Статья Шлемова А.В. О Степане Левитском - Краеведческий сайт "Поселок Ис"

Поиск
Перейти к контенту

Главное меню:

КРАЕВЕДЕНИЕ > АВТОРСКИЙ ОТДЕЛ > СТАТЬИ АВТОРОВ > СТАТЬИ ШЛЕМОВА А.В.



             Степан Михайлович Левитский родился в семье коллежского советника Михаила Александровича Левитского в г.Задонске в 1876 году. Первым учителем шахмат  стал его отец, который в 1877 году поступил исполняющим должность пристава в Московский областной суд, а в 1882 году был переведен в Серпухов.  В 11 лет Степа играл довольно прилично и уже в Серпухове, в нале 1890гг. сыграл с известным шахматистом К.К.Верманом, показав хорошие результаты. Партии этой встречи тогда же были напечатаны в журнале «Шашечница».

             Следует отметить, что многодетная семья Левитских, в начале 1890хх годов, находилась в тяжелом материальном положении. Отец Степана Михайловича, очень дорожа дружбой с А.П.Чеховым, обращался к нему за помощью в оказании протекции по устройству на службу. В свою очередь Антон Павлович, через известного издателя Суворина, как мог, пытался помочь семье друга. Он писал Суворину: «Михаил Александров Левитский, бывший судебный пристав в Серпухове, человек честнейший, многосемейнейший и утопающий в долгах, послал пермскому губернатору прошение о назначении его земские начальники в одном из уездов названной губернии. Если вы знакомы и встретитесь с каким-нибудь тайным советником из министерства внутренних дел, то окажите протекцию».  

              Закончив Александровскую  прогимназию в Серпухове и вторую московскую гимназию, Степан Михайлович в 1895 году  поступает в Московский Университет на юридический факультет, а затем переводится на медицинский факультет. В Москве Левитский становится активным членом шахматного кружка, неоднократно берет первый приз его в различных состязаниях. Именно тогда, в студенческие годы в Московском университете Степан приобщается к изучению шахматной литературы, регулярно читает, издаваемый М.И.Чигориным журнал «Шахматный листок», где печатались  партии  известных русских шахматистов.

                Разразившаяся греко-турецкая война, всколыхнувшая славянский мир, не оставила равнодушным и Степана Михайловича. В 1897 году он бросает обучение в Университете и отправляется на Балканы волонтером, а через полтора года, заболев тифом, эвакуируется в Одессу.
                Вернувшись в Москву и пытаясь найти работу, С.Левитский зарабатывает на жизнь тем, что  дает случайные уроки и участвует в мелких шахматных соревнованиях. В этот период Степан Михайлович начинает давать сеансы одновременной игры вслепую, приобретая известность среди любителей шахмат.
                Наконец, в 1899 году Степан Михайлович получает приглашение на участие в первом Всероссийском шахматном турнире в Москве. В нем принимали участие Чигорин, Шифферс, Накоряков, Лебедев и многие другие шахматные светила того времени. Это было похоже на чемпионат страны. И среди них– С. М. Левитский!


    Когда турнир закончился, были подведены итоги, определены победители и призеры, то выяснилась потрясающая картина: рядом с Михаилом Чигориным и Шифферсом  оказался и Левитский, занявший третье место! Самобытная, порой иррациональная  игра Левитского произвела сильное впечатление на Чигорина, который разглядел необычайный талант и назвал 23-х летнего Степана Михайловича «шахматной надеждой России».

