Статья Шлемова А.В. Нижняя Тура. История медицины - Краеведческий сайт "Поселок Ис"

Поиск
Перейти к контенту

Главное меню:

КРАЕВЕДЕНИЕ > АВТОРСКИЙ ОТДЕЛ > СТАТЬИ АВТОРОВ > СТАТЬИ ШЛЕМОВА А.В.

Нижне-Туринский завод и волость: местная медицина


В 1797 году, после длительного и болезненного  периода реорганизации горнозаводского управления, на Урале  была восстановлена Канцелярия Главного заводов правления. Этот орган осуществлял руководство казенными и частными горными заводами и рудниками региона до 1802 г.


По утвержденному в 1798 г. новому штату, предложенному Главным начальником Канцелярии А.Ярцовым, количество ставок аттестованных врачей, составляло всего 5 единиц.  Штатным расписанием предусматривался  доктор и штаб-лекарь в Екатеринбурге, и  всего три лекаря для Пермских, Екатеринбургского и Березовского заводов.  Для Гороблагодатских  и Камских заводов лекарей не предусматривалось, а лечением больных по штату должны были заниматься лишь лекарские ученики. И если на первых порах становления здравоохранения, квалификация и аттестованных заводских лекарей была невысокой, то о качестве обслуживания населения двух крупнейших горнозаводских районов лекарскими учениками тем более говорить не приходилось. Поэтому Канцелярия вынуждена была добиться перевода уральские заводы еще пятерых аттестованных медиков (преимущественно из военных госпиталей), на сверхштатное содержание из заводских сумм.
26 марта 1802 г. на Урале была произведена очередная реорганизация управления горнозаводской промышленностью.

Вместо Канцелярии Главного заводов правления были созданы три горных начальства: Екатеринбургское, по руководством И.Ф.Германа, Пермское и Гороблагодатское (включая Камские заводы - Ижевский и Воткинский) под руководством А.Ф.Дерябина.  И снова, организация  медицинских заведений во вновь образованных округах никак не была регламентирована.

Наконец, 8 июня 1804 года, указом Императора Александра I, на казенных горных заводах Урала, были введены новые штаты для медиков. Указ четко определял, что кроме медицинских специалистов на упомянутых заводах, следовало иметь медиков в пяти Гороблагодатских и двух Камских казенных заводах, а именно доктора для Кушвинского завода (с годовым окладом в 700 рублей), штаб-лекаря в  Ижевском заводе ( 600 рублей), лекарей в Воткинский, Нижнетуринский и Серебрянский  заводы (по 450 рублей), младших лекарей в Верхнетуринский, Баранчинский  (по 350 рублей). Несомненно, что подготовке указа, способствовала активная деятельность Начальника горного округа А.Ф.Дерябина. Известно, что сын нижнетуринского священника смолоду мечтал стать врачом. А став крупным хозяйственником, А.Ф.Дерябин не мог не обращать внимания на проблемы сохранения здоровья среди  рабочего населения вверенного округа.

Таким образом, 1804 год следует считать отправной датой, с которой и началось развитие медицины в Нижнетуринском заводе и его округе.
В этом же году, министр финансов В.Васильев, в докладе, предоставленном Императору, обратил внимание на трудность привлечения врачей на казенную службу (исключение частной практики) в отдаленные заводские поселки и высказал решение этой проблемы, путем уравнения в

правах заводских врачей с военными и флотскими медиками.

В 1806 г. был утвержден проект «Горного положения», разработанный главным образом А.Ф.Дерябиным, и штаты к нему были утверждены. С этого момента, система медицинского обслуживания окончательно получила нормативную и финансовую базу.

Каждый поселок при казенном заводе или руднике с числом работающих на его производствах более 200 человек должен бы иметь госпиталь с аттестованным врачом. Жалование врачей на казенной горной службе определялось по Положению для медицинского управления армии и флота 1805 года. В условиях их хронического недостатка горные начальники могли повышать его за счет «сбереженных» сумм. Врачи получили и право на пенсии по Штатам для медицинского управления армии и флота 1805 года. Что касается медицинских заведений  при  заводах, то содержание их предусматривалось за счет специальных вычетов из жалования работников, а в случае их недостатка средства могли быть заимствованы из других заводских сумм. В частном Нижне-Тагильском заводском округе, например, на содержание госпиталя, с мастеровых удерживалась 1 копейка с заработанного рубля.

«Горное положение» окончательно закрепило разделение заводской и гражданской медицины. Но тесное взаимодействие врачей обоих ведомств, имевшее место быть еще до принятия Положения, сохранялось и после.

Служба врача на казенном заводе имела ряд преимуществ перед службой на частном заводе. Например, более выгодная в материальном отношении служба врача в частном заводе, оборачивалась социальной незащищенностью самого врача и его семейства, целиком зависящего от хозяина. Положение врача на казенном заводе было более спокойным, конфликты с администрацией редки, выше уровень защищенности и «уверенности в завтрашнем дне». Кроме того, право на пенсию, по выслуге лет получали только те врачи на частных заводах, где имелись «казенные люди».

С другой стороны, казенная служба исключала частную практику, самую выгодную в материальном плане. Да и заводские селения в большинстве своем не отличались многолюдностью для ведения таковой. Не маловажную роль играло и удаление заводов от крупных городских центров.

Жалованье на казенной службе было существенно ниже, чем в частном округе. Кроме этого, врачи казенного горного ведомства редко поощрялись и представлялись к наградам, как «второстепенный» персонал. К тому же администрация казенного округа, могла в любое время перевести врача на другой завод округа, без его согласия. Так в Гороблагодатском округе, за 2-5 года врач «успевал» поработать на каждом из пяти заводов иногда и не по одному разу. И естественно, казенная служба сопровождалась усложненной документальной отчетностью.

