церкви  была  сломана  и  отнесена  далее,  а  самый  храм,  через  пристройку  с  западной  стороны,  увеличился  почти  вдвое». Следует  заметить,  что  перестройка  церкви  проведена  исключительно  на  средства  прихожан и церковные  сборы. Но и  этой  меры  было  недостаточно.
В  лето  1901 года преосвященный  Ириней,  епископ  Екатеринбургский,  совершая осмотр  приходов  епархии, посетил Нижне-Туринский  завод.  Приходу  было  указано  на  расширение храма,  т.к.  в  праздничные  дни  на  службу  могло собираться  до 7000  прихожан, а  общее их  число 8589.
                 В  1903 году  в  церкви  вновь  были  проведены  строительные  работы, позволившие  несколько  увеличить  внутреннюю  площадь  церкви,  открыть  и   освятить новый  придел  в  честь Покрова  Пресвятой  Богородицы.
                 Таким   образом,  много  раз  перестраиваемый  храм,   к  1917 году,  мало  напоминал  «дудинскую»   Трех-Святительскую  церковь.  Но  все эти  архитектурные  изменения  были  вызваны  ростом,  более чем в два  раза,  населения  поселка  и  волости.  Подчеркивая  в  отчетах  и  путевых  заметках  красоту  внешнего  и  внутреннего   вида  церкви,  епархиальные  власти  отмечают,  что  в  Нижне-Туринском заводе  одной  церкви  уже  явно  недостаточно.
                  После  освящения  Новотуринской  церкви  в 1859 году,  с  приходом  около 1500 человек,  в  приходе  Трех-Святительской  церкви  в  1869 году,  кроме  заводского поселка   (5381 человек),  числилось  еще  семь деревень: Большая  и  Малая Именные,  Новый (Николаевский)   Завод,  Железянка,  Нижнетуринская  (Александровка),  Косая  и  Ёлкина  с общей численностью  1882 человек.   
                    К  1894 году число  прихожан   было  уже  7592 человек,  а  в  1913 году  составило  8529 человек,   включая  восемь  деревень:  Большую   и  Малую   Именные (1475 чел.),  Железянку (188 чел.),  Долгополовку (181 чел.),  Косую (154 чел.), Николаевский Завод (345 чел.),  Осиновку (230 чел.), Ёлкину (1205 чел.).
             
              С 1890-х годов, с развитием золотоплатиновых разработок по рекам Выя и Ис, приток населения в Нижне-Туринскую  волость постоянно увеличивался. Проблема выполнения духовных треб встала очень остро.
В это же время, Миссионерский комитет при Екатеринбургской епархии выступил с инициативой создания походной церкви, для воцерковления вогул, кочующих в северной части Верхотурского уезда. Миссионерский комитет настойчиво просил об этом епархиальное священноначалие, хотя численность вогул была небольшой 70-150 человек.
                   Наконец в начале 1897 года от Священного Синода был получен положительный ответ, о создании особого походного причта в составе священника и псаломщика, «для удовлетворения церковно-религиозных потребностей жителей северной части Верхотурского уезда Екатеринбургской епархии, проживающих в удаленных от приходских церквей селениях». То есть, получается, что работники  Исовских приисков полностью подпадали под эту категорию жителей.
                   Что же касается конкретно кочующих вогул, то было постановлено, включить в круг обязанностей причта совершение богослужений и треб среди вогул за особое вознаграждение от Миссионерского комитета.  Было также решено, что причт этот будет проживать в селении Турьинских рудников временно, пока не найдется более подходящего места. Походный храм ( собственно иконостас, престол и жертвенник) был изготовлен Миссионерским комитетом и сдан весной 1898 года походному священнику Петру Дмитриевичу Мамину, выпускнику Пермской семинарии, который был назначен священником походной церкви в июне 1897 года. Псаломщиком был определен Константин  Цветухин.
                   Но уже к концу 1898 года, на съезде депутатов духовенства Епархии выяснилось, что Казанско-Богородицкий походный храм  находится не на северных окраинах уезда, а на «богатых Нижнетуринских золотоплатинновых приисках», находящихся в ведомстве Нижне-Туринской Трехсвятительской церкви.
                  Позже священник П.Мамин объяснял, что вогульские жилища слишком малы для постановки Св. Престола и иконостаса и использовать храм в вогульских селениях нет никакой возможности.
               10 января 1900 года священник Петр Мамин был переведен в с. Шмаковское Ирбитского уезда, а затем был переведен от походной церкви и  К.Цветухин.  А при Нижне-Туринской церкви, с 19 января 1900 года открывается третье священническое место и место третьего псаломщика. Впоследствии, с открытием в 1908 году на Екатеринбургском прииске Зосимо-Савватиевской церкви, священник и псаломщик с третьего места были переведены туда.

               Вообще, до  1830 года  причт  Нижне-Туринской  церкви состоял  из  одного священника-настоятеля,  диакона,  двух  пономарей- псаломщиков. После  1830 года  по  штатам  горных  заводов,  высочайше утвержденным,  в  Трех-Святительской  церкви  состояло  два  священника -  настоятель  и  помощник  настоятеля,  диакон,  четыре  псаломщика.  Такой состав  причта  сохранялся  до  1877 года,  а  затем,  в  связи  с  сокращением  штатов,  в  церкви остается  два  священника  и  два  псаломщика.  Но с  1885 года  в штате разрешено  иметь  и  диакона.
             В  период  с  1877г.  по  1885г.  служившие  в  Трех-Святительской  церкви  диаконы  состояли  на  местах  псаломщиков или числились  сверхштатными.  Высшее  церковное  начальство, вероятно, относилось с пониманием  проблем  в  нижнетуринском  приходе  (большое количество прихожан, частая  вакансия  на  месте  второго  священника)     и  разрешало  служение сверхштатных  диаконов  и  псаломщиков  в  этот  период.
              Во  всех  остальных  церквях  округи  сохранялись одно  место  священника  и  одно  место  псаломщика.
              По части  первого  священника  Нижне-Туринского  завода  относились половина  прихожан   завода,  приходы  двух  деревень Именных (Больной и Малой)  и  деревеньки Железянки.  Кроме этого  за  настоятелем  оставалась  должность  заведующего церковно-приходской  школой.
              По части  второго  священника  относилась  также  половина  прихожан  завода, деревни  Новый Завод,  Осиновка,  Ёлкина,  Косая. Кроме  этого  за ним  было  место  преподавателя и законоучителя  в  земском  или  министерском  училище.
                   Наконец в начале 1897 года от Священного Синода был получен положительный ответ, о создании особого походного причта в составе священника и псаломщика, «для удовлетворения церковно-религиозных потребностей жителей северной части Верхотурского уезда Екатеринбургской епархии, проживающих в удаленных от приходских церквей селениях». То есть, получается, что работники  Исовских приисков полностью подпадали под эту категорию жителей.
                   Что же касается конкретно кочующих вогул, то было постановлено, включить в круг обязанностей причта совершение богослужений и треб среди вогул за особое вознаграждение от Миссионерского комитета.  Было также решено, что причт этот будет проживать в селении Турьинских рудников временно, пока не найдется более подходящего места. Походный храм ( собственно иконостас, престол и жертвенник) был изготовлен Миссионерским комитетом и сдан весной 1898 года походному священнику Петру Дмитриевичу Мамину, выпускнику Пермской семинарии, который был назначен священником походной церкви в июне 1897 года. Псаломщиком был определен Константин  Цветухин.
                   Но уже к концу 1898 года, на съезде депутатов духовенства Епархии выяснилось, что Казанско-Богородицкий походный храм  находится не на северных окраинах уезда, а на «богатых Нижнетуринских золотоплатинновых приисках», находящихся в ведомстве Нижне-Туринской Трехсвятительской церкви.
                  Позже священник П.Мамин объяснял, что вогульские жилища слишком малы для постановки Св. Престола и иконостаса и использовать храм в вогульских селениях нет никакой возможности.
               10 января 1900 года священник Петр Мамин был переведен в с. Шмаковское Ирбитского уезда, а затем был переведен от походной церкви и  К.Цветухин.  А при Нижне-Туринской церкви, с 19 января 1900 года открывается третье священническое место и место третьего псаломщика. Впоследствии, с открытием в 1908 году на Екатеринбургском прииске Зосимо-Савватиевской церкви, священник и псаломщик с третьего места были переведены туда.
               Вообще, до  1830 года  причт  Нижне-Туринской  церкви состоял  из  одного священника-настоятеля,  диакона,  двух  пономарей- псаломщиков. После  1830 года  по  штатам  горных  заводов,  высочайше утвержденным,  в  Трех-Святительской  церкви  состояло  два  священника -  настоятель  и  помощник  настоятеля,  диакон,  четыре  псаломщика.  Такой состав  причта  сохранялся  до  1877 года,  а  затем,  в  связи  с  сокращением  штатов,  в  церкви остается  два  священника  и  два  псаломщика.  Но с  1885 года  в штате разрешено  иметь  и  диакона.
             В  период  с  1877г.  по  1885г.  служившие  в  Трех-Святительской  церкви  диаконы  состояли  на  местах  псаломщиков или числились  сверхштатными.  Высшее  церковное  начальство, вероятно, относилось с пониманием  проблем  в  нижнетуринском  приходе  (большое количество прихожан, частая  вакансия  на  месте  второго  священника)     и  разрешало  служение сверхштатных  диаконов  и  псаломщиков  в  этот  период.
              Во  всех  остальных  церквях  округи  сохранялись одно  место  священника  и  одно  место  псаломщика.
              По части  первого  священника  Нижне-Туринского  завода  относились половина  прихожан   завода,  приходы  двух  деревень Именных (Больной и Малой)  и  деревеньки Железянки.  Кроме этого  за  настоятелем  оставалась  должность  заведующего церковно-приходской  школой.
              По части  второго  священника  относилась  также  половина  прихожан  завода, деревни  Новый Завод,  Осиновка,  Ёлкина,  Косая. Кроме  этого  за ним  было  место  преподавателя и законоучителя  в  земском  или  министерском  училище.
 По части третьего священника относилось многочисленное приисковое население волости.
       Диакон,  кроме исполнения своих  обязанностей,  являлся   законоучителем  церковно-приходской  школы  и  министерского училища,  земских  школ  в  деревнях.
              В 1908 году,  прихожане Трехсвятительской церкви – жители деревни Ёлкино, выступили с инициативой по постройке  Николаевской церкви в в деревне Ёлкино.  Тогда же,  для строительства  новой церкви,  в  Нижне-Туринском  заводе  был  образован  строительный  комитет  с  утверждением  председателя,  нижнетуринского крестьянина-золотопромышленника   Шатрова  Василия  Петровича  и  его помощника, тоже крестьянина -золотопромыщленника   Соколова  Филиппа  Семеновича.

             В 1913 году строительство было закончено, и на территории волости образовался еще один приход.
             Таким образом, только постройка и освящение церкви св. Савватия и Зосимы Соловецких ( прииск Екатеринбургский)  на  приисках  Анонимной  компании,  а  также  Свято-Николаевской  церкви  в  Ёлкиной ,  позволили  уменьшить  число прихожан  Трех-Святительской  церкви,  значительно «разгрузив»  церковь и  причт.      

В ведомстве  Трех-Святительской  церкви состояли  4 часовни:

            1. Часовня во имя  св.апостолов Петра и Павла, построена  на  пригорке,  у  заводского пруда и  Николаевского шоссе.  Бывшая  первоначально  деревянной,  еще до  1826 года,  часовня   в  1852 году,  по инициативе  управителя  завода  Александра  Васильевича Вагнера,   перестроена в  камне и   обнесена  оградой.   В  этом  виде  она  находилась  до  1918 г.  Строительство   произведено   целиком  за  счет «сбережения  заводских  сумм»,  экономии  материалов,  вероятно, средств от «вольной продажи»  железа  и  т. п.
              29 июня  ежегодно  к  часовне  совершались  крестный  ход  и  молебствие.
             2. Часовня  во  имя  св. бл. кн. Александра  Невского начата постройкой в 1884 году и окончательно построена  к  1888 году,  на  заводской  площади,  целиком  на  средства  прихожан  Нижне-Туринской  церкви  в  память  освобождения  крестьян  императором  Александром II.
              30 августа  к  ней  также совершался  крестный  ход.
             3. Георгиевская  часовня,  деревянная, построенная  в  1881 году  в  Б. Именной, на средства  жителей  деревни.
             4. Ильинская  часовня,  деревянная,  заложенная  в  1869 году  и  построенная  в  1872 году  в Ёлкиной, на  средства  жителей  деревни.
                  
   Кроме  этого,  на  месте  старой,  сгоревшей  Трех-Святительской церкви  был  установлен  (неизвестно когда)  каменный  столб  с  иконой  св. Георгия  Победоносца,  к  которому  ежегодно  23 апреля  также  совершался  крестный  ход  с  молебствием,  в  память  о  прекращении  падежа  скота  в  Нижней Туре,  случившемся  еще  в  конце 18  - начале  19 века.

  На Исовких золотоплатиновых приисках к 1909 году также имелось три часовни, относящихся к ведению церкви Екатеринбургского прииска  - Всехсвятская ( прииск Артельный), Троицкая (прииск Троицкий) и Вознесенская (прииск Вознесенский).

   Говоря  о  церквях Нижнетуринской волости, нельзя  не упомянуть и  о  домовой  церкви  Николаевского  исправительно-арестантского  отделения  (НИАО)  в  Новом Заводе.
                 Эта  домовая, однопрестольная  церковь  была  начата  постройкой  в  1892 году,  закончена  в  1893  и  освящена  по  благословлению Преосвященного  Симеона,  епископа Екатеринбургского  и  Ирбитского  во  имя  св. Николая   18 октября 1895 года  благочинным  округа  Порфирием  Славниным.
                 Церковь  располагалась внутри  здания  Главного  корпуса  отделения  и  представляла   собой  комнату,  которая  «во  внеслужебное  время  закрывается  складными  филёнчатыми  щитами  и  отделяется  барьером». Там  имелся  двухъярусный  деревянный  иконостас, окрашенный  в  коричневый  цвет.
                  Николаевская  церковь  содержалась  на  деньги  тюремного  ведомства в  300 руб.  в  год.  Земли и  других  зданий  не  имела. Доход  от  кружечного  сбора  составлял около  50 руб. Число прихожан в  среднем  колебалось  от 600 до 700  человек, среди  которых  100-150 тюремных служителей  и  членов  их  семейств, остальные -  арестанты  мужского  пола.
                    Казенное  жалование священника  НИАО составляло 750 руб.60 коп. в год,  с  предоставлением  казенной  квартиры  с  отоплением  и  освещением. Эта  цифра  превышает  более  чем  в  два  раза  жалование священников  Трех-Святительской  церкви, на  каждого  из  которых  приходилось  по  3000 -3500 прихожан   в  1909-1913гг.
              
                  Так  в 1885г. казенное жалование священника Нижне-Туринского завода  составляло 240 руб. в год. К этой сумме   доплачивалось на  «квартиру и прислугу»   230 руб. в год. Кроме этого,  «по  делам  учительским  и  законоучительским»   еще  полагалось  228 руб.  Диакон состоял на  жаловании «от общества»  всего в 180 руб. в год.
Псаломщики не получали ничего,  кроме провианта.

       А  с  1890х годов  и до 1918 года    священники  получали по 295 -300 руб. в год жалования, куда  входили  и  25 руб. на  прислугу,  и  90 руб. на  квартиру. Диакону «от общества» выплачивалось по 112 руб. и  от  казны 60 руб. Псаломщики также получали  60 руб.  казенного жалования  и вместо  провианта  на  себя  и  семью -  121 руб. То есть к  началу  20  века  казенное  содержание  священства  уменьшилось  почти  в  два  раза.
     В  то же  время  зарплата рабочего  завода  средней  квалификации  составляла  180 – 220 руб. А  в  целом,  заводское  и  крестьянское  население  богатело  стремительными  темпами.  Документы  свидетельствуют,  что  в  1900 г. в  Верхотурском  уезде  было  выдано  226 промысловых  свидетельств  (третье  место из 11 уездов по губернии, после Екатеринбургского   и  Пермского уездов ),  купеческих свидетельств  II  гильдии -  316  ( второе  место  в  губернии после Екатеринбургского  уезда),  приказчичьих  свидетельств – 747 ( третье место после  Пермского  и  Екатеринбургского уездов). Поэтому  неслучайно,  в    ведомостях  Нижне-Туринской  церкви указано  содержание  причта  церкви,  как  «посредственное»  или  «очень  посредственное».  А   некрологи,  публикуемые  в   «Екатеринбургских  Епархиальных  ведомостях»  часто  указывали о  семье  покойного священнослужителя – «без средств  к  существованию».
                   При  таком  положении,  исключение  в  нижнетуринской  округе (да  и  во  всей  Пермской  губернии)  составляла  лишь  Зосимо - Cавватиевская  церковь на  приисках  Платино-промышленной Анонимной  Компании,  где  к  казенному  жалованию  священника  в  295 руб. и  псаломщика  в 98 руб.,  управление приисков доплачивало целых  800 руб. и  400 руб. соответственно!
Возвращаясь  к  домовой  Николаевской  церкви, следует  отметить,  что,  несмотря  на  очень  привлекательные   условия  службы,  место  священника  отделения  часто на  длительный  срок  оставалось вакантным.  Вероятно,  духовно окормлять  преступников,  приводить к присяге, присутствовать при наказаниях  и казнях было совсем  не просто. Неслучайно, поэтому,  в  отделении  служили  священники (часто  из  заштатных) преклонного уже  возраста,  с  большим  духовным  опытом.              
                 
              Представители священства   церквей нижнетуринской  волости  принадлежали,  преимущественно,   к  старинным  священническим  родам  Пермской губернии.   Это Дерябины, Пономаревы, Ганимедовы, Будрины, Тетюевы, Бирюковы, Хлыновы, Поповы, Словцовы, Ашихмины, Славнины, Старцевы, Левицкие, Боголеповы, Колокольниковы.   
         Священство,  безусловно,  являлось самой культурной и образованной  частью  заводского и приискового населения,  главным  источником  и проводником  духовно-нравственного и культурного воспитания.  Именно в  этой  социальной  группе,  в  большинстве  своем,  была  рождена  и  воспитана  уральская  горнозаводская  интеллигенция.  Неслучайно,  из  среды  священников,  в  массе  своей,   вышли  учителя гимназий и народных школ,  врачи,  многие горные технические специалисты,  ученые.   
           
      Огромнейший  вклад  священства  в  дело  школьного образования  жителей  завода и    деревень  волости  трудно  переоценить. Народное  образование  являлось  одним  из  приоритетных  направлений  в  работе  приходских  священников.
           Регулярные  проверки  состояния церковно-приходских школ и преподавания  в  них  обязательных дисциплин, проводились  ежегодно  не только Епархиальным  наблюдателем.  
       Так, например,  Епископ Екатеринбургский  Ириней,  объезжая  приходы епархии,  в 1901 году побывал  и  в Нижне-Туринском  заводе.
         Выразив  неудовлетворение  уровнем  обучения  церковному пению  и  недопустимости обучения только мальчиков церковно-славянскому языку (девочки  языку  не  обучались),  Владыка, однако,  нашел отличной подготовку  школьников по  другим  предметам.  Проверяя списки учащихся  в  заводе,  Его Преосвященство заметил,  что на  триста  учеников-мальчиков  приходится  только  семьдесят  девочек.  Настоятелю  заводской  церкви  Александру  Андрианову  было указано  на слабую  просветительскую  работу  с  заводским  и крестьянским  населением  и  бездеятельность  по  привлечению в  начальные школы  девочек.
                   И  все же,  как  правило,  в  ежегодных отчетах о состоянии школ Верхотурского уезда,  Нижне-Туринская  школа отмечается как одна  из самых лучших  по   преподаванию  арифметики, грамматики  и чистописания. При церковно-приходской школе имелись  кружки  рукоделия,  некоторые  изделия  которых  шли  на  продажу.
Для детей  из особо  бедных  семей,  в  Нижне-Туринской   церковно-приходской школе   
( кстати, в одной  из  немногих, среди всех  школ  уезда),  стараниями заведующего, был  создан  запас  теплой  одежды,  для  посещения  занятий  в  зимнее  время.
                  В отчетах содержится  интересное замечание  о  школе: «Телесных  наказаний  не  применяется».


           
      Огромнейший  вклад  священства  в  дело  школьного образования  жителей  завода и    деревень  волости  трудно  переоценить. Народное  образование  являлось  одним  из  приоритетных  направлений  в  работе  приходских  священников.
           Регулярные  проверки  состояния церковно-приходских школ и преподавания  в  них  обязательных дисциплин, проводились  ежегодно  не только Епархиальным  наблюдателем.  
       Так, например,  Епископ Екатеринбургский  Ириней,  объезжая  приходы епархии,  в 1901 году побывал  и  в Нижне-Туринском  заводе.
         Выразив  неудовлетворение  уровнем  обучения  церковному пению  и  недопустимости обучения только мальчиков церковно-славянскому языку (девочки  языку  не  обучались),  Владыка, однако,  нашел отличной подготовку  школьников по  другим  предметам.  Проверяя списки учащихся  в  заводе,  Его Преосвященство заметил,  что на  триста  учеников-мальчиков  приходится  только  семьдесят  девочек.  Настоятелю  заводской  церкви  Александру  Андрианову  было указано  на слабую  просветительскую  работу  с  заводским  и крестьянским  населением  и  бездеятельность  по  привлечению в  начальные школы  девочек.
                   И  все же,  как  правило,  в  ежегодных отчетах о состоянии школ Верхотурского уезда,  Нижне-Туринская  школа отмечается как одна  из самых лучших  по   преподаванию  арифметики, грамматики  и чистописания. При церковно-приходской школе имелись  кружки  рукоделия,  некоторые  изделия  которых  шли  на  продажу.
Для детей  из особо  бедных  семей,  в  Нижне-Туринской   церковно-приходской школе   
( кстати, в одной  из  немногих, среди всех  школ  уезда),  стараниями заведующего, был  создан  запас  теплой  одежды,  для  посещения  занятий  в  зимнее  время.
                  В отчетах содержится  интересное замечание  о  школе: «Телесных  наказаний  не  применяется».



                 Многие местные священники заслужили знаки отличия и  награды, находясь в  должности  преподавателей  и законоучителей.
                  Это помощник настоятеля  нижнетуринской церкви Иван Колокольников, неоднократный  участник училищных  съездов в Екатеринбурге.   Это  настоятель Трехсвятительской церкви Павел Будрин, находясь в должности «по делам  учительским» почти 50 лет,  отмечен многочисленными   наградами, как по духовному,  так  и  по  гражданскому  ведомству.
                  Внесли вклад в дело  образования священники Михаил  Попов, Семен  Боголепов,  Иван Пономарев (преподаватель и законоучитель)  в  Новом  заводе. Священник-настоятель  Трехсвятительской  церкви  Иван Тетюев,  в  церковном  доме,  расширил класс церковно-приходской  школы за  счет  своей,  смежной  с  классом,  квартиры.
                  Многочисленные церковные  и  гражданские  награды за  учительскую деятельность в Нижнетуринской  волости имели священники,   Георгий и Павел Воецкие,  Александр  Андрианов,   Николай  Хлынов,  Николай Замахаев.
                   Отмечены заслуги в области образования и у  диаконов Николая  Удинцева,  Леонида Славнина,  Виктора  Кушкина,  Александра  Старцева. Награжден  серебряной  медалью  «За  усердие», за  преподавание  в заводском  училище диакон Павел  Плетнев.
                   Нельзя  не упомянуть и выпускника Пермской  духовной  семинарии,  учителя  Нижнетуринского  училища   Михаила  Аркадьевича Топоркова. Выпускник той  же  семинарии,  Кронид  Конев,  оставил  место  псаломщика   и  в  течение   восьми  лет  преподавал  в  Нижнетуринском  училище,  отказавшись от  предоставленного  места  священника-настоятеля  в  одной  из  церквей  Епархии. ( В  1930г   К.Конев  осужден  на  5 лет концлагерей, а  в 1938 году  еще  на  10 лет ИТЛ, пропав  в  лагерях  без  вести).
               
                  Священниками  завода,  во внеслужебное  время  проводились  беседы  по  просвещению населения  в  вопросах  оказания первой помощи при травмах, использования  лечебных  народных  средств при   инфекционных  заболеваниях  и  для профилактики  эпидемий.
                  Также  отмечено,  что учрежденные  лекции  по  древней  Священной  истории (лекторы Г.Воецкий и Л.Славнин),  читаемые  в Нижне-Туринском  заводе собирают 150-250  жителей волости.

                  Исключение  составляют  лишь семейство тобольских  священников  Замахаевых,  а  также   священников  Воецких,  известных  в  Казанской  и  Вятской  губерниях  еще  с  начала  19  века.  В  1917 году на вакансию  священника при Николаевской  церкви  арестантского  отделения  был переведен священник, выходец из Подольской  епархии, Иоиль Гудзовский, отец священномученика  диакона Нестора Гудзовского.

                Семейства  священников имеют многочисленные  родственные  связи, зачастую,  через  несколько  поколений: Будрины –  Любомудровы - Левицкие – Поповы – Андриановы,  Старцевы – Карпинские, Топорковы – Боголеповы -  Пономаревы, Ашихмины – Шамонины.   



                Миссионерская  работа  являлась также одной  из важнейших  сторон  деятельности  причтов   церквей.
                В середине 19 века, служителем  Баранчинского  завода  капитаном  И.Ильиным, превосходно образованным   человеком,  были  выдуманы  постулаты нового  религиозного  учения.    Ильин и его последователи создали  общество  «Десное  братство»,  которое  затем  превратилось в секту.  В  Нижнетуринском  заводе нашлись  приверженцы  нового  учения, личные  близкие  друзья  Ильина  -  нижнетуринский  лесничий, подпоручик  Лалетин, канцелярский  служитель Будрин,  статский советник  Протопопов.  Распространению  ереси   по  Туринским  и  Баранчинским  заводам,  о  чем  с  тревогой  сообщал  в  Епархию  кушвинский  благочинный  Матвей  Суворов,  способствовал  авторитет  лидеров  секты  среди  заводского  населения. Так,  например, Капитон Александрович  Протопопов,  был  одним  из  руководителей рабочих  в  деле  создания  знаменитой  Нижнетуринской  механической  артели  и  выработки  её  Устава.
       Интересно заметить,  что он происходил из старинного рода священнослужителей, и  закончил  курс Пермской  семинарии  в один год с Павлом  Михайловичем  Будриным, - настоятелем  Трех-Святительской  церкви с 1844 года.
       Судебные процессы, ссылка и  каторга,   к 1880-м  годам  внешне  уничтожили  секту,  но  Туринские  заводы вплоть до революции  оставались  в  этом  отношении  потенциально опасными, оставаясь  под  строгим  наблюдением  епархиальных  властей.
       Кроме этого, среди  населения   завода,  в конце 19 – начале 20 вв.,  ежегодно  фиксируется  5  -12  семей раскольников  поморского толка.
                  
      Обращение в  православие  раскольников  упоминают   «Екатеринбургские Епархиальные  ведомости» и метрические книги Трех-Святительской  церкви,  называя  имена  нижнетуринских  священников-миссионеров  Александра Андрианова, Николая  Хлынова,  Георгия  Левицкого, Леонида  Юшкова.  
       За успехи в  этом  направлении священник  Александр  Андрианов  назначен  духовным  следователем округа.
     Но особенные миссионерские  способности  проявил  Н.Хлынов. Вероятно,  именно поэтому,  священник  Нижнетуринского  завода Н.Хлынов  в  1897г.  переводится  настоятелем  церкви села   Никито-Ивдельское -  крайнего  форпоста  Православия  на  севере   Урала.  Оттуда  миссионер Н.Хлынов  многократно  выезжал  в  стойбища  кочующих  вогул, в  верховья  рек  Сосьвы  и  Лозьвы,   крестя  и  обращая  в  православие  представителей  северных  племен. За  свои  труды  Николай  Хлынов  назначен  благочинным  округа.