   
После окончания турнира Левитский устраивается на службу горным техником в акционерное общество «Платина», владевшей приисками на Урале в Пермской губернии (Нижне-Исовские прииски) и переезжает на прииск «Глубокий», близ Нижне-Туринского завода.  Сравнительно с Москвой, это была глухая провинция - «медвежий угол», где у Левитского никаких возможностей для совершенствования в шахматной игре не было.
      Несомненно, что приему на службу и переезду Левитского, поспособствовала протекция самого Демидова, князя Сан-Донато.
                   Меценатство династии уральских заводчиков  было широко известно в России и за её пределами. Известно, что в 1895 году Елим Павлович Демидов щедро поучаствовал в «подписке» на организацию Петербургского матч-турнира (Санкт-Петербург, 1895/1896 гг.) с участием шахматных «звезд» -   Ласкера, Стейница, Чигорина и Пильсбери. А теперь, «под бок», он получил и талантливого самобытного шахматиста, И впоследствии С.М.Левитский  заявлял корреспондентам газет и устроителям соревнований, что выступает «от Урала, от Нижнетагильских заводов».
                   Поселившись на «Глубоком», первое время ему было не до шахмат, но журналы, где освещалась шахматная жизнь России, он выписывал. Разбирал шахматные партии и был в курсе  последних новостей шахматного мира. Длительный отрыв от общения с сильными противниками действовал неблагоприятно на дарование Левитского. Рабочие будни скрашивали только редкие приезды брата, также сильного шахматиста. И вот тогда Степан Михайлович просиживал за шахматной доской целые ночи.
                     Из «Шахматного обозрения» Степан Михайлович узнал, что в январе 1901 г. был проведен  второй Всероссийский турнир, победителем которого вторично стал  Чигорин, признанный и многолетний лидер отечественных шахмат, кумир Левитского. И вот в 1903г., памятуя о талантливом шахматисте, Чигорин прислал на «Глубокое»  приглашение,  принять участие от Пермской губернии в третьем Всероссийском турнире в Киеве.  
                    По итогам турнира, С.М.Левитский разделил лишь седьмое-восьмое место, но зато учинил разгром таким опытнейшим противникам, как Э.Шифферс и Г.Салье. А ведь именно Георгий Салье в 1906г.чуть было не отобрал титул чемпиона России у Михаила Чигорина и считался одним из сильнейших шахматистов России в начале 20 века. Что касается Эммануила Шифферса, то его имя знала вся шахматная Европа.
                     Участвовал Степан Михайлович и  на четвертом Всероссийском турнире (Петербург, 1905/1906 гг.). Уральский шахматист, приехал в столицу слишком поздно, опоздав к жеребьевке. А потому старт, начавшийся для Левитского в ситуации «с корабля на бал», был неудачен: во втором туре уралец проиграл М.Чигорину. Лишь в третьем туре, встретившись с будущим победителем турнира Георгием Сальве, он смог добиться ничейного результата. Непрестижное 11-е место, занятое Левитским в этом соревновании, его слишком разочаровало и даже на какой-то период вселило убеждение о тщетности попыток делить свое время между работой, семьей и шахматами.
             После двух неудач Левитский надолго отходит от шахматных соревнований – материальное положение значительно ухудшилось. Ведь для участия в соревнованиях оргкомитеты требовали взнос, да и расходы до места и проживание, требовали денежных средств.  А  руководство компании выражало  всё чаще недовольство  отсутствиями специалиста. Отказываясь от приглашений на выступления, ссылаясь на занятость  и «отсталость»,  он «разбирал» партии и «играл» один.  
              У В.Панова, автора книги о Михаиле Ивановиче Чигорине, есть характерное замечание о самобытном уральском шахматисте, которого подавляла нужда и работа в глухом медвежьем углу. Но о нем помнили, и в 1909 году Степан Левитский получил приглашение на I Всероссийский турнир любителей. Он отказался от игры, а позднее узнал, что открытием турнира стал шестнадцатилетний Александр Алехин, завоевавший звание мастера и первый приз.

                Как представителю отдаленной губернии, Левитскому прислали приглашение и на II Всероссийский турнир любителей, который проходил в 1911 году в Петербурге и собрал 40 шахматистов из 18 городов. На этот раз Левитский нашел средства и возможность прибыть на турнир.
Участники были разбиты на две группы. Помня о прежних выступлениях уральца, его включили в сильнейшую группу. Надежды, однако, возлагались не на него, а больше на столичных шахматистов.

В программе турнира указывалось, что до начала игры каждый участник должен внести 10 рублей, а победитель получит звание мастера и приз 300 рублей. Газеты того времени громко именовали соревнование шахматным съездом.
О ходе турнирной борьбы свидетельствуют материалы личного архива С. М. Левитского, которые сохранились в Нижнетагильском краеведческом музее. Комментатор шахматного отдела одной из крупнейших русских газет «Новое время» Ю. Сосницкий сообщал 19 ноября 1911 года: «Из таблицы главного турнира видно, что первый приз и звание маэстро блестяще выиграны С.М.Левитским с 16.5 очка. Прекрасно начав турнир и выиграв в первых семи турах пять партий при двух ничьих, Левитский провел середину турнира неудачно, выиграв из шести следующих партий только две, при одной ничьей. После тринадцатого тура он стоял на втором и третьем местах и большинство считало, что шансы его на первый приз понизились до минимума. Тем эффектнее оказался конец турнира — Левитский из восьми партий выиграл все восемь, став на первое место и отбросив конкурентов на два очка. Несомненно, в Левитском мы имеем крупную шахматную силу».
                Газета также сообщала о чествовании в Петербургском шахматном собрании победителей соревнования, отмечая, что триумф Левитского после шестилетнего перерыва — свидетельство крупного природного дарования, которое не могли заглушить суровые условия уральской глубинки.
Был опубликован крупным планом шарж И.Е.Репина по мотивам его картины «Запорожцы». У шахматного стола, потупив взгляд, стоят навытяжку сильнейшие игроки турнира — Ефим Боголюбов, будущий чемпион СССР и претендент на звание чемпиона мира, и также Сурнин, и Флямберг. А за доской сидят Левитский и председатель столичного шахматного собрания Сабуров. Последний в явном смятении,  а Степан Левитский весело бьет пудовым «рудничным» кулаком по шахматному полю. Взгляд и жест его достаточно красноречивы: «Даешь звание мастера и первый приз!». Тут же газета поместила и задорное стихотворение, посвященное победителю турнира:

«Сюда, под наш родимый кров,
На суд надменных мастеров
Ты прибыл с дальнего Урала.
Каисса здесь тебя венчала
Победным шахматным венцом
Средь молодежи своенравной
Едва ль тебе по силе равной,
Ты стал маэстро и отцом.
Ты бился с ратью исполинской,
Но пали Флямбер и Избинский.
Погиб одесский бог Берлинский
В борьбе с удалым молодцом.
Несолоно хлебавши с пира,
Ушел талантливый Шапиро,
Но все явились на банкет.
Твоих завистников здесь нет.
И хором царская игра
Гласит Левитскому – Ура!»


                Свой спортивный титул мастера, Левитский подтвердил на международном турнире в Бреславле в 1912 году, набрав более трети возможных очков и разделив восьмое-девятое места, впервые играя за шахматной доской с такими знаменитостями как Шпильман, З. Тарраш, К. Шлехтер, Ф. Маршал. Некоторые партии, сыгранные Левитским на этом турнире, привлекли внимание знатоков шахмат смелостью комбинационных решений, а его самого можно было смело причислить к рангу европейских мастеров. Пришло международное признание, и слава побежала впереди героя, пугая корифеев клетчатой доски.
                  Вот белыми играет сам З.Тарраш.  В исполнении Левитского – Русская партия. По ходу встречи белые имеют стандартный дебютный перевес, однако предпринять шаги по его развитию, похоже, не стараются. Черные, разменивая фигуры, откровенно играют на ничью. Однако за несколько ходов до завершения поединка Левитский неожиданно уклоняется от повторения ходов – решает играть на выигрыш? Тарраш, дабы не искушать судьбу и опасаясь за судьбу черных полей, добровольно подставляется под вечный шах..
       Или встреча с «великим тактиком Акибой» Рубинштейном в Петербурге. Очевидно, чтобы сбить с толку тонкого позиционного шахматиста, коим является Рубинштейн, Левитский играет свой Дебют будущего – “прыжок слона в пустоту”. Заготовка полностью срабатывает. Необоснованно пожертвовав пешку, Левитский получает некоторый перевес в развитии, но не более того. Чтобы не искушать судьбу в незнакомом дебютном построении, Рубинштейн благоразумно предпочитает  оборону. Левитский, с позиции силы, заключает почетную ничью.

                     Сообщение о сроке турнира в Бреславле и о маршруте поездки через Вятку и Москву уральский мастер получил заблаговременно. Его приятель Борис Малютин, член правления столичного шахматного клуба, обещал в письме взять на себя часть расходов, связанных с проездом, и помочь выправить заграничный паспорт. «Желал бы, чтобы ты чувствовал себя хорошо и был спокоен, ибо без этого трудно хорошо играть, последнее ведь составляет всю цель поездки... Да, кстати, надеюсь, что костюм сохранился, если нет, советовал бы прио6рести в самом Бреславле, ибо там дешевле», — заключал адресант. Итак, шахматному триумфатору с Урала, как величали его в газетах, предстояло кроме всего позаботиться… о приобретении недорогого европейского костюма.  Действительно, в гардеробе Левитского, стесненного постоянно в денежных средствах,  вероятно, не имелось и костюма.  Даже на сохранившемся кабинет-портрете семьи Левитских работы Н.Ф.Лагунова в Нижнетуринском заводе, Степан Михайлович сидит в кругу семьи в атласной косоворотке.
               За годы службы на Исовских золотоплатинновых приисках, на таежном прииске, внешний облик  Левицкого, приобрел черты «настоящего уральца»  и производил большое впечатление на именитых столичных шахматистов. Побежденный в свое время в турнире с уральцем, гроссмейстер(1950) и  двукратный чемпион СССР (1934/1935, 1937) Григорий Левенфиш, так вспоминал о Степане Левитском: "Высокого роста, с окладистой бородой, по внешности настоящий Микула Селянинович, Левитский заражал окружающих своей жизнерадостностью".
                   Возвращаясь ко времени турнира в Бреславле, нужно заметить, что друзья из Московского кружка, заботясь об уральском шахматисте-самородке, сообщили  адреса, где его могли принять в Бреславле  и согласовывали сроки сеансов одновременной игры, который должен был дать гость, чтобы возместить каким-то образом свои расходы.

               Шахматы приучили Левитского к объективности. В то же время присущий ему атакующий, комбинационный стиль нередко приводил его к просчетам. Дистанцию шахматного марафона в 17 туров в Бреславле, он не смог пройти, не спотыкаясь. И хотя причисление к рангу европейских мастеров состоялось,  Левитский был самокритичен и честолюбив, он жаждал новой борьбы. «Не вини меня, милая, за неуспех», — писал он на “Глубокий” жене в июле 1912 года, — «игра все-таки есть игра. При моей отвычке мне трудно было одолеть людей, круглый год занимающихся исключительно ею. Кроме того, восьмичасовое сидение в помещении и духота сделали то, что в последних турах я проиграл две партии, имея выигрышные положения.  …Если хочешь, чтобы я скорее вернулся, хотя бы и побежденный, с радостью полечу к тебе. Если же хочешь, чтобы вернулся победителем, то вели ехать в Вильно».
                    Во Всероссийском турнире мастеров, проводившемся в два круга (Вильно, август-сентябрь 1912 г.), С.М.Левитский добился, пожалуй, крупнейшего своего успеха.
                    Впервые в истории русских шахмат все участники  соревнования, посвященного столетию Бородинского сражения, были международными мастерами. Уральский «маэстро» играл уверенно, сообразуясь с требованиями позиции и психологией соперников. Подтверждение этому – разгром гениального А. Алехина,  Неудивительно, что по окончанию виленского турнира будущий чемпион мира Александр Алехин так охарактеризовал игру уральского мастера: «Крайне интересны как его преимущественно комбинационный стиль игры, так и, главным образом, вполне самобытное и трудно поддающееся определению понимание позиции. В этой самобытности и заключается, по нашему мнению, его главная сила и шанс на успех. Во всяком случае, его результат в Вильно показал, что он является одним из наиболее желательных участников самых серьезных по составу турниров».
Да и в маневренной, позиционной борьбе Левитский мало в чем уступал признанному лидеру соревнования, неизменно уравновешенному и замкнутому шахматному аналитику и «стратегу» Акибе Рубинштейну. Показательно примечание комментатора к одной из партий Левитского: «В стиле Э. Ласкера! Это требует точного анализа и глубокого понимания игры».
Итоговую таблицу всё же возглавил А.Рубинштейн, один из претендентов на мировую шахматную корону в начале века, на счету которого было немало побед в крупных международных турнирах. Тем убедительнее достижение Левитского, который набрал всего лишь на очко меньше и завоевал третий приз, опередив  А. Нимцовича, А. Флямберга, А. Алехина, Г. Левенфиша, С. Фреймана, С. Алапина и Г. Сальве.
                    Ко времени выступления в этом турнире, очевидно, относится и близкое знакомство Левитского с семнадцатилетним маэстро Александром Алехиным, будущим чемпионом мира. И, судя по всему, тот весьма ревниво, как победитель предшествующего турнира такого ранга, относился к триумфу Левитского и пристально изучал его партии. Через того же Ю. Сосницкого Александр Алехин обращался к Степану Михайловичу с просьбой прислать для публикации партии, сыгранные на турнирах в Бреславле и Вильно. «Не трудитесь делать примечания, — писал Сосницкий Степану Михайловичу, — Алехин их сделает».

                    В 1914 году готовилось отметить юбилей столичное Шахматное собрание. В игровую программу по случаю этого события входило проведение Всероссийского и международного турниров. К участию в первом приглашались петербуржцы А.А.Алехин и Г.Я.Левенфиш, С.М.Левитский — от Пермской губернии и другие. Очевидно, для того, чтобы накануне получить более четкое представление о наиболее вероятном фаворите турнира, устроители юбилейных мероприятий, среди которых не последнюю скрипку играл представитель известной на Урале и в России династии Е.П.Демидов, князь Сан-Донато, решили провести матч сильнейших мастеров  - Алехина и Левитского. В официальном письме на имя Левитского назывались сроки соревнования и излагались условия. Побеждал тот, кто первым наберет 7 очков. Ничьи не засчитывались.
Одно из нелепых условий, выдвинутых меценатом, заключалось в запрете играть закрытые начала, а также испанскую партию и дебют четырех коней. Поскольку уральский мастер был поставлен перед фактом, что Алехин уже принял эти условия, ему, дабы не вызывать упрека в амбициозности, не оставалось ничего другого, как согласиться. Мнение же шахматной общественности вполне определенно было высказано в журнале «Шахматный вестник» (№ 5 1913): «Нам непонятны эти ограничения. Стеснять играющего в выборе дебюта — это значит лишить его возможности показать весь свой шахматный облик».
Иными словами, при таком подходе к матчу требовалась кропотливая подготовка, для которой у Левитского не было ни условий, ни времени. О предпочтительном для Алехина  режиме, создаваемом устроителями соревнования, свидетельствует также и письменная просьба к Левитскому перенести игру на часы, наиболее удобные для Алехина, который был в ту пору студентом училища Правоведения.
Бюллетень столичного шахматного собрания под крупным заголовком «Матч Алехин — Левитский» подробно освещал ход напряженной борьбы. Следует сразу сказать – Левицкий матч проиграл. Иначе Алехин не был бы Алехиным. Но какой урок преподал он будущему чемпиону мира!  Достаточно сказать, что к восьмой партии счет в пользу Алехина был минимальный – 4:3. Позже, в 1919г. Алехин скажет:  «Многого мог бы достичь в своё время Левитский, но он слишком рано отошёл от шахмат.».
                   Последним турнирным соревнованием Левитского явилось участие во Всероссийском турнире мастеров (Петербург, 1913-1914 гг.) где он сыграл неудачно и остался в конце турнирной таблицы, хотя некоторые его партии были отмечены как яркие и весьма содержательные в творческом плане.
                А дальше, была война, большевисткий переворот , выборы Степана Михайловича в Совет прииска «Глубокая». И снова война. Затем разруха, голод. Только в начале 1920-х годов  С.М. Левитский иногда приезжает из Нижнетуринского завода в Екатеринбург, где выступает с сеансами одновременной игры.  В 1923 году он  дал два сеанса одновременной игры, последний на пяти досках в слепую.
                 Наконец было получено приглашение в Москву, для участия в чемпионате России.  Вот выдержки из прессы: «В чемпионат-турнир приглашены: от Петрограда Г.Я.Левенфиш, И.Л.Рабинович и П.А.Романовский, от Москвы Н.Д.Григорьев, Ф.И.Дуз-Хотимирский, Н.М.Зубарев, А.Ф.Ильин-Женевский  и В.И.Ненароков; из прочих городов: Арв.Куббель (Ямбург), Ф.П.Богатырчук (Киев), К.А.Выгодчиков (Смоленск; как победитель турнира любителей Олимпиады 1920 года), С.М.Левитский (Нижне-Туринский завод Екатеринб. губ.), А.А.Смородский (Тифлис), С.Н.Фрейман (Ташкент). Первым кандидатом зачислен С.К.Розенталь (Минск), вторым Я.С.Вильнер (Одесса).
 В турнир любителей поступило свыше 50 заявлений…»
                   Неожиданно для всех, «маэстро С.М.Левитский прибыл на турнир совершенно больным. Страдая уже около двух лет желудочной болезнью (рак желудка), он еще в Екатеринбурге (где давал сеанс, не смотря на доску, из 6 партий) почувствовал себя плохо и по приезде в Петроград немедленно был отправлен в Мариинскую больницу, где и оставался до 28 июля… Подписной лист собрал в день Общего собрания 1148 руб., которые и были ему переданы. 25 июля Ф.И.Дуз-Хотимирский играл одновременно 24 партии, сбор от которого поступил также в пользу больного маэстро» («Шахматный листок» № 25–26, июль 1923).
                Даже лежа на больничной койке, Степан Михайлович интересовался ходом турнира и сыграл несколько легких партий. Затем «ввиду улучшения в состоянии здоровья по совету врачей уехал к себе на Урал» («Известия» от 12 августа). К сожалению, улучшение оказалось кратковременным, и 3 апреля 1924 года он скончался в Нижней Туре.
                  В своих очерках по истории шахмат в СССР М. С. Коган упоминает С. М. Левитского как выдающегося русского шахматиста. Может быть, так оно и было? Г. Н. Обухов в своей статье «Прыжок Левитского» пишет: «Когда впервые видишь, как белый ферзевый слон на втором ходу в прыжке вонзается в пустоту, то испытываешь разноречивые чувства. Сначала это — непонимание. Затем оно сменяется удивлением, а следом — восхищением и восторгом. Разработав ультрасовременную систему, Степан Михайлович Левитский стал в один ряд с таким великим гипермодернистом, как Рихард Рети. Хочется верить, что лет через 10-20, когда все привычные и модные ныне варианты будут «вылизаны» анализами вдоль и поперек, число поклонников редкостного «Дебюта Левитского» в среде известных гроссмейстеров существенно возрастет. Фантастический прыжок слона на d 5 — это прыжок Левитского в бессмертие…».
Творческое наследие Левитского сравнительно не велико – извесно не более 50 партий. Он не был знатоком теории и не выступал в шахматной печати.  Он шел своими путями, предпочитая апробированным вариантам свои собственные разработки. Левитский был шахматистом-самородком, который не уделял внимания теории дебютов, но практически разработал систему в дебюте ферзевых  пешек, которая носит его имя. За рубежом она известна как «Атака Левитского» - «Levitsky attack».
      В 2005
году 30 партий Левитского были прокомментированы компьютерной программой «Fritz 8». Как резюме, можно привести слова одного из современных шахматных теоретиков: «Возвращаясь к творчеству С. М. Левитского, проанализированного «железякой» и представленного вашему вниманию, признаюсь сразу: расставляя знаки к его ходам, хотелось умышленно избежать символов «?!», «?», и, тем паче, «??». Но сделать это - означало бы погрешить против шахматной истины. Думается, машинная оценка промахов и даже «зевков» нисколько не умаляет самобытного и несколько иррационального стиля русского мастера. Да, Степан Михайлович нередко избирал сомнительные с позиционной точки зрения планы, не видел сильнейших ходов, кажущиеся компьютеру очевидными, и даже грубо ошибался. Но в большинстве случаев  делал это предпоследним!»
  В память о выдающемся земляке, его именем был назван первый шахматный кружок в Нижнем Тагиле, созданный еще в 1926 году. И сегодня там, в Нижнем Тагиле, регулярно проходят шахматные соревнования в память замечательного русского шахматиста. Напротив, в Нижней Туре и поселке Ис, имя первого уральского «маэстро» Степана Левитского , стоявшего так близко  у истоков русской  шахматной школы, рядом с легендарными шахматными корифеями оказалось совершенно забыто. Как могло произойти, что имя его не увековечено там, где он прожил четверть века? Это просто удивительно, но еще более – горько.

Источники:
1. Литературно-краеведческий альманах «Уральская старина». Выпуск № 5, 2003г. Эдуард Молчанов «КОНКУРЕНТ И СОПЕРНИК АЛЕКСАНДРА АЛЕХИНА»
2. Шмагин, Ю.П. «Первый мастер на Урале», Шахматное обозрение— М., 2006. — № 7.
3. Павлов Д , С. М. Левитский (1876-1924), «Шахматы в СССР», 1939, № 7.
4.
Ю.П. Шмагин «Страницы летописи шахмат на Урале» (2007 г.)
5. А.Гребнев «Маэстро Левицкий», газета «Тагильский рабочий» 1.07.2006
6. Воронков С. «Червонцы от диктатуры пролетариата» http://www.chesspro.ru/book/rc23.shtml
7. Материалы Нижнетагильского музея и архива ГАСО
8. Шахматы: Энциклопед. словарь / гл. ред. А. Е. Карпов. — М.: Сов.энциклопедия, 1990.

9. Чехов А. П.  Письма, т. 5, М., Наука, 1977.

 

НАШ АДРЕС:
Свердловская область,
г. Лесной

ТЕЛЕФОНЫ:
+7 (908) 912 69 77

Назад к содержимому | Назад к главному меню
?
?