Статья Шлемова А.В. Ахт, «чехам» и Каменные когти - Краеведческий сайт "Поселок Ис"

Поиск
Перейти к контенту

Главное меню:

КРАЕВЕДЕНИЕ > АВТОРСКИЙ ОТДЕЛ > СТАТЬИ АВТОРОВ > СТАТЬИ ШЛЕМОВА А.В.


Ахт, «чехам» и Каменные когти


Еще в прошлом веке русский ученый Н. И. Надеждин писал: «Топонимика
это язык Земли», а академик Я. К. Грот отметил: «Топографическое имя никогда не бывает случайным и лишенным всякого значения. В нем по большей части выражается или какой-нибудь признак самого урочища, или характерная черта местности, или намек на происхождение предмета, или, наконец, какое-нибудь обстоятельство, более или менее любопытное для ума и воображения».

За последнюю четверть века, интерес к топонимике Среднего Урала,  необычайно возрос. Тем не менее многие названия урочищ , гор и рек, часто представляют собой загадку, вызывают споры исследователей и порождают различные гипотезы. Причина этого уходит своими корнями в те напластования этносов и  народностей, что населяли наш район с глубокой древности.  И каждый предыдущий народ, мигрируя, либо ассимилируясь с последующим этносом, оставлял частицу своей культуры, своего языка новым мигрантам.

А сколько их было? Кто сочтет? Древние кочевые тюркские племена,  булгары и угры, наконец, ханты и манси, коми-зыряне и сибирские татары. Каждая из перечисленных народностей, при  глубоком изучении распадается не на единицы, а зачастую на десятки субкультур и диалектов.  В районе Урала, где за многие столетия сплелся невероятный узел различных этнических культур, проводить языковую границу бессмысленно.  
Русские названия гор, рек, деревень часто идут от личных имен.   

Например, Колпаков камень в верховьях реки Именной, назван по фамилии купца Колпакова, что пытался разрабатывать там рудник. Сегодня мало кто знает, что местность Осокина  рядом с п. Федино, ( назван так от уменьшительной формы имени крещенного вогула), где ранее, в 1920-х гг., были прииски Осокино -1 и Осокино-2, названа так не от буйной травяной растительности.  Еще в 18 веке эту местность у горного ведомства, испрашивал купец-заводчик Осокин, и начал было строить там завод для проплавки качканарских руд.  А, например, Магдалининский камень назван по одноименному руднику в честь святой Марии Магдалины.
А сколько природных памятников и объектов,  казалось бы, с  русскими названиями, происходят от коренных народов наших мест.

Так Конжаковский камень назван по роду вогулов Конжаковых, имевших там звериные промыслы. Денежкин камень имеет название по фамилии «богатого вогульца Денежкина», юрты которого находились у подножья горы.

Вогульский «след» прослеживается не только в оронимах и гидронимах нашего района, но и в разговорной речи. Широко распространенное в нашей округе выражение «ёлки-палки» пришло из вогульского языка и  означает «нижняя сторона». До сих пор, нет-нет, да и услышишь у стариков г.Верхотурья слово «чарым», вместо слова «наст».  Или не раз слышанное в Нижней Туре автором, замысловатое слово «ерытасьма» ( чисто вогульское), что означает
хмарь, непогода. Или местное, вышедшее из обихода выражение «начал ереститься да ерыкать», что значит «начал важничать, задаваться,  да еще спорить и свысока возражать». Видимо, происхождение этих забытых слов, кроется в вогульском «ёрын» ( гордый).

Среди старожилов Нижней Туры с незапамятных времен  бытует прозвище «елкинский чехам». Причем, как правило, оно произносится с привязкой  к конкретному населенному пункту
поселку Елкино,  хотя в округе Нижней Туры деревень было сколько угодно.  И даже когда говорится о просто «чехаме», то значит, всегда говорится о коренном уроженце  п. Елкино.

Происхождение, на наш взгляд, лежит в истории основания Нижней Туры.
Известно, что до начала последнего этапа строительства Нижнетуринского завода в 1764-66 гг., в ближайшей округе находилось не менее двух крупных стойбищ ( юрт) вогулов-манси. Одно из них лежало невдалеке от современного местонахождения д. Большой Именной.  А другим, являлась  вогульская деревня Палькина, находящеяся  при устье реки Ис, невдалеке от п. Маломальского.

Первым русским поселенцем в Елкиной зафиксирован в 1730 году некто, устюжанин Попов с сыновьями.

С открытием горы Благодать вогулом Степаном Чумпиным, с 1735 года началось активное освоение мест русскими горными людьми. После строительства чугунолитейных Кушвинского и Туринского (верхнего) заводов, начался поиск места под железоковательный завод.