          Большой  социальной  проблемой  в  Верхотурском  уезде (Нижне-Туринский  и  Надеждинский  завод)  являлось  пьянство. Расход  на  вино с  1895 по 1910 годы  увеличился  в 2 раза и достиг  20 млн. рублей, при бюджете всех земств в 9,8 млн. руб. Расход на водку в Нижнетуринской  волости составил 40 руб. 30 коп.  на  человека,  при  бюджете  земских  расходов  на  человека  в  2 руб. 46 коп.
         В  связи с этим,  священниками  вводятся  в  постоянную  практику   лекции,  беседы,  проповеди о  вреде  и  пагубности  пьянства.  А  в  1913 году,  по  инициативе священников А.Андрианова  и  П. Воецкого  в  Нижней  Туре  зарегистрировано Общество трезвости.

        В состав  причтов  церквей  Нижне-Туринской  волости,  в  разные  периоды,  входило  достаточно  много ярких и  известных  представителей  священства  Пермской и  Екатеринбургской епархий.
                                
      Первым известным священником заводской церкви был  Феодор Демидович Дерябин. Он  был переведен настоятелем к церкви Нижнетуринского завода в 1781 году и служил в ней до самой смерти в 1793 году.  Один из сыновей священника  - Петр, служил дьячком при этой же церкви а затем диаконом.   Другой сын Иван служил  диаконом при Кушвинском заводе.

       Младший сын нижнетуринского священника Андрей,   закончив обучение в Тобольской семинарии, в 1787 году «выбыл по желанию своему… в светскую команду», став самым выдающимся горным деятелем России  первой половины 19 века, -  автором «Горного уложения» вошедшего в Свод законов Российской империи, Горным начальником Гороблагодатских, Камских, Богословских и Пермских заводов, а также Дедюхинских соляных копей, основателем Ижевского оружейного завода, Директором департамента Горных и Соляных дел и Директором Горного института.
   Более 30 лет настоятелем Трехсвятительской церкви с 1794 года  являлся двадцативосьмилетний Алексей Иванович Белоусов, сын священника Верхне-Туринского завода. Долгое время он являлся благочинным округа.  Документы отмечают, что имел он крепкое хозяйство, был «искусен» в рыбной ловле.
             Помощник настоятеля  Трех-Святительской церкви  Иван Алексеевич Ганимедов,  был епархиальным наблюдателем за  строительством церквей в Гороблагодатском  округе. После постройки Михаило-Архангельской  церкви  в Новой Туре, Иван Ганимедов переводится  туда  настоятелем,  в мае  1858 года.
               
      Диакон  Трех-Святительской  церкви  Никандр  Федорович  Боголепов, представитель старинного  священнического рода, прослужил в Нижней Туре более 30 лет.  
             В 1845 году  в  Нижне-Туринском  заводе  в  семье  Боголеповых  родился  сын Симеон.  Окончив  курс Пермской  семинарии, Симеон  Никандрович   получает  назначение   в  священники   Градо-Соликамской  Воскресенской  церкви. Именно там,   в  Соликамске, большое  влияние  на  молодого  выпускника  семинарии  в становлении  его  как  священника,   оказал  родной  дядя, -  Михаил  Федорович  Боголепов,  протоиерей  Соликамского собора, кандидат Казанской духовной  академии, смотритель и  преподаватель  Соликамского духовного  училища. В Соликамске  С. Боголепов  был законоучителем  Уездного Городского училища  и  Соликамского  приходского училища,  членом  правления  духовного училища  и  там  же  учителем  церковного  пения.
             В 1875 году,  в  связи  с  ухудшением  здоровья  отца,  С.  Боголепов,  по прошению  переводится  на  родину,  в  Нижне-Туринский  завод  вторым  священником,  получая  должность помощника  благочинного  церковного  округа и  законоучителя в  земской  народной  школе.  В  этот  период  С. Боголепов, неоднократно является  депутатом  Епархиального училищного  съезда в  Екатеринбурге.
             В 1882 году  о.Симеон назначен  настоятелем  Знаменской  церкви Верхне-Тагильского завода,  совмещая  должности  законоучителя  местной  школы и  благочинного 3-го округа  Екатеринбургского уезда.  В  1895 году,  ко  Дню  рождения,  С. Боголепов награждается  саном  протоиерея.  А  за  13 лет службы в Знаменской  церкви,  протоиерей  Боголепов,  за  училищную  деятельность  пять  раз  получал  благодарность  Екатеринбургского уездного Земского  Собрания  и  Попечителя  учебного  округа. Был  избираем  духовенством  духовником и несколько раз депутатом  на Епархиальные съезды. Пятьдесят пять раскольников  обращены  им  в  Православие.
          По  духовному  ведомству  награжден  набедренником,  бархатной  фиолетовой  скуфьей, камилавкой,  наперсным  крестом.
       Современники  отмечают,  что как  пастырь, Симеон  Боголепов  был «всем  вся»  и  имел  образцовый  порядок  в  служебных  делах.  Кроме этого, прекрасное пение  самого настоятеля  на  службах,  привлекало  в Знаменскую  церковь  большое  количество прихожан.
     28  октября  1895 года,  во  время  поездки  по  освящению  церкви в  селе Шайдуриха,  о.Симеон заболел и  скоропостижно  умер в  Нижнетагильской  больнице  02 ноября.  Отпетие  совершали восемь священников  и  пять диаконов  во Входо-Иерусалимской  церкви Н.Тагила.  Однако рабочие  и  служащие В.Тагильского завода,  во  главе  со  своим  управляющим,  добились у  Губернатора  разрешения  на  перевозку  в  В.Тагил тела  любимого батюшки,  для  погребения  его при Знаменской церкви. Все  расходы  по  перевозке рабочие и  служащие  завода  приняли  на  свой  счет.
Цинковый  гроб,  в  сопровождении  семи  священников и  двух  диаконов,  поездом прибыл  в  Невьянский  завод. А оттуда  тело  благочинного  на  катафалке  было  доставлено   в  Знаменскую  церковь  В.Тагила  6-го  ноября.  Здесь,  по  просьбе управителя  и  прихожан   тело не было  погребено  и  7-го ноября:  народ  шел  прощаться  со  своим  пастырем  с  утра  и  до  ночи. И только  на  следующий  день,  при огромном  стечении  народа, тело умершего было предано  земле  при Знаменской церкви  Верхне-Тагильского  завода.

        О  настоятеле Трех-Святительской  церкви,  Павле  Михайловиче Будрине  много   известно. Посмертный  некролог,  замечательно  написанный  А. Андриановым,  показывает   священника,  полностью  посвятившего   48  лет  своей  жизни  Трех-Святительской  церкви  и  её  приходу -  жителям  Нижне-Туринского  завода и окрестным селениям.   Кроме этого Павел  Будрин  43  года являлся учителем  и  заведующим в Нижнетуринском  министерском училище, сам писал иконы.   Имел многочисленные  награды  по  духовному  и  гражданскому  ведомствам.  Погребен  напротив  алтаря  Трех-Святительской  церкви.


      В 1887 – 1888  годах    священником   Новотуринской церкви  был  Иаков  Шестаков – учитель, краевед, писатель, издатель. Им   организована комиссия по переводу книг на коми-пермяцкий язык:  богослужебной, учебной и художественной литературы.
В начале 1900-х годов он организовал издательство «Кама».  Издавал отец Иаков книги по истории и краеведению Пермской, Екатеринбургской, Вятской епархий, публиковал материалы по истории местных церквей и монастырей в виде путеводителей, справочников и адрес-календарей.  

     Им  издана на коми-пермяцком языке азбука, Литургия Иоанна Златоуста, Закон Божий,  многие  очерки на религиозные, краеведческие, санитарно-гигиенические темы. Священник также писал статьи для  журналов, собирал фольклор Прикамья, под псевдонимом «Яков Камасинский» опубликовал этнографические очерки «Около Камы».
       В начале ХХ века   он впервые обратил внимание общественности на проблему сохранения культурного наследия Прикамья и памятников церковной старины.                                      
           В декабре 1918 года,  во  время  «красного террора»  в  Оханском  уезде,  священник был  схвачен  красноармейцами  и  в 10 верстах от села Хохловка  расстрелян  и добит  штыками. Канонизирован РПЦ.

 В 1903 году,  священником церкви Николаевского исправительно-арестантского отделения  служил  Георгий  Игнатьевич  Левитский.
              Отец Георгия  -  Игнатий  Левицкий,  протоиерей Екатерининского собора Екатеринбурга,  занимал  должность Председателя училищного совета епархиального  училища с 1880 года.

             После  окончания Пермской  духовной  семинарии в 1870 году, Георгий  Левицкий поступает в Санкт-Петербургскую духовную академию и  в  1876  году  заканчивает  ее,  получая  место помощника смотрителя  Пермского  духовного  училища с  преподаванием  Священной  истории.
            Г. И. Левитский был женат на родной сестре будущего изобретателя радио А. С. Попова  Марии.  В  период  учебы в духовном  училище с 1871 по 1873 годы,  Александр  Попов  долгое  время  проживал  в  доме  Левицких ( Дом  Радио в Екатеринбурге).
           После смерти жены Г. И. Левитский служит флотским священником на кораблях Дальневосточного флота. Во время кругосветного путешествия в 1894-1896 годах   Георгий  Игнатьевич собрал большую коллекцию  уникальных  предметов быта, культуры  и искусства  Японии и Китая.   Восточная  коллекция  Левитского была завещана  Уральскому обществу любителей естествознания, членом  которого  он  был.   В настоящее время коллекция хранится и экспонируется в   краеведческом музее Екатеринбурга.
              А  после  смерти  Г. И. Левитского  в  1908 году,  в Екатеринбургском  духовном  училище учреждена стипендия  имени Г.Левицкого,  по   завещанию  священника.
    Интересно также отметить,  что в Николаевской  церкви с 1910 по 1915 годы, служил  священник  Александр  Михеевич  Первушин, родной  брат   священника-математика Ивана Первушина, -  ученого,  открывшего наибольшее простое число, известное в математике  как  «первушинское».   И.Первушин  за  свои достижения  в математике был избран членом-корреспондентом  Петербургской, Неаполитанской и Парижской академий наук.
         