Таким образом, текучесть медицинских кадров на Гороблагодатских казенных заводах в первой половине 19 века была достаточно значительна, хотя особой нехватки кадров по штатному расписанию не было. Горное ведомство, пытаясь решать эту проблему, систематически направляло обучаться «за казенный кошт» собственных стипендиатов, направляло заявки на выпускников медицинских заведений в МВД, пыталось привлечь медицинских специалистов из других ведомств.

Первым врачом Нижнетуринского завода являлся Федор (Фридрих) Ларионович (Яковлевич) Гессен, из семьи обрусевших немцев, уроженец Кронштадта. По определению Государственной Медицинской Коллегии поступил в Кронштадский морской госпиталь лекарским учеником в 1785 году, а с 1786 года начал службу подлекарем на флоте. Участвовал в войне со Швецией, попал в плен. По возвращению служил на галерном флоте. К 1792 году был переведен в Петербургский морской госпиталь, а затем  - на Урал, в округ Богословских заводов. С 1 сентября 1798 года служил лекарем в Кушвинском заводе.

В 1804 году, Ф. Гессен  определен лекарем Нижнетуринского завода, где и прослужил до 1809 года. В 1805 году получил чин штаб-лекаря. В отчете 1806 года отмечалось, что штаб-лекарь Гессен  «в знании и отправлении должности посредственен». Тем не менее, следует полагать, что такая оценка является заниженной. Она вызвана, скорее всего, желанием местного  начальства привлечь внимание чиновников вышестоящих горных ведомств, к проблеме острой нехватки в то время, профессионально обученных  медицинских специалистов. Разумеется, Ф.Гессен был без специального образования, но как практик имел большой опыт. Не случайно, впоследствии он был переведен около 1810 года с Баранчинского завода на вновь построенный А.Ф.Дерябиным Ижевский оружейный завод. А, как известно, к А.Ф.Дерябину на «лучший»  завод «посредственности» не попадали.

Интересно заметить, что оба сына лекаря Гессена, продолжили службу на Урале . Александр  - в г.Екатеринбурге, а младший сын Яков служил около 1830-х гг. лесничим Нижнетуринской заводской дачи.

Описание Нижнетуринского завода в 1807 году, уже тогда,  указывает на наличие в селении деревянного госпиталя.  По всей видимости, это было здание малопригодное для стационарного лечения больных. Позже, в 1810-х гг.  выстроено новое здание заводского госпиталя, соответствующее своему назначению и возможностям содержания такого заведения в заводе.

Нижнетуринский госпиталь имел 20 кроватей (к 1864 году насчитывал 40 кроватей – по максимальной вместимости)  и представлял собой комплекс из трех отдельных построек – центрального корпуса и боковых флигелей. В центральном корпусе, по обе стороны проходного коридора было расположено  10 палат (по два окна в каждой),  около 12 квадратных саженей каждая. Общая длина корпуса составляла более 13 саженей.  В одном из флигелей находилась кухня и аптека. В другом флигеле– лекарский кабинет для приема больных, фельдшерская комната и подсобные помещения. Располагался госпиталь на окраине заводского поселка. В настоящее время, это место занято площадкой ТЦ ( ул. Ленина).




По числу койко-мест более большим  в округе, был лишь госпиталь Кушвинского завода. Там первоначально было 60 мест. Однако, из-за недоверчивого отношения населения к медицине, и эти малочисленные места оказывались незаполненными. Так, например, в Н-Тагильском заводе ( 80-100 койко-мест), где дело с медициной обстояло лучше всего, зимой число стационарных больных не превышало 70 человек, а летом доходило лишь до 30 человек.

Врачи казенных заводов округа подчинялись  старшему лекарю Гороблагодатских заводов, который находился в Кушвинском заводе. Заводский врач периодически привлекался к лечению не только  работников завода, но и сельского населения окрестных деревень, так как сельское население находилось в бедственном положении, в отношении медицинского обслуживания. В его распоряжении  были лекарские ученики, а затем 1-2 заводских фельдшера. Медицинское обслуживание сельского населения происходило  по согласованию гражданских властей с управлением завода в случае эпидемий, тяжелых индивидуальных заболеваний, травм и т.п. Часто уездные и полицейские власти обращались к заводской администрации, с просьбой оказать помощь в освидетельствовании умершего, патологоанатомической экспертизе, установке диагноза и т.п.

Следует отметить, что крестьянское население находилось в несравнимо худших условиях, по сравнению с заводскими работниками.  Вплоть до 1870 –х годов, число врачей не превышало 8 человек (и те заводского ведомства)  на весь, крупнейший в губернии, Верхотурский уезд. И надеяться на скорую медицинскую помощь крестьянину не приходилось. Фельдшеров было несравнимо больше, но уровень их квалификации был крайне низок. Лечение происходило лишь доступными народными средствами, - «целебнотравными» настоями, заговорами и т.п. К тому же недоверие к «правильной» медицине широко присутствовало среди местного сельского населения вплоть до конца 19 века, пока в сознании не наметился перелом, в связи с энергичными  мерами в этом вопросе Верхотурского уездного земства.

Открытые К.П.Галляховским Исовские золото-платиновые прииски и  прииски по рекам Выя, Именная и Тура  - те, что находились в Нижнетуринской даче, до 1861 года принадлежали исключительно казенному ведомству, и приисковые рабочие также получали медицинскую помощь в госпитале Нижнетуринского завода.  

Наряду с этим, приисковые рабочие Крестовоздвиженских промыслов Лысьвинского частновладельческого округа Шувалова - княгини Бутеро-Родали (прииски в районе  п.Косья, входящего ныне в Нижнетуринский район) обслуживались  врачом Лысьвенского и Бисерского заводов.

Среди врачей Нижнетуринского завода служивших в период с 1820 по 50-е годы следует упомянуть штаб-лекаря 9 класса Ивана Алексеевича Тихоновского (ок.1825г.), лекаря Владимира Ивановича Шпаковского ( ок. 1828г.), штаб-лекаря 9 класса Михаила Киприановича Окладных (1832г.), а также лекарей – титулярных советников Николая Семеновича Сушина (ок.1834г) и Алексея Ивановича Никольского (1843г.). Лекарями Шпаковским и Тихоновским длительное время обслуживались два Туринских завода – Верхний и Нижний.

Со временем, обеспечение Гороблагодатского округа высокопрофессиональными медицинскими кадрами постепенно налаживалось, и в Нижнетуринский завод начали поступать классные специалисты – профессиональные медики.

Среди них нельзя не упомянуть Максимиллиана Осиповича Толкача, «из дворян Витебской губернии, римско-католического вероисповедания».

В 1824 году, казенным пансионером, он  закончил Санкт-Петербургскую Императорскую Медико-Хирургическую Академию. В 1831 году во время свирепствования холеры в Петербурге «командирован в холерные госпитали и больницы».  

С 1832 по 1847 год служил в военном ведомстве. Был лекарем 3 Егерского, фельдмаршала князя Кутузова Смоленского, а затем Софийского морского полков.  С 1840 года переведен в Пермские батальоны Военных Кантонистов.  Дважды награждался  за службу денежными окладами.

С 1847 года перешел на службу в Горное ведомство и определен на вакансию старшего лекаря в Кушвинский завод. «В то же время заведывал с 30 июля по 26 августа 1847 года Туринским и Нижнетуринским  госпиталями, первым  по случаю перемещения тамошнего врача на другой завод, а последним по болезни лекаря.  От должности старшего лекаря Кушвинского завода, которая присвоена Инспектору госпиталей, освобожден и определен младшим лекарем Нижнетуринского завода 26 августа 1847 года». Получил знак отличия беспорочной службы на 15 лет 22 августа 1849 года. Имеел «жалование 420 рублей серебром в год, дрова, казенную квартиру и двух денщиков». Собственных имений не имел. Из Нижней Туры был переведен на Серебрянский завод.


С 1849 по 1851 годы в Нижнетуринском госпитале лекарем служил Карл Фридрих (Федорович) Биддер, «лютеранского  вероисповедания, орденов и знаков отличия не имеет».  Происходил из известного семейства врачей, выходец из Курляндии. В историю отечественной медицины вошли такие представители этого семейства, как профессор Эрнст Биддер – знаменитый петербургский акушер, автора одного из первых фундаментальных  учебников по акушерству в России. Еще более известен Фридрих Биддер  - профессор, ректор Дерптского университета, член-корреспондент и почетный член Петербургской Академии наук, знаменитый анатом и физиолог, считающийся  основателем русской школы физиологии.

Карл Биддер воспитывался в Берлинском, Кенигсбергском и Дерптском университетах и по результатам испытания  медицинским факультетом Императорского Казанского университета удостоен звания лекаря.

Согласно прошения, Главный начальник Уральских горных заводов вошел с представлением в Министру Финансов о принятии  его на службу по Горному ведомству,  К.Ф.Биддер был принят и  определен младшим лекарем Нижнетуринского завода 7 октября 1849 года, с предоставлением жалования 420 р. в год, казенной квартиры, дров и одного  денщика.

Горное окружное начальство как могло, старалось удерживать  (казенная квартира, денщик и т.п.)  аттестованных врачей подобного уровня, но, как правило, такие кадры не задерживались и если не обзаводились семьей на новом месте, то отработав определенный срок увольнялись со службы. Не удерживало врача и солидное жалование ( средняя месячная зарплата рабочего Гороблагодатских заводов, к примеру, в 1861 году была примерно  4 рубля 69 копеек). Оптимальным решением, признавалось всё же обучение «на  казенный кошт» местных выпускников училищ и привлечение на службу военных врачей, более неприхотливых в плане комфорта и в перемене места жительства («скитание по заводам округа»).

В период  с 1850 по 1880 год, среди нижнетуринских врачей, особо выделившихся продолжительным сроком службы в госпитале, следует отметить,  пожалуй, лишь Михаила Федоровича Рунина и Ипполита Михайловича Иваницкого, обслуживавших  два Туринских завода.       
С образованием земского управления, в развитии местной медицины начался новый этап.

На первом же съезде врачей в Перми в 1872 году, имевшем огромное значение для края,   были рассмотрены ключевые направления по развитию земской медицины и рассмотрены следующие вопросы:

  • требования к стационарным больницам и амбулаториям.  Врачи  высказали рекомендации, строить больницы барачного типа, сообразуясь  с суровым климатом северных  уездов. Проведение полноценного лечения возможно только в больнице, а система разъездов абсолютно бесполезна, кроме исключительных случаев (эпидемия, прививание и т.п.);

  • о приемных покоях;

  • об объездах врачей. Врач должен находиться в определенном пункте, (заложена основа территориального деления уездов на медицинские участки);

  • об аптеках. По единому мнению, аптек остро не хватает.  Необходима сеть аптек, где губернская аптека является «как бы депо, для снабжения лекарствами»  уездных центров, а те, в свою очередь распределяют лекарства по участковым аптекам;

  • об акушерстве. Отмечена острая нехватка акушерок. Поскольку в данный момент,  помощь при родах в основном оказывают повитухи, рекомендовано, на первых порах открыть школу повитух по руководством квалифицированного врача;

  • о фельдшерах. Фельдшер может самостоятельно оказывать только неотложную помощь, не может ставить диагноз. Фельдшер только исполнитель и помощник врача. Необходимо открывать школы обучения фельдшеров;

  • о санитарном деле. Главнейшие направления – оспопрививание, создание уездных санитарных комиссий и введение должности уездных  санитарных врачей, предупреждение и борьба с эпидемиями и венерическими болезнями.


Таким образом, Первым съездом врачей были заложены основы направления деятельности земской медицины, которые на последующих съездах получали дальнейшее развитие – кроме оговоренных направлений деятельности, входили в практику регулярные санитарные осмотры школ, общественных мест, открытие родильных приютов, привлечение женщин на должности оспопрививательниц-фельдшериц, акушерок-фельдшериц и т.п.

Что касается горных заводов Верхотурского уезда, то заводская медицина на них была сохранена и сфера деятельности заводского врача расширилась.  Для обслуживания окрестных селений, земство вошло в соглашение с заводоуправлениями, и уже с середины 1870-х гг.были организованы земско-заводские медицинские участки.


Нижнетуринский земско-заводской участок,   поначалу включал две волости - Нижнетуринскую и Верхнетуринскую.  На участок, с заводскими врачом и двумя  фельдшерами ( один из которых работал в верхнетуринском госпитале ( 6 койко-мест)) придано еще 2 земских фельдшера на оба заводских госпиталя. Заведовал участком врач Нижнетуринского завода, обязанный  раз в неделю выезжать в верхнетуринский госпиталь.  В его отсутствие в Верхней Туре  работали заводской фельдшер и земский фельдшер.

В 1882, врач участка П. Петров, представил XII уездному Верхотурскому собранию обстоятельный  доклад о состоянии медицины в Нижней Туре. Он отметил, что здание госпиталя за 60 лет пришло в ветхое «необитаемое» состояние, как и квартира врача, где он вынужден был  разместить госпиталь.  Особо было сказано о нехватке лекарств в местной аптеке, хотя все медикаменты больным госпиталя отпускались  бесплатно. Для амбулаторных больных  стоимость склянки (посуды под лекарство) – 3 копейки и стоимость рецепта – 3 копейки. Особо бедным, по усмотрению врача  рецепт выписывался бесплатно. Лекарства в аптеке готовились  аптекарским учеником с жалованием в 100 рублей от земства.  Стоимость лекарств, отпущенных из аптеки, составила  сумму в 1880г. – 200 руб., в 1881 – 350 руб., в 1882 – 454 руб.  А сумма стоимости лекарств,  проданных за деньги  в  1880г. – 194р., в 1881г. – 121р., в 1882г. – 73рубля. Таким образом,  видно, что расходы земства возрастали, а также возрастал уровень и «бесплатной» медицины.

Оспопрививанием в течении года занимались  фельдшеры за дополнительную оплату 5 рублей в месяц от земства. Жалование земского фельдшера составляло 360 рублей.

Общая ассигнованная сумма на участок ( на два завода) составила 964 рубля.  За совмещение обязанностей земского врача, П.Петров, предложил собранию установить дополнительный оклад заводскому врачу на следующий год в 500 рублей.
Особое внимание было обращено на статистику заболеваний по Нижнетуринскому медицинскому участку.

Наибольшее число больных за год по видам болезней, составляли больные катаром желудка и кишечника – 72 и 56 человек соответственно. Далее шли больные скорбутом (цингой) – 61 человек.  В этом числе  33 человека -   рабочие приисков. Заболевание начиналось, как правило, в феврале и прогрессировало до апреля, в связи с отсутствием свежих овощей. В этой же группе населения ( рабочие приисков) состояла и большая часть больных сифилисом. Общее же количество таких больных – 16 человек.

Значительное число было  больных ревматизмом – 56 человек. Затем шли больные с воспалением бронхов -31 человек, чесоткой – 31 человек, «нервической болью» - 19 человек. Остальные заболевания незначительны.

На съезде отмечалось также, что из недавно образованной  фельдшерской школы Кузнецкого в Нижне-Тагильском заводе, в Нижнюю Туру определен земский фельдшер Стольников. Организация фельдшерской школы начинала давать результаты.

В 1883 году на должность врача Нижнетуринского участка и младшего лекаря заводского госпиталя назначен «не имеющий чина»  Александр Евстигнеевич Некрасов,1856 года рождения,  прослуживший в Нижней Туре почти 20 лет, и закончивший её в чине коллежского советника.
Спустя два года, здание госпиталя было отремонтировано и перестроено. В новом нижнетуринском госпитале из 11-12 кроватей земство оплачивало содержание за 3-4 кровати. Так же в верхнетуринском  госпитале из 6 кроватей, земством содержалось 2 кровати. Оплата земством, например,  содержания четырех заводских койко-мест в Нижней Туре, составляла 750 рублей в год в кассу администрации завода.  А оспопрививательницу, по решению земского уездного собрания, должно было содержать по найму сельское общество при заводе. Впоследствии земство стало использовать акушерок-оспопрививательниц.  В этом качестве часто выступали жены местных врачей или фельдшеров. В дальнейшем, расходы по найму оспопрививательниц, частично земство взяло на себя.

В 1888 году  ХIХ съезду Верхотурского уездного собрания, А.Е.Некрасов  докладывал, что госпитальным лечением на счет земства за год воспользовались лишь 28 человек, а амбулаторным лечением (фельдшерский пункт завода) – 2882 человека из 9905 человек (сельского населения волости), проживающих в районе завода. Отмечалось, что загруженность фельдшера Стольникова огромна (требуется увеличение жалования фельдшеру на 60 рублей «в виде квартирных», т.к. прием ведется Стольниковым  даже  на собственной квартире). Наблюдается все более загруженность  и «вольнонаемной фельдшера-акушерки Некрасовой».  Обстановка в Верхне-Туринском фельдшерском пункте, где прием ведут фельдшер Ахаимов и акушерка  Бармина более спокойна.  Там население значительно меньше. Оспопрививанием по участку занимается Белоусова.