Место вновь заводимого Именновского завода  было выбрано на реке Малой Именной, недалеко от упомянутой вогульской деревни. Дальнейшие работы по обустройству плотины, вынудили вогулов сняться с обжитых мест по р. Большой  Имянной и  переселиться в Палькину, либо уйти дальше на север.

Дальнейший перенос места строительства завода в устье реки Большой Именной на реку Туру и возобновление строительства завода ( уже именованного Нижнетуринским ) в 1764 году, побудило и палькинских вогул уйти на север. Однако часть их переселилась в деревню Елкино, на реку Выю, которая в переводе означает «жирная (богатая зверем) река» - «Вууй- я»

Так поблизости с Нижней Турой осталась единственная деревня с коренными обитателями этих мест «манзями», как сами себя называли вогулы. Русское пришлое население Елкиной для них было «ч(с)ех-ха(у)м» - «бледный народ/племя/род».

Но есть и другая версия, что «чехам» есть прозвание русскими палькинских вогул, что населяли устье реки, так как «чик
хум», буквально переводится как «устья, низовий реки люди», если «чик/шик» - «устье, яма, низовье реки» .

Интересно заметить, что среди пантеона мансийских божеств, почетное место занимает «Чехрынь
ойка» (буквально «Нож-старик»). Он является покровителем манси, занимающихся именно рыбной ловлей и охотой.  По поверьям,  Чехрынь ойка спасает рыбака на воде.

Вот как описывает в своей книге «У вогулов» ритуал жервоприношения на святилище Чохрынь-ойки известный уральский путешественник, член Русского Географического Общества Константин Дмитриевич Носилов, когда зимой в 1880-х годах на Северном Урале ему удалось принять участие в этой вогульской церемонии:

«Впереди шел старик Сопра, который время от времени снимал тонкие синие нитки с настороженных острыми стрелами громадных луков. Эти луки полностью окружали кедровый бор, так что попасть на место можно было только по тропинке, известной одному хранителю. В центре поляны стоял деревянный амбарчик на двух опорах, с оленьими рогами на крыше. Внутри амбарчика находилась фигура Чохрынь-ойки в мехах, шарфах и опоясках; на ее голову были надеты три островерхие шапки из черного, красного и синего сукна, украшенные медными бубенчиками. Лицо оказалось деревянным, нос был обозначен грубым сучком, глаза - свинцовыми пулями. Вокруг идола стояло с десяток маленьких деревянных крашеных и позолоченных чашек, в одни были положены крендели, в другие - пряники и белый хлеб. По углам лежали десятки сломанных ножей; по стенкам амбарчика были развешаны шкурки бобров, темно-бурых лисиц, соболей, белок и росомах. Фигура духа-покровителя представляла собой деревянный кол с вырезанным на конце лицом, ушами и руками в виде палочек, ног не было. Шея идола была обмотана массой шелковых платков, в углах которых были завязаны серебряные екатерининские и более поздние монеты. Меховой халат из соболей также был увешан платками, лоскутами парчи и кусками материй всех цветов. Отовсюду сыпалось серебро, включая монеты разного достоинства и старинные ажурные маленькие чашечки, на дне одной из которых были изображены драконы и какие-то чудовищные птицы и звери. Жертвоприношение происходило неподалеку от амбарчика. Когда оленей поставили перед костром и за перекинутую петлей веревку ухватилось по два человека, старик Сопра запел громким голосом. Вогулы стали кричать, одни из них давили оленей веревками, другие пускали в них стрелы. Туши разделали, мясо очутилось в котлах, а сердце, почки, уши, мозг и печень были положены в чашки. Лакомство облили кровью и понесли Чохрынь-ойке. Завидев идола, вогулы с криком упали на колени и завыли диким, отчаянным голосом. Старик первым полез по лесенке в амбарчик и поставил перед фигурой чашку, за ним последовали и все остальные, после чего все опять упали на снег, продолжая громкие молитвы. Затем шкуры убитых оленей повесили на жерди рядом с амбарчиком, старик вновь читал заклинания и взмахивал руками, вогулы то повторяли за ним, то падали и молча лежали на снегу. Вернувшись на жертвенную площадку, вогулы устроили ужин, поедая сварившееся мясо. Итак, одним из примечательных духов-покровителей вогулов Северной Сосьвы являлся Чохрынь-ойка "Старик-нож". Манси полагали, что летом он живет в виде стрекозы, а зимой в облике человека ходит на лыжах с подволокой из выдры. Чохрынь-ойка был хорошо известен вогулам не только как лекарь, но и как помощник при разного рода происшествиях на воде: если в лодке течь, вокруг ножа наматывали три табачных листа, скрепляли их красной лентой, и затем нож вгоняли в крышку каяка. Позже этот нож с попутчиком посылали хранителю Чохрынь-ойки…»


Кто же был главным, родовым божеством палькинских вогул в наших местах? Быть может «Нож-старик» ?  Еще и сегодня, святилище Чохрынь-ойки на озере Турват (хранители на протяжении 20в. - род Самбиндаловых) почитается народами Севера. Кем, когда и откуда был перенесен   в верховья Малой Сосьвы  этот почитаемый идол?