           Единственным священником, за всю короткую историю приисковой церкви св. Савватия и Зосимы Соловецких, на Исовских приисках  был Александр Матвеевич Ашихмин.
            Сын священника, уроженец Осинского уезда села Аннинское, после второго курса Пермской семинарии, он  был определен старшим псаломщиком Николаевской церкви Нижне-Салдинского завода. Затем служил в Сысертском заводе. С октября 1889 года, безвозмездно состоял учителем пения Кашинской церковно-приходской школы. Определением Екатеринбургского епархиального Училищного Совета от 22 февраля 1890 года допущен к учительской должности по всем предметам в Кашинской церковно-приходской школе, которую и исполнял безвозмездно до 20.11.1890. С 1891г. – диакон, а затем священник Покровской церкви Ивановского села. В 1907 году был перемещен от Нижне-Тагильской Александро-Невской церкви  в священники церкви Нижне-Туринского завода, а через год – к вновь открывшейся церкви на Екатеринбургском прииске.
          
     Сын священника Сергей, также  окончил школу псаломщиков и духовную семинарию. В 1911-1913гг. работал учителем, а с 1913  до 1931года служил в храмах Екатеринбургской (затем Свердловской) епархии.
      В 1932-1936 был фотографом (Свердловская обл.). В 1936 переехал в Челябинск.
     В августе 1941 был назначен священником в Симеоновскую церковь Челябинска, на то время единственный действующий храм области.
     В годы Великой Отечественной войны эта церковь стала центром патриотической работы православного духовенства и верующих Челябинской области.  До октября 1944 (т.е. времени открытия других церквей в области) община Симеоновского храма сдала в Фонд обороны 80 тыс. руб., ее члены приобрели облигаций денежно-вещевой лотереи на сумму 100 тыс. руб.
   За свою патриотическую (проповедническую и организаторскую) деятельность С.А.Ашихмин получил две благодарности за подписью И.В.Сталина и был представлен к медали "За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.".
В ноябре 1945 настоятель Симеоновского храма протоиерей Ашихмин возглавил Челябинское епархиальное управление. К этому времени действовало уже 13 храмов и молитвенных домов.
                 В 1947 управляющий Челябинской епархией епископ Ювеналий в целях укрепления приходов назначил С.А.Ашихмина настоятелем Дмитровского храма в Магнитогорске.
                  Дочь Александра Матвеевича, Лариса стала  учительницей в 1908 году школы в Новом Заводе, вышла замуж за Федора Ивановича Шамонина, ставшего впоследствии священником церкви в Ёлкино.  Старожилы Нижней Туры вспоминали  её еще и как замечательную музыкантшу-пианистку.
                 А дочь Шамониных, внучка Александра Матвеевича, Маргарита -  ветеран Великой отечественной войны, стала заслуженным работником здравоохранения Нижней Туры.

             Более  двадцати  лет,  с   Нижнетуринским заводом,  была  связана  семья  священнослужителей  Воецких.

                В марте 1892 года, в Екатеринбургскую епархию из Вятской, переводится  священник Петр Александрович  Воецкий,  к  церкви  села  Кисловское  Екатеринбургского уезда.
             Старший  сын Петра Александровича, Николай -  постоянный член Нижне-Тагильского отделения Екатеринбургского Епархиального училищного Совета,  который является  одновременно  священником  Александро-Невской церкви Н.Тагила  и  законоучителем.  Имел многочисленные награды  за  преподавательскую деятельность в школах  и реальном  училище Нижнетагильского завода.
                
               Выпускник Вятской семинарии Георгий Петрович Воецкий служит в Екатеринбургской  епархии с 1889 года. И уже с третьего  года служения, пользуется  огромным   авторитетом  в  епархии  и занимает постоянно  место делопроизводителя  Съезда  депутатов от духовенства Епархии.  Является духовным  следователем по 6му Екатеринбургскому округу.  В 1898 году  назначается  вторым  священником  в  Нижне-Туринский  завод, уже  имея  многие  награды. Опытный миссионер, талантливый  проповедник, заслуженный  учитель.
                Однако   в  1909 году Г. Воецкий был «отправлен на покаяние в монастырь»,  за  «демонстративный  отка»   присутствовать  при  казни  одного из террористов,  входивших  в  группу  А. Лбова.
                
               Выпускник Вятской семинарии Георгий Петрович Воецкий служит в Екатеринбургской  епархии с 1889 года. И уже с третьего  года служения, пользуется  огромным   авторитетом  в  епархии  и занимает постоянно  место делопроизводителя  Съезда  депутатов от духовенства Епархии.  Является духовным  следователем по 6му Екатеринбургскому округу.  В 1898 году  назначается  вторым  священником  в  Нижне-Туринский  завод, уже  имея  многие  награды. Опытный миссионер, талантливый  проповедник, заслуженный  учитель.
                Однако   в  1909 году Г. Воецкий был «отправлен на покаяние в монастырь»,  за  «демонстративный  отка»   присутствовать  при  казни  одного из террористов,  входивших  в  группу  А. Лбова.

               «Лесные братья» Лбова ( этакие Робин Гуды,  прославденные  А.Гайдаром  в своем  произведении),  держали  в  страхе  многие  заводы и  прииски  Пермской губернии  в  течении  трех  лет. Поэтому  власти  были  заинтересованы  как можно  быстрее  привести  в  исполнение  приговор  разбойникам,  осужденным  и  находящимся  под  стражей  в  Николаевском  отделении.
           Екатеринбургские и даже столичные газеты писали о «деле о. Воецкого».
          Днем 19 августа,  накануне  казни  преступников,  на  квартиру к  Воецким  прибыл  стражник,  с  требованием прибыть  в  7 часов  вечера в  арестантское отделение,  «для  привода  к  присяге».  Батюшки не  было  дома  в  это  время -  он уехал  в  дальнее  селение  с  требой,  откуда  вернулся  только  спустя  девять дней. Однако  в  этот  же  день,   в  полночь 20  августа,  за  о. Георгием  явился  исправник с  отрядом  стражников. Перепуганная  матушка  и  больной, престарелый отец священника,  Петр  Александрович ( проживал  к  этому  времени с сыном,  в  Нижне-Туринском  заводе) показывали  все  закоулки  квартиры,  доказывая,  что о.Георгий  в  отъезде.
          По возвращении о.Георгия,  к  нему  вновь  явился  околоточный, вручив под расписку  требование  прибыть  в  тюрьму,  для  напутствия, одного  из  преступников,  некого Н.Барышникова.
         Г. Воецкий  отказался,  сославшись  на  болезнь,  предоставив  удостоверение  от  врача. Он  также  послал  телеграмму  преосвященному  Владимиру с  просьбой,  по  болезни, освободить  его от этой  тяжелой  обязанности. Глава  епархии  просьбу  его  уважил и для  присутствования  при  казни  был  направлен  священник  из  Новотуринского  села.
       Такова газетная версия. Епархиальное же  расследование показало, что о.Георгий никуда не отлучался, не был болен, а просто прятался на сеновале.
              Какими  мотивами  был  вызван поступок  о.Воецкого  останется  тайной. Тем  не  менее   факту  был  придан  политический  оттенок,  и  один из  заслуженных  священников  округа  был  отправлен «на покаяние в монастырь», а затем вынужден был перевестись в Омскую епархию.
           Екатеринбургские и даже столичные газеты писали о «деле о. Воецкого».
          Днем 19 августа,  накануне  казни  преступников,  на  квартиру к  Воецким  прибыл  стражник,  с  требованием прибыть  в  7 часов  вечера в  арестантское отделение,  «для  привода  к  присяге».  Батюшки не  было  дома  в  это  время -  он уехал  в  дальнее  селение  с  требой,  откуда  вернулся  только  спустя  девять дней. Однако  в  этот  же  день,   в  полночь 20  августа,  за  о. Георгием  явился  исправник с  отрядом  стражников. Перепуганная  матушка  и  больной, престарелый отец священника,  Петр  Александрович ( проживал  к  этому  времени с сыном,  в  Нижне-Туринском  заводе) показывали  все  закоулки  квартиры,  доказывая,  что о.Георгий  в  отъезде.
          По возвращении о.Георгия,  к  нему  вновь  явился  околоточный, вручив под расписку  требование  прибыть  в  тюрьму,  для  напутствия, одного  из  преступников,  некого Н.Барышникова.
         Г. Воецкий  отказался,  сославшись  на  болезнь,  предоставив  удостоверение  от  врача. Он  также  послал  телеграмму  преосвященному  Владимиру с  просьбой,  по  болезни, освободить  его от этой  тяжелой  обязанности. Глава  епархии  просьбу  его  уважил и для  присутствования  при  казни  был  направлен  священник  из  Новотуринского  села.
       Такова газетная версия. Епархиальное же  расследование показало, что о.Георгий никуда не отлучался, не был болен, а просто прятался на сеновале.
              Какими  мотивами  был  вызван поступок  о.Воецкого  останется  тайной. Тем  не  менее   факту  был  придан  политический  оттенок,  и  один из  заслуженных  священников  округа  был  отправлен «на покаяние в монастырь», а затем вынужден был перевестись в Омскую епархию.

             В январе 1910 года, к  Трех-Святительской  церкви определен младший  брат Георгия  -  Павел Петрович Воецкий,  настоятель церкви  села  Коневского Екатеринбургского  уезда, духовный  следователь 6-го благочинного  округа.
Студент Уфимской семинарии с 1898 года, Павел Воецкий начинает  службу  в  Екатеринбургской  епархии псаломщиком церкви  Алапаевского  завода.
Перед  переводом  в  Нижне-Туринский  завод,  Павел Воецкий  уже  имеет  многие  награды  как  учитель  и  пастырь. Перед  революцией  награжден  орденом  св. Анны.  Занимает  должность законоучителя министерского  училища Нижне-Туринского  завода.
               В 1910 году, умер в заводе  и  погребен при  Трех-Святительской церкви отец братьев- священников  -  заштатный  священник  Введенской  церкви Нижнего  Тагила  Петр Александрович Воецкий. Погребение совершали шесть священников ( среди них Павел, Николай и еще один сын Петра Воецкого, священник Саткинского завода Иоанн Воецкий) с диаконом,  двумя  псаломщиками и  иеромонахом Верхотурского монастыря Аверкием.

                С 1918  по 1923 годы о.Павел Воецкий является  благочинным церквей  Кушвинского  округа, настоятелем  Кушвинского  собора. С 1923  года,  настоятель Входо-Иерусалимского кафедрального  собора  Нижнего  Тагила, протоиерей.            
         Сподвижник  епископа  Льва (Черепанова), Павел Воецкий неоднократно подвергался  репрессиям. С 1926 года  последователь архиепископа  Григория (Яцковского), он являлся священником  Александро-Невской (Лузинской)  церкви г.Свердловска.  После 1929 года вышел за  штат. Умер 27 января 1931 года от туберкулеза легких.

     
                Младший  брат  из семейства  Воецких,   Рафаил  Петрович начал  службу  псаломщиком  при Арамильской церкви и  Градо-Екатеринбургском Екатерининском  соборе в 1904 году.
                 Осенью 1904г. Рафаил по прошению увольняется от службы и подает документы на поступление в, недавно открытый Восточный институт (г.Владивосток). Но прибыть туда так и не смог, вероятно, в связи с военными событиями.
               В 1906г. Рафаил Петрович определен по ведомству Военного Протопресвитера священником Николаевского крепостного полка. (Николаевск-на-Амуре). В 1909г. награжден скуфьей.
                 В 1910г. назначен полковым священником, дислоцированного в Николаевске-на Амуре, 40-го Сибирского стрелкового полка при походной церкви в честь Покрова Пресвятой Богородицы. ( находилась в самом Николаевске, в отдельном каменном здании вместимостью до 300 чел.). К этой же походной церкви была приписана и церковь крепостной артиллерии - на мысе Чныррах.
В 1913г. о.Рафаил награжден камилавкой.
В 1913г. о.Рафаил награжден камилавкой.


С 1915г. 40-й Сибирский полк в боевых действиях. 26.03.1916г. полковой священник Рафаил Воецкий награжден орденом Св. Анны 2й ст.
                В годы Мировой войны,  в качестве награды для  священников,  проявивших  героизм  и  мужество  на  поле  брани,  был  учрежден золотой наперсный крест на Георгиевской  ленте.  Именно такой  крест получил отважный  полковой  священник 40-го Сибирского стрелкового  полка  Рафаил Воецкий (  награжденных  этой наградой  за  войну всего около  250 священников ) 01.06.1916г.
В 1917г. о.Рафаил Воецкий находится при штабе полка в Николаевске-на-Амуре.
               В  1920 году «лихими  эскадронами приамурских  партизан»   Якова  Тряпицына и  Нины  Лебедевой  занят  Николаевск-на-Амуре.  Город был выжжен до основания. Из шестисот человек находящихся в  городской Николаевской  тюрьме, главным  образом интеллигентов, -  врачей, служащих, младших  офицеров, учителей – чудом  осталось в  живых  6  человек. Даже  боевые  офицеры сходили  с  ума  от  пыток.
              Один  из оставшихся  в  живых,  Емельянов Константин  Иванович  вспоминает: «Мучения всех заключённых были ужасны, но и среди этих страданий были выдающиеся по способам их причинения и их многократности. Сами мучители сознавали, что этим лицам пришлось вытерпеть всё, что только могла придумать разнузданная чернь, получившая право жизни всех граждан в свои руки.
Про полкового священника о. Рафаила Воецкого рассказывали, что он держался с необыкновенным достоинством, поражавшим даже мучителей. Сами красноармейцы утверждали, что у него во время мучений не могли добиться крика или стона, и только при потере сознания они вырывались из него. Когда страдания достигали у него наивысшей степени, он просил пить, в чём ему, как говорили красноармейцы, не отказывали. Про священника о. Рафаила Воецкого передавали, что он товарищам по камере дал последнее напутствие, сам же молился за всех своих мучителей. Личность и поведение священника Воецкого произвели большое впечатление даже на партизан-китайцев. Они передавали многим из жителей Николаевска, что во время его смерти голова его была окружена сиянием».
                   
               Последний  настоятель церкви  Нижне-Туринского  завода,  Александр Иванович  Андрианов,  родился  в  1858  году.  После  окончания  Пермской  семинарии  служит  преподавателем   народных  училищ  и  школ  Пермской  губернии,  том  числе  с 1886  заведующим  Нижнетуринского  училища,  занимая  эту  должность до конца  1893 года.  
               6 января 1894 года  «новопоставленный»  диакон  А.Андрианов  рукоположен  во  священники  Трех-Святительской  церкви  на  место  помощника  настоятеля.
А  с  1896 года  назначен  настоятелем  Трех-Святительской  церкви,  в  должности  которого  и  состоял около 22 лет,  вплоть  до своего   ареста  большевиками в  ноябре 1918 года.
                  Александр  Иванович Андрианов «за  ревностное  служение»  имел  многочисленные  награды: благословление, набедреник, скуфья, камилавка, наперсный крест Св.. Синода,  орден св. Анны 3 ст.
                  Духовный следователь округа, постоянный  член  Совета  попечения  о  народном  образовании  о.Александр вел еще  и  миссионерскую  работу. Известны  многие  факты обращения им иноверцев и раскольников в православие.
Еще  25-30  лет  назад, многие жители Нижней Туры  помнили  и  рассказывали,  как  малышами,   были  в  буквальном  смысле «приведены  за  ручку  с  улицы  и  усажены  за  парту»  лично о. Александром.
                   Обстоятельства  ареста  большевиками  и  убийство  А. Андрианова  в  ноябре  1918 года  на  Вые до сих пор являются белым пятном в истории Нижнетуринской церкви.  Известно  лишь,  что спустя  10  дней  после  гибели  священника,  его  тело, с проломленной головой и наскоро засыпанное снегом, на станции Выя было  найдено  и привезено  в  Нижнюю Туру,  захваченную  белыми  войсками  Северной  колонны  Н. Казагранди.
                 Место  захоронения  не  известно.

Священнослужители Нижне-Туринского завода и волости

Трех-Святительская церковь Нижне-Туринского завода
Священники-настоятели:
(1св.место)
Дерябин Федор Демидович (1781-1793) из священников церкви Богословского завода, бывший диакон Верхотурского Николаевского монастыря. Умер в Нижнетуринском заво-де.
Белоусов Алексей Иванович (1794-1828-?), из пономарей Николаевской церкви Верх-Туринского завода. Благочинный округа.
Гаряев Феодор Алексеевич (?- 1831 -1835-?)
Будрин Павел Михайлович (1844-21.01.1893);ПДС 1842, из преподавателей Далматовского училища. Награды: орден Анны 3й ст. в 1887г., Умер в Нижнетуринском заводе. Похоронен при церкви.
Пономарев Константин Дмитриевич (12.03.1893-дек.1893); ПДС 1889, из помощников настоятеля Трех-Святительской церкви.
Тетюев Иван Иванович (19.12.1893- 09.05.1895); ПДС 1880; из помощников настоятеля Трех-Святительской церкви. Умер в Нижнетуринском заводе.
Андрианов Александр Иванович (1896 – 1918); ПДС1881; из помощников настоятеля Трех-Святительской церкви. Награжден: набедренник (1897), скуфья (1902), камилавка (1905), наперсный крест Св.. Синода (1910). Убит в ноябре 1918г. на ст.Выя, похоронен в Нижнетуринском заводе.
Мещеряков Александр Николаевич (1918-1922) железнодорожное училище. Псаломщик с 1904, диакон с 1907г В-Салдинского, а затем Надеждинского заводов.
Шастин Кенсорин Михайлович (1922-1923), ПДС1912, из священников ц. с.Атирка, Омского уезда оказался там при отступлении Колчака). Из Нижнетуринского завода переведен к Новолялинской церкви с назначением благочинным округа. Расстрелян 13.09.1937.
Шапов Георгий (окт.1928-март1929-?). странствующий иеромонах-паломник из г.Читы в Верхотурский монастырь. Направлен на приход в Нижнюю Туру (из-за длительного отсутствия священника).
Богачев Василий Федорович (в период 1930-1934); Перемещен из Н.Туры священником Богословского завода.

Священники - помощники настоятеля:
(2св. место)
Демидов Григорий Максимович (1816), семинария (класс риторики), из священников Введенского собора Богословского завода. В том же году переведен к Максимовской церкви Турьинских рудников.
Словцов Стефан (?-1822 – 1828 -?) (МК 1822 ф.6-3-23; МК 1828ф.6-3-28а)
Гаряев Феодор (Алексеевич?) (?-1851-?) из священников-настоятелей Трехсвячтительской церкви. МК 1851,6-3-86
Ганимедов Иван Алексеевич (10.12.1857-26.05.1858), ПДС1854; от Трехсвятительской церкви перемещен к церкви с.Новотуринское.
Андрианов Иван Дмитриевич (?-1858-?)
Колокольников Иван Евстигнеевич (?-1863-22.12.1871), ПДС1852, от Трехсвятительской церкви перемещен помощником настоятеля церкви с.Верхне-Муллинское Пермского уезда. Награжден камилавкой «за 50 –летнюю службу его Церкви Божией»(1903).
Бирюков Владимир Александрович (февр.1872-апр.1873); ПДС1868; до службы в Трехсвятительской церкви священник ц. с.Новотуринское. Назначен в священники церкви Теченского села.
Боголепов Симеон Никандрович (янв.1875-18.04.1881), ПДС 1869; из священников Градо-Соликамской Воскресенской церкви. Награжден: Архипастырское благословение (1895), перемещен настоятелем церкви В.-Тагильского завода. С 1895г. - протоиерей.
Попов Михаил Ипполитович (08.03.1881-04.01.1883), ПДС 1868; из учителей Пермского духовного училища. Умер в Нижнетуринском заводе.
Хлопин Александр Дмитриевич (1886- 1887), ПДС 1885; из студентов семинарии. Из Н.Туры уволен в Пермскую епархию.
Конев Валентин Петрович (май 1887-17.07.1891), ПДС 1869; Диакон Н-Салдинского завода, переведен к Нижнетуринской церкви из священников Троицкой церкви Илимской пристани. Умер в Нижнетуринском заводе.
Пономарев Константин Дмитриевич (01.10.1891-12.03.93), ПДС 1889; из священников церкви с. Куяровского Камышловского уезда. Переведен настоятелем.
Тетюев Иван Иванович (13.03.1893-19.12.1893), ПДС 1880, из заштатных священников. Переведен настоятелем.
Андрианов Александр Иванович (19.12.1893-1896), ПДС 1881, заведующий Н.Туринского министерского училища. Переведен из вторых священников настоятелем.
Хлынов Николай (04.09.1896-20.04.1898), ПДС, к Трехсвятительской церкви перевенден с 4й вакансии священника при церкви Алапаевского завода. Награжден: набедрен-ник(1901), Из Нижнетуринского завода перемещен к церкви Никито-Ивдельского села.
Воецкий Георгий Петрович (30.04.1898 - 1909), Вятская ДС 1889; второй священник Каслинского завода, затем церкви с.Рождественское, затем церкви с. Кузнецкое Екатеринбургского уезда. Награды: камилавка (1904) Запрещен в священстве.
Воецкий Павел Петрович (07.01.1910- март1918), Уфимская ДС 1898; псаломщик церкви Алапаевского завода, второй священник, а затем и настоятель церкви с.Коневского Екатеринбургского уезда. Награды: скуфья (1908), камилавка (1912). Из Нижнетуринского заво-да переведен настоятелем Троицкого собора в Кушве.
Шишев Василий Андреевич (?- ) заштатный священник при Нижнетуринской церкви

Священники:
(3св.место)
Замахаев Николай Степанович (25.03.1900 – 12.04.1907) Тобольская ДС 1889, диакон и
законоучитель в В-Туринском заводе. Награжден: Архипастырское благословление с грамотой (1899), набедренник (1902). Умер в Нижнетуринском заводе.
Ашихмин Александр Матвеевич (07.05.1907-1908), ПДС1883; священник Александро-Невской церкви г.Нижнего Тагила. Перемещен священником церкви св.Савватия и Зоси-мы на приисках Анонимной платино-промышленной компании.

Диаконы:
Словцов Никита Петрович (после1782-1794).
Дерябин Петр Федорович (1795-1801-?) из дьячков Трех-Святительской церкви.
Суворов Иосиф (?-1806-?)
Удинцев Василий Петрович (?-1831-1832-?)
Боголепов Никандр Федорович (?-1845-1877) Пермское (Соликамское ?) духовное училище 1825. Неоднократно переводился на место псаломщика и наоборот. Умер в Нижнетуринском заводе.
Савинов Александр (?-1851-?) - ? (МК1851,6-3-86)
Плетнев Александр Саввинович (?-1864 -11.10.1881),ПДС 1839, переведен из Нижнетуринской церкви во священники к церкви с.Сереговского Чердынского уезда.
Плетнев Павел Васильевич (1885-10.11.1892), ПДС 1876. Из Нижнетуринского завода перемещен дьяконом к Верхотурскому Свято-Троицкому Собору, а затем в октябре 1896 г. к Свято-Троицкой церкви Камышловского завода.
Удинцев Николай Александрович (12.11.1892-июль1894), ПДС 1882, законоучитель народной школы в с. Глубоковском Ирбитского уезда, затем учитель Верх-Ницинского училища. Расстрелян в 1918г. Канонизирован РПЦ.
Словцов Василий (13.06.1895 - ?), из псаломщиков Градо-Шадринской Николаевской церкви.
Славнин Леонид (09.01.1897-14.05.1909),ПДС, диакон церкви с. Мурзинское Верх. у. На-грады: благословление Св.Синода с грамотой (1906), набедренник (1913). Переведен из Нижнетуринского завода на место священника к церкви Лайского завода.
Кушкин Виктор Алексеевич (04.06.1909-11.01.1913), Екатеринбургская школа псаломщиков 1892. Псаломщик церкви села Баженовское, Ирбит. Уезда, псаломщик Градо-Екатеринбургский Екатерининский собор, диакон церкви с. Покровское Екатеринбургского уезда, иподиакон Кафедрального собора Екатеринбурга. Перемещен из Нижнетуринского завода на место священника к церкви с. Николае-Павловское.
Старцев Александр Степанович (1913-1916-?), ПДС 1912, псаломщик Входо–Иерусалимской церкви Н.Тагила, затем возведен в сан диакона и перемещен на вакантное место псаломщика Градо-Екатеринбургской Александро-Невской церкви. Из Н.Туры перемещен в Екатеринбург. В дальнейшем возведен в сан протоиерея, а с 1926 года является благочинным церквей Свердловского округа. В 1935 году протопресвитер и секретарь Свердловской митрополии ( обновленческой). Расстрелян в 1937г.
Шамонин Федор Иванович (1916-1917) из псаломщиков домовой церкви Николаевского исправительно-арестантского отделения. С 1916 года диакон на вакансии псаломщика НИАО, но фактически служил диаконом в Трех-Святительской церкви со второй половины 1916г. ( из-за отсутствия настоятеля НИАО с осени 1915г.). С 1917г. перемещен свя-щенником в Николаевскую церковь села Ёлкино.

Псаломщики:
Дерябин Петр Федорович (?-1781-1794) из дьячков Трех-Святительской церкви.
Мартынов Василий Никитич (?-1794-1806-?) из дьячков церкви Ирбитского завода Антонов-ской слободы.
Белоусов Николай Алексеевич (?-1806-?)
Ильинский Михаил Иоаннович (?-1831-1851-?)
Юдин Каллистрат (Яковлевич) (?-до1868)
Юдин Иосиф Яковлевич (1841 -17.06.1884)
Дюков Михаил Иванович (?-1864-8.10.1883)
Чечулин Александр Васильевич (?-1877-?)
Боголепов Никандр Феодорович (?-1831-?, 1877) из дьячков Трехсвятительской церкви. Определен диаконом к этой же церкви ( в период  до 1845г.). В 1877г. будучи диаконом переведен по здоровью вновь на вакансию  псаломщика этой же церкви. Умер в 1877г. в Нижнетуринском заводе.
Боголепов Александр Никандрович (12.10.1877-10.02.1887)
Наумов Василий Андреевич (1885-1886)
Андриановский Андрей Васильевич (1887-30.09.1888) перемещен в Н.Туринский завод из с. Таушканского. Из Н.Туры переведен в дьяконы Свято-Троицкой единоверческой церкви Н.Тагила.
Рутов Николай Александрович (20.03.1887-19.02.1896) перемещен в Н.Туру из канцелярских служителей Екатеринбургской епархии. Награды: Архипастырское благословение (1909). Из Н.Туры переведен к церкви с.Титовское Верхотурского уезда.
Левитский Александр Иванович (30.09.1888-1893), из Нолинского духовного училища Вятской губ.
Федоров Александр Павлович (08.08.1894-09.08.1901) перемещен к Каслинской церкви.
Будрин Владимир Павлович (25.01.1893-24.05.1894) диакон на месте псаломщика.
Юшков Антонин Леонидович (30.05.1896-27.11.1903) из пс.церкви Николае-Павдинского завода. Переведен в В-Туринский завод (вместо Луппова Н.)
Луппов Николай (27.11.1903-1907) псаломщик Верхнетуринского завода (вместо А.Юшкова). Переведен из Нижнетуринского завода псаломщиком к церкви с. Завьяловского Камышловского уезда.
Мухин Виктор (1900 -17.09.1901) ПДС, из студентов третьего класса семинарии. Переведен к Магдалининской церкви Лайского завода (вместо С.Шабердина)
Щапков Николай (17.08.1901-22.01.1904) из пс.Кушвинского собора. Перемещен из Нижнетуринского завода к церкви с. Коптяковского Верхотур. уезда.
Шабердин Сергей Николаевич (19.09.1901-22.01.1907), Екат.дух.училище 1888г., ПДС. С 1894г. диакон на месте псаломщика Магдалининской церкви Лайского завода. Переведен в Трехсвятительскую церковь вместо В.Мухина. Переведен к церкви Каслинского завода (вместо М.Кучерявцева).
Кучерявцев Михаил Андреевич (1902, 22.01.1907-1916-?) причетническая школа 1897,из псаломщиков Ник.Испр.Арест. Отделения, затем псаломщик церкви Каслинского завода.
Косьмин Венеамин (16.06.1904 -14.02.1908) Тобольская ДС, из студентов окончивших курс. Переведен священником церкви с. Мехонское Шадринского уезда.
Богомолов Александр (? -
Поталичин Иван Ефимович (19.02.1908-21.08.1909) регентсая школа 1901, бывший псаломщик Оренбургской епархии. Перемещен из Н.Туры к церкви с. Юрмытского Камышловского уезда.
Коровин Степан Георгиевич (17.06.1908 -?) народная школа 1878, эконом Екатеринбургского духовного училища.
Глухов Василий (1911-1913) перемещен от Трех-Святительской церкви к Градо-Камышловской кладбищенской церкви ( на место Глухова А.Р.).
Глухов Александр Романович (1913-после 1922) из исп. дело псаломщиков Градо-Камышловской кладбищенской церкви (вместо Глухова В.). Оставался служить при церкви и после 1918г.

Домовая Николаевская церковь Николаевского исправительно-арестантского отделения в с. Новый Завод.

Священники:

Удинцев Николай (10.08.1895-16.02.1896)ПДС, из заштатных священников Н-Синячихинского завода. Вновь почислен за штат.
Посохин Александр Степанович (18.06.1896-24.07.1899) ПДС, из священников Градо-Верхотурского Свято-Троицкого собора. Награжден: набедренник (1895), скуфья (1901), перемещен из Нижнетуринского завода к церкви с. Чубаровского Ирбитского уезда.
Луканин Петр (20.08.1899-10.07.1901) ПДС, из учителей Далматовского училища. Переведен к церкви с. Мироновское Екатер. уезда.
Юшков Леонид Васильевич (?- 01.03.1903)ПДС 1864, священник ц.Николае-Павдинского завода. От НИАО перемещен к Кушвинскому собору.
Левитский Георгий Игнатьевич (11.03.1903-сент.1903), ПДС, СПБ духовная академия. Из заштатных священников Градо-Екатеринбургского Екатерининского собора. Почислен за штат.
Попов Михаил (4.09.1903-04.04.1905), священник церкви с.Ивановское. Перемещен из Нового завода к церкви с. Титовское.
Ставровский Леонид (22.01.1906 – 13.06.1906) священник церкви с. Темновское Екатеринбургского уезда. Переведен священником к В-Баранчинской церкви.
Владимиров Симеон (19.07.1906-07.04.1908), ПДС, священник церкви с. Белоярское Шадринского уезда из заштатных священников, затем священник с.Костинское, после 1904г. за штатом. Награды: набедренник(1895), переведен от НИАО в с. Затеченское Шадринского уезда
Пономарев Иван Гаврилович (12.05.1908 – 1909-?) Екатеринбургское духовное учили-ще, из священников походной Казанско-Богородицкой церкви.
Первушин Александр Михеевич (19.01.1910-12.10.1915), ПДС1869, диакон Каменского завода, затем диакон состоящий на псаломнической вакансии церкви с. Титовское, затем дьякон Кушвинского собора. Награжден скуфьей (1913). Уволен за штат.
Гудзовский Иоиль (20.03.1917 - ?) из Подольской епархии, священник Сирбишинской женской общины.

Псаломщики:
Золотавин Владимир (10.08.1895 -1897), из псаломщиков Петрокаменского завода. Переведен от ц. НИАО штатным дьяконом к церкви Быньговского завода.
Кучерявцев Михаил Андреевич (15.06.1897 - 1902), послушник Екатеринбургского Архиерейского Дома (школа причетчиков), из псаломщиков Кушвинского Свято-Троицкого собора. Перемещен из псаломщиков ц.НИАО к Трехсвятительской церкви.
Словцов Владимир (24.01.1906- ноябрь 1906) ПДС1905, Из ц.НИАО переведен к Михаило-Архангельской церкви Кушвинского завода.
Богомолов Александр (? - 09.10.1908) уволен от должности.
Беляев Владимир ( 09.10.1908- ?) из псаломщиков с.Новотуринское.
Хлынов Андрей (11.03.1910 – 06.1910) диакон на должности псаломщика с.Невьянское Ирбитского уезда. Умер в Новом заводе в июле 1910г.
Тихомиров Иван (10.07.1910-11.10.1910) из псаломщиков с.Баженовского Ирбитского уезда. Уволен с должности пасломщика НИАО за штат.
Цветухин Константин Михайлович (11.11.1910 - ?) "из бывших" исполнявших дело псаломщиков
Шамонин Федор Иванович (06.03.1912 – 1916-?) Екатеринбургская школа псаломщиков 1905, псаломщик Николаевской церкви с.Коневское, затем псаломщик церкви Быньговского завода (1910), вскоре перемещенный, затем в 1910г. сверхштатным псаломщиком Кушвинского собора.

Свято-Николаевская церквь д.Ёлкиной.

Священники:
Распопов Федор Иванович (17.11.1913 – 11.05.1917) Тобольская ДС 1912,студент Казан-ской духовной академии, из священников церкви села Гаевского, Верхотурского уезда. От Ёлкинской церкви перемещен в с.Туринская Слобода. Расстрелян 21.07.1918. Канонизирован РПЦ.
Шамонин Федор Иванович (1917-1923) с места диакона на вакансии псаломщика НИАО. Умер в с.Ёлкино и похоронен при церкви.

Псаломщики:
Пушкарев Василий (17.12.1913-09.06.1914) учитель, а затем псаломщик и церкви Мурзинского села, затем диакон Градо-Камышловского собора Переведен на вакансию псаломщика Елкинской церкви. Умер 09.06.1914.
Троицкий Михаил (04.09.1914 – 30.05.1916) псаломщик из Омской епархии. Уволен от должности в Оренбургскую епархию.

Михаило-Архангельская церквь с.Новотуринское (Токовое)

Священники:
Ганимедов Иван Алексеевич (26.05.1858-10.10.1858) ПДС1854, с вакансии 2го священника ц. Нижнетуринского завода. Из Новотуринской церкви переведен к церкви Тагильской слободы.
Боголепов Александр (?-1868-?), ПДС, из преподавателей Далматовского духовного училища к Новотуринской ц.
Бирюков Владимир Александрович (февр.1869- февр.1872), ПДС 1868,  переведен из с.Новотуринского помощником настоятеля ц.Нижнетуринского завода.
Груздев Федор Иванович (?-1877-1879-?), ПДС.
Бабин Апполинарий Алексеевич (1885) Екатеринбургское духовное училище 1854
Лодыжников Иван (?- 1887), перемещен из ц. с.Новотуринское в ц. с. Куяшское.
Шестаков (Камасинский) Яков (01.04.1887-1888), ПДС, из преподавателей народных школ Чердынского уезда. Переведен из с. Новотуринское священником ц. с.Хохловка Оханского уезда. Историк, писатель, краевед. В 1918 году расстрелян и заколот штыками. Канонизирован РПЦ.
Кузовников Степан (14.01.1889-12.02.1890) ПДС, с места диакона Верхнетуринского за-вода. Умер в Новой Туре.
Словцов Петр (26.08.1890-07.02.1892),ПДС, из священников с. Коптяковское Верхотур-ского уезда. Из с. Новотуринское - к ц. с. Новое Камышловского уезда.
Бирюков Николай Вениаминович (08.02.1892-20.01.1896; 1898-99) из псаломщиков ц.с.Шутинское. Переведен из Новотуринской церкви в ц. с. Филатовское Камышловского уезда.
Кожевников Алексей (31.01.1896-24.08.1896) из священников В-Уфалейского завода.
Из с.Новотуринское вновь перемещен в В-Уфалейский завод.
Меморский Алексей Митрофанович (1896-1902), Пермское духовное училище 1864, священник церкви с.Булзинского хутора, перемещен из с.Новотуринское к ц. с. Житни-ковское Шадринского уезда.
Титов Василий (1902-24.09.1903), из Новотуринской церкви переведен к церкви с.Ивановского Верхотурского уезда.
Батурин Василий (апр.1903-26.03.1905), из священников ц. с.Новоалексеевское Екатеринбургского уезда. Переведен из с. Новотуринское к церкви с.Батуринское Шадринского уезда.
Геликонов Григорий (07.04.1905-1919-?), из псаломщиков Северского завода. Затем диакон Мурзинского села Верхотурского уезда, переведен священником Новотуринской церкви. Награды: набедренник (1909), скуфья (1913).
Митюхляев Александр Дмитриевич (?-1930), священник-настоятель. Арестован 31.03.30. Осужден на 10 лет ИТЛ. Повторно осужден в 1937 году на 10 лет. Умер в заключении в конце 1930хх.  

Приисковая церковь во имя св. Зосимы и Савватия Соловецких  Платино-промышленной анонимной компании:

Священник:
Ашихмин Александр Матвеевич (1908 – 1918-?),  из третьих священников Трехсвятительской церкви Нижне-Туринского завода.

Псаломщик:
Коровин Стефан Георгиевич ( 1908 – 1917-?), из псаломщиков Трехсвятительской церкви Нижне-Туринского завода.


НАШ АДРЕС:
Свердловская область,
г. Лесной

НАШИ КОНТАКТЫ

Яндекс.Метрика
Индекс цитирования.
Назад к содержимому