А.Е.Некрасовым был приведен перечень заболеваний 1888 года по Нижнетуринскому округу. Преобладающей болезнью отмечена лихорадка – 358 случаев, а также тиф и горячка – 80 случаев. Далее идут: кровавый  понос – 57, крупозное воспаление легких – 38, венерические болезни – 36,  скарлатина – 32 и коклюш – 23 случая. Далее, в незначительной степени  – оспа, просовидная бугочатка, ветрянка и дефтерит. Кроме этого зарегистрировано еще 109 случаев различных заболеваний, отравлений грибами и т.п. Отмечено, что тиф был занесен с Богомоловского прииска.  А возникновение дизентерии ежегодно носит сезонный характер, в период вызревания овощей на собственных огородах и связано с малограмотностью в вопросах гигиены местного крестьянского и рабочего населения.

В 1898 году была окончательно введена должность фельдшера-акушерки на совместные средства земства и местного сельского общества.     
В 1902 году, А.Е. Некрасова сменил коллежский асессор с 1900 года,  врач Владимир Михайлович Петров 1863 года рождения, лекарь с 1891 года. При нем в Нижней Туре служили фельдшеры: старший -  Памфил Авдеевич Медведев  (в ноябре 1918г. расстрелян большевиками) и младший фельдшер Николай Васильевич Стяжкин ( по воспоминаниям, служил еще и в начале 1920-х гг. в Нижней Туре).

До назначения в Нижнюю Туру, В.Петров служил младшим врачом лазарета крепости Мерв в Закаспийской области (1895), затем занимался вольной практикой в Екатеринбурге (1900),  - специализация  по детским и внутренним болезням. Он служил в Нижнетуринском заводе до 1908 года, а затем перешел на должность врача Надеждинского завода.  В 1902 году, вследствии эпидемии цинги, вспыхнувшей в Николаевском исправительно-арестантском отделении, принимал участие в расследованиях причин эпидемии. В 1905-6 годах совмещал обязанности тюремного врача Николаевского Исправительно-арестантского отделения.                 

В 1906 году,  на ХХ Верхотурском земском собрании 37 –й чрезвычайной сессии, представителем от нижнетуринской волостной управы,  бухгалтером  И.Ф.Гробовым было представлено ходатайство. Предложено полностью содержать фельдшера-акушерку на средства земства, без участия нижнетуринского общества, поскольку «в Нижнетуринском заводе почти полностью население пришлое, а поэтому местному обществу «нет расчета, содержать акушерку на средства коренного населения». Ходатайство было отклонено, и акушерка вплоть до 1917 года получала годовой оклад в 300 рублей, где 60 рублей составляли средства местного общества. Фельдшером- акушеркой служила Екатерина Фоминична Долгушина, жена учителя.  В первый же год службы ей  принято 79 родов.

После увольнения В.М.Петрова, в завод был переведен врач из Баранчинского завода Степан Васильевич Пиликин. Однако в этом же году он умер от коклюша. И в 1909 году врачом был назначен Сергей Александрович Аристов 1870 года рождения, лекарь с 1896 года и врач Серебрянского завода, надворный советник.  

В 1909 году,  Петром Васильевичем Кузнецовым, крестьянином (а впоследствии верхотурским купцом), торговцем железным  скобяным  товаром и столярными изделиями в Нижней Туре, за плату 200 рублей в год, Нижнетуринской волостной управе был передан кирпичный дом под инфекционное отделение («заразный барак») госпиталя.  Дом этот находился напротив госпиталя ( ныне магазин «Калейдоскоп»).
В это же время при госпитале было открыто родильное отделение – вначале  на 2 кровати, затем число мест дошло до 7 коек. Последней акушеркой перед революцией служила Петрова. В Ново-Туринском селе (Токовском) открыт дополнительный фельдшерский пункт. Там служил земский фельдшер Худяков И.Н.  Кроме этого, в Нижней Туре появилась аптечная лавка Тепелина П.В.

Из  докладов,  о медицинском состоянии в Нижнетуринском заводе, видно, что в этот период значительными заболеваниями были коклюш, заушница (свинка), корь, скарлатина, лихорадка. В  меньшей степени присутствовали «кровавый понос», тиф, катар внутренних органов, воспаление бронхов.

В 1915-16 годах, С.А.Аристов  был мобилизован и работал в войсковых лазаретах. В 1917 году  демобилизовался, вернулся на прежнюю должность в Нижнюю Туру.  После 1918 года судьба С.А.Аристова неизвестна.  Интересно отметить, что жена С.А.Аристова, Эмилия-Изабелла Витольдовна, была избрана местным обществом в 1917 году в число гласных Нижнетуринской волостной управы. Старожилы Нижней Туры  вспоминали, что обращались к Аристову не иначе, как «Ваше превосходительство» и встречали стоя. Этот врач оставил о себе очень добрые воспоминания, пользовался уважением населения.  При нем  служили  до 1918 года, старшим фельдшером Николай Андреевич Логинов и младшим фельдшером Илья Васильевич Леонтьев. От земства в заводском фельдшерском пункте работал фельдшер Василий Иванович Москвин.

История медицины  Исовских приисков начинается с 1825 года,  когда на Верхне-Исовских приисках графа Шувалова возникла необходимость медицинской помощи врачом Лысьвенского завода приисковому населению.  А казенные золото-платиновые рудники  Среднего и Нижнего Иса, входившие в Нижнетуринскую заводскую дачу относились по части заводского врача Нижнетуринского завода ( до конца 1860- х  годов).
Население  Крестовоздвиженских приисков (Косья, Петропавловский, Боровское, Качканарский и др.) относилось  в последнюю четверть 19 века к ведомству  врача Бисерского завода. С развитием земской медицины образован Земско-заводской участок. «Крестовоздвиженский земско-заводской участок  состоит из 2608 человек постоянных жителей и до 4000 пришлого населения рабочих приисков. Больница на 20 кроватей находится в самом селении и приемный покой на 4 кровати  - в заводе Бисерском. Здание больницы, построенной в 1890 году, деревянное. По одну сторону коридора полаты, одна из которых для заразных больных. В этом же здании амбулатория и аптека. В пристрое – кухня и ванная. В отдельной постройке – баня и покойницкая. Уборная теплая. Палаты отапливаются круглыми печами. Вентиляция – форточки. Прачечной нет. Заведует всем  - сам врач».

С начала открытия в поселке Крестовоздвиженском  госпиталя,  врачом был назначен Михаил Александрович  Пономарев, 1863 года рождения, служивший до этого ординатором приюта душевнобольных в Перми. Личность поистине замечательная!  


Его мать - Бланк Любовь Александровна (в первом замужестве - Ардашева, а во втором - Пономарева) была теткой В.И.Ленина, сестрой его матери. Двоюродный брат вождя мирового пролетариата, М.А.Пономарев  работал  с 1918 по 1920 год  в должности старшего врача Пермской Александровской больницы, и  в годы гражданской войны исполнял обязанности главврача этой больницы.  По специальности -  инфекционист-терапевт.

В 1902 году место врача занял Авров Иван Павлович, земский и заводской врач Бисерского завода ( а затем «врач Косьинского прииска»), служивший до этого в Соликамском уезде, в с. Кудымкор.  

После его ухода с должности, с  1905 года врачом приисков состоял титулярный советник Вызго  Антон-Александр Иосифович, имеющий стаж лекаря с 1893 года. Он служил и после 1912 года.   

Начало регулярному медицинскому обслуживанию населения  «средних» Исовских приисков в округе прииска Екатеринбургского, было положено пионерами платинопромышленности, купцами Бурдаковыми, основавшими центральную больницу для собственных приисков, на Николае-Святительском прииске (п. Журавлик) и больницу на самом отдаленном прииске Александровском,  около  1893 года.  До этого времени рабочие приисков получали амбулаторную помощь в госпитале Нижнетуринского  завода    «по таксе или соглашению».   Позже, фельдшерские пункты были открыты на приисках Артельном и Валериановском.                    

По началу, центральная больница Николае-Святительского прииска имела 12 кроватей, включая  «запасное» заразное отделение на 4 кровати. Александровская больница имела 4 кровати. При каждой состоял фельдшер, и имелась небольшая аптека. К 1907 году  больница насчитывала 30 кроватей, три приемных фельдшерских покоя, 1 врача, 5 фельдшеров и 1 акушерку.

В летнее время число рабочих одной только Платино-промышленной компании достигало 5.5 тыс. человек, преимущественно башкир и татар. Основными заболеваниями являлись скорбут (цинга), малярия, простудные заболевания. Значительную группу составляли различные виды отравлений и дизентерия, ушибы, переломы, обморожения.   Отмечено, что в поисках заработка, на прииски иногда прибывают  и чахоточные больные. В этих случаях, администрация приисков за  счет компании, отправляет их обратно.

При основании больницы, в качестве заведующего больницей врача, Бурдаковыми был приглашен выпускник Бернского университета Болеслав Яковлевич Янковский. Однако по истечению срока контракта, доктор выехал в центральную Россию, а затем заграницу.  А на его место в 1896 году был принят лекарь Рейнов Фалик Гилельевич.

Рейников Павел Ильич (именно так звали его местные жители) родился в западных губерниях империи в 1869 году, «иудейского вероисповедания…, получил в 1896 году право ( врача)  Медицинской испытательной комиссией». Начав службу врачом в компании «Я.Бурдаков и сыновья», в 1899-1901 годах после продажи Бурдаковыми приисков анонимной компании,  перебрался в Чухлому, где до 1905 года служил земским врачом. Специализировался по акушерству.  В 1905 году вернулся на Урал и перешел на службу в Платино-промышленную компанию анонимного общества.  С 1903 года титулярный советник. С  начала службы врачом в Платино-промышленной анонимной компании и до  1915 года, П.И. Рейнов  - бессменный врач приисковой больницы.  С 1906 года – коллежский асессор. В 1911 году получил чин надворного советника.

В тот же период, в 1899 году, образованное акционерное общество «Платина», приобретя несколько  приисков И.Шайдурова,  с управлением  на прииске «Глубоком», также , заключило контракт с врачом, для рабочих и служащих своей группы приисков. Этим врачом стал Валентин Иосифович Нестеренко, имевший врачебный стаж с 1893 года и служивший ранее заводским врачом в округе Таганрога. Прием больных, Валентин Иосифович вел  в  Нижнетуринском заводе.

Врачебное отделение Пермского губернского земства, строго следило за деятельностью врачебного персонала, особенно частных предприятий.  Мнение о том, что действия врача в отношении бедного малоимущего рабочего или крестьянина не контролировались, и что медицина была «только для богатых», не совсем верно. Это показывают сохранившиеся материалы следственного дела в отношении врача Платино-промышленной компании П.И.Рейнова.

27 октября 1913 года, с прииска Капитоновский, на квартиру горно-полицейского урядника А.Окулова  был доставлен двумя приисковыми работниками, в бессознательном состоянии «пьяный татарин», найденный  на отвалах галечника. Хотя было уже около 9 часов вечера, урядник направил его в приисковую больницу. Дежурный фельдшер Караваев, почувствовав запах алкоголя, распорядился «убрать его проспаться в конюховскую» (конюшню с сеновалом), которая была пристроена к стоящему неподалеку арестантскому бараку.  На следующий день утром, когда врач Рейнов П.И. заступил на службу, фельдшер доложил ему о случившемся, послав больничного служителя за «безродным татарином», но тот был уже  мертв. Им оказался Сафиулла Мухаметшин, из Симбирской губернии, прибывший на заработки. После снятия одежды, были обнаружены многочисленные следы от побоев. Прокурор Екатеринбургского Суда отправил запрос Врачебному отделению, о причинах неоказания помощи «избитому С.Мухаметшину». Фельдшер, есть фельдшер, но куда смотрел врач и что за порядки в Николае-Святительской больнице?

Начались долгие разбирательства и объяснения врача, фельдшеров и свидетелей. Караваев, чувствуя вину, писал, что всё равно не смог бы ничем помочь, т.к. у Мухаметшина были отбиты внутренности. А доктор Рейнов, прыгающим от волнения подчерком, указывал в объяснении, что никогда не нарушал и не нарушит клятвы Гиппократа.

В итоге Врачебное отделение сообщило, что «фельдшер Караваев подлежит судебной ответственности… не только… за проступок неоказания помощи (хотя бы перевязки), но и не вызове врача». Право службы фельдшером, Караваев потерял раз и навсегда.Чем окончилось дело с Рейновым, из переписки неизвестно.

Говоря о медиках Исовских приисков нельзя не упомянуть  Иосифа Гавриловича Дейнеко. Сын казака станицы Горбовой, 1880 года рождения, И.Г.Дейнеко  окончил Черниговскую земскую фельдшерскую школу в 1902 году и постановлением Педагогического совета, удостоин звания фельдшера, так как  «при отличном поведении, показал отличные успехи». Направлен фельдшером в Конотопскую земскую управу.

В 1905 году,  И.Г.Дейнеко был принят фельдшером в Николае-Святительскую больницу, где служил под началом П.И.Рейнова. За время службы показал себя настоящим врачом «по призванию».  Спустя 10 лет службы, направил прошение главноуправляющему Платино-промышленной анонимной компании Н.Н.Грамматчикову о предоставлении прав государственной службы по чинопроизводству.  Николай Николаевич Грамматчиков лично написал ходатайство Пермскому Губернатору,  и прошение И.Г.Дейнеко было удовлетворено. О И.Дейнеко, как замечательном враче, говорит тот факт, что когда закончил службу  П.И.Рейнов,  Платино-промышленная компания сочла возможным оставить вакансию врача компании пустой, и с 1915 года, обязанности  врача приисков успешно выполнял И.Дейнеко.

В октябре 1917 года Елкинским волостным земским собранием единогласно избран Председателем земского Собрания. В советский период был ведущим специалистом-врачом Исовской больницы. Старожилы поселка Ис вспоминали, что гроб с телом «своего» врача Иосифа Дейнеко, толпа рабочих несла на руках с Журавлика до самой могилы. Некоторые поясняли: «Уж кто-кто, а он-то заслужил, что б мы его на руках несли».
           
Кроме, железоделательного завода, сельского общества и приисков, в районе Нижней Туры существовало и Николаевское исправительно-арестантское отделение. При отделении имелся госпиталь, по разным сведениям, в разные годы от 40 до 100 койко-мест. Численность арестантов за все годы существования отделения (с 1893-1918) не превышала 800 человек. Кроме этого при  отделении состояло до 150 человек тюремного ведомства. При отделении, кроме тюремного врача предусматривалось две штатные единицы фельдшеров. Содержание медперсонала оплачивало Министерство Юстиции.

С момента открытия отделения, тюремным врачом был статский советник Александр Яковлевич Пономарев , 1845 года рождения, в службе врачом с 1869 года, прошедший обучение в должности ординатора кафедры душевных болезней Казанского университета (под руководством профессора А. У. Фрезе). С 1874 по 1893 год заведовал Губернским земским приютом для душевнобольных Александровской больницы в Перми. Ему же принадлежит заслуга открытия в 1890 году первой психиатрической колонии приюта душевнобольных на 25 коек на Липовой горе. В 1902 году приют был переименован в психиатрическую лечебницу Губернского земства.  А.Я.Пономарев является первый  крупным специалистом-врачом по психиатрии в истории медицины Пермского края и Урала.

Условия содержания в госпитале арестантов, мало напоминали больничный стационар. Вот его описание, представленное членом совета министра внутренних дел генерал--лейтенантом Томичем, прибывшим с инспекцией и Пермским Губернатором в «Николаевку»: «Больница на сорок кроватей помещается в нескольких палатах, высоких, светлых, теплых и сухих. Коридор, из которого двери ведут в палаты, холодный, благодаря чему палатные двери держатся постоянно закрытыми, а это последнее обстоятельство, в связи с недостаточностью вентиляции, ведет, в свою очередь, к тому, что воздух в палатах является спертым. В одной из палат помещаются сифилитики. Ванна одна, общая для всех больных, в том числе и для сифилитиков. Ванна после трехлетнего бездействия на днях только что исправлена. Ретирады в больнице, по заявлению губернского инженера, на днях также исправлены, но зловоние продолжает существовать по-прежнему. Кухня при больнице найдена холодною. Врач Петров и начальник отделения доложили, что, так как при отделении официально существует не больница, а околодок, то пищу больные получают из общего арестантского котла, что в кухне, имеющейся при больнице, приготовляют пищу только для слабых, что белье для больных, не исключая, следовательно, и сифилитиков, с прочими заключенными общее, что принимаются в околодок только с мягкими формами заболевания и что, наконец, все тяжелые больные транспортируются обыкновенно в Пермскую тюремную больницу».

В 1900 году А.Я. Пономарев уволился со службы, отказавшись от солидного жалования, и его сменил Евгений Иосифович Неверович.  Но и он через год  перевелся на Мотовилихинские заводы, а на место тюремного врача заступил  статский советник Василий Васильевич Васильев, бывший военный врач 160-го Ставропольского полка, а затем Кыштымского завода. Служил  Васильев В.В. вплоть до революции.  При нем состояло два фельдшера.  Годы его службы, совпали с мрачными событиями 1906-1907 гг. в истории Николаевского отделения,  а также с эпидемией тифа среди заключенных в 190-2 гг. и в 1909 году.

С 1911 года, в отделении непродолжительное время служил коллежский советник Замятин Василий Андреевич, ( временно замещая далеко не молодого Васильева),   -  пермский врач  частной практики по внутренним болезням.
    
Около 1906-7 годов Верхотурское земство установило ставку земского врача в селении Николаевский ( Новый ) Завод,  с отношением к нему соседних деревень Косая, Железенка, Александровка. Таким врачом стал бывший земский врач  г.Оханска  (а затем г.Соликамска), статский советник Коронатов Григорий Иванович. Новый земский врач был не чужд революционных идей. Известно, что еще  в 1870-х годах, выпускник Петербургской медицинской академии, Коронатов Г.И. подвергался обыскам полиции, заподозренный в политической неблагонадежности.
В заключение краткого обзора истории развития медицины в Нижней Туре, можно сделать следующие выводы.

К моменту возникновения земств,  к 1870-м годам, из всех уездов губернии, в Верхотурском уезде насчитывалось  наибольшее количество профессиональных медиков -  8 заводских врачей и 14 фельдшеров(9 заводских) и 2 акушерки. В Чердынском уезде, например, не было ни одного врача, а в Екатеринбургском – только 4.  Однако, существовавшая  «доземская» заводская медицина, хотя  по оценкам  и была уже «довольно развитая», но для многочисленного неказенного сельского населения являлась во многом закрытой.

С первых лет возникновением земской медицины, Верхотурский уезд ежегодно занимал лидирующее положение среди 12 уездов губернии по финансированию медицины, расходуя на врачебное дело около трети бюджета. Наличие многочисленных заводов и рудников, золотоплатиновых приисков в самом большом (территориально) уезде, поставило уезд изначально в самые благоприятные условия. Некоторые соседние  уезды тратили на медицину также около одной трети бюджетных средств, но их земский бюджет был намного меньше.
Первый же съезд уездного Верхотурского собрания постановил введение должности главного уездного врача с жалованием 3000 рублей ( в сравнении с другими уездами – более, чем в 2 раза), максимально повысил зарплату фельдшерам и 2 акушеркам до 300 рублей, (разбив уезд на 17 фельдшерских участков), с доплатой в 100 рублей фельдшерам за оспопрививание и акушерство. Кроме того была выделена 1000 рублей на противоэпидемические меры  (кроме Верхотурского уезда, на эти цели ассигнование сделали только 2 уезда). Кроме того назначены стипендии на обучение повитух и 3000 рублей на вознаграждение заводских врачей. Общие расходы на медицину, с первого года существования земства в 1871 году  составили 27 188 рублей. До этой суммы пытался «тянуться» лишь сельскохозяйственный Камышловский уезд. Там бюджет на медицину составил лишь 14 410 рублей. О других уездах и говорить не приходится, включая Пермский и Екатеринбургский.  А в 1899 году, расходы на медицину по Верхотурскому уезду составили 111 215 рублей. Только  у одних екатеринбуржцев, в смете ассигнований было  на 737 рублей больше. Из этой суммы затраты на медикаменты и аптечное дело составляли около трети. Немалые затраты шли и на статистику заболеваний, медико-санитарные описания, обследования учебных заведений в санитарно-гигиеническом плане  и т.п.

Тесное взаимодействие земства с горным ведомством, доплаты заводским врачам за обязанности уездных медиков, позволило создать земско-заводские участки, для более широкого обслуживания  крестьянского населения. Ежегодно ассигновались средства на содержание больных в заводских больницах и бесплатное амбулаторное лечение заводскими медиками тех, кто не работал в заводе.  На эти цели, например в 1890 году, выделено 4816 рублей. К 1918 году, энергичной и разумной деятельностью Верхотурского земства, за его почти 50-летнее существование,  завершался переход к бесплатной медицине. Уездов, с подобным состоянием медицинского обслуживания ( почти уже бесплатного), в России в то время, было совсем  не  много.

Для  работы врачей создавались благоприятные условия. Кроме значительных окладов, ежегодно пересматриваемых на уездных земских собраниях, медицинский работникам после двухлетней службы, предоставлялся четырехмесячный оплачиваемый научный отпуск. Доплата за разъезды по «отдаленным» селениям доходила до 300 рублей. Доплаты на прислугу, «квартирные», «на канцелярские принадлежности», «столовые» и т.п. были частой практикой. Например, семье санитарного врача, в случае заражения и смерти доктора, предоставлялась страховая выплата в размере 5000 рублей, (Для сравнения – в начале 20 века, добротный дом в Верхотурье стоил около 400 рублей). Смерть студента, практиканта-медика, страховалась в 3000 рублей.

Что же касается Нижнетуринского округа, то в преддверии революций, он имел довольно значительную медицинскую базу, (в сравнении с другими районами), как по числу специалистов, так и по числу открытых фельдшерских пунктов и больничных койко-мест.

Для местных жителей, это стало очевидным и понятным, когда вплоть до 1930-х гг. на Исовских приисках оставался всего один врач  И.Г.Дейнеко, а на всю Нижнюю Туру – единственный бывший земский фельдшер – ветеран русско-японской войны Василий Иванович Москвин, помнивший еще доктора А.Е.Некрасова и «Их Превосходительство, господина Аристова».

 

НАШ АДРЕС:
Свердловская область,
г. Лесной

ТЕЛЕФОНЫ:
+7 (908) 912 69 77

Назад к содержимому | Назад к главному меню
?
?