Другое культовое место Чехрынь-ойке находится на правом берегу Северной Сосьвы в месте впадения в нее правого притока - р. Тапсуй. В последние годы здесь проживает единственная семья И.В. Анемгурова.  В середине 1920-х гг. на этом месте побывал начинающий исследователь В.Н. Чернецов, посвятивший описанию увиденного обряда одну из своих первых научных статей “Жертвоприношение у вогулов”:

«Сам Чохрынь Ойка имеет вид двухаршинного бревна с заостренным верхним концом, на котором грубо вырезаны нос, рот и глаза. На голове у него был колпак, сшитый из семи полос цветного сукна и опушенный соболем. Туловище его было обернуто многочисленными платками и кусками разноцветных материй. В платках и кусках материи в углах завязаны и зашиты деньги.
Но главной святыней является не это изображение, а другое, металлическое, которое, по словам вогулов, находится внутри деревянного. По этому поводу вогул Семен Пакин говорил, что в деревянном изваянии («пупых»),  делается зарубка в виде ниши, в которую и вкладывается свинцовая, серебряная или золотая фигурка…»

В очерке интересно упоминание о Семене Пакине. Уж не потомок ли вогул рода Палькиных, из деревни, что стояла триста лет назад на реке Ис?   И снова вопросы… вопросы… вопросы…

Возвращаясь к топонимике нашей округи, нужно заметить, что в  объяснении е таких  названий географических объектов нашего района, как например,  гора Качканар, реки Уреф, Емех, Чекмень, Тискос, Пектыш, Тура  и другие, специалисты до сих пор не могут придти к общему мнению. Да, наверное, и не придут. В районе Урала, где за многие столетия сплелся невероятный узел различных этнических культур, проводить языковую границу бессмысленно. И сегодня, думается, главная задача исследователей заключается в расшифровке названий мелких географических объектов Урала
речек, озер, ручьев, урочищ, гор незначительной высоты и т.п.
Вот в  связи с этим, рассматривая некоторые названия нашего района, все же хотелось бы высказать свое мнение.


Река Ис


В последние годы, общепринято стало  считать, что название реки Ис,  протекающей среди тенистых хвойных уральских лесов, переводится с мансийского, как «тень».  Однако «тень» (от предмета) по-мансийски значит «исхор».

Исследователь жизни народов уральского севера С.Скурыдин в известном очерке «Тере-я
река аборигенов» идет  дальше. Он пишет: «Интересно название реки Ис.

Согласно воззрениям вогул, человек и животные имеет две основные души: «ис»
душу-тень и «лили» душу-дыхание (дух). Неодушевленные предметы имеют лишь ис тень. После смерти человека ис направляется в загробный мир - Ели (йоли, ель, елы) Маа (хамал маа), где с каждым днем молодеет, избавляясь от жизненных забот и недугов. Богатая платиной река Ис течет с северо-запада на юго-восток и впадает в реку Туру недалеко от деревни Елькино (Елкино). Души окрестных вогул отправлялись по реке Ис в Царство мертвых к Йоли-Торуму (Куль-отыру). Не исключено, что название русской деревни Елькина (Елкина), возникшей в 30-х годах XVIII века при впадении Выи в Туру, связано не с еловыми лесами или вогулом Елькой, как считали новые поселенцы, а с далекой землей манси Ели Маа. К сожалению, русские не вникали в таинственную мансийскую веру, и исследователям остается лишь догадываться о назначении культовых мест коренных жителей Урала».

Далее, основываясь на названии реки, версия получает развитие: «Есть предположение, основанное на местной топонимике, что капище было посвящено Йоли-Торуму (Кулю)
богу нижнего мира, куда уходили души умерших. Не исключена и версия о том, что местные вогулы на горе Шайтан приносили жертвы Калтась-экве, богине-матери, которая вселяет душу во всё живое. Эту богиню манси также называли Йоли-Торум-сянь («Мать нижнего мира») и Сорни-эква («Золотая женщина»). По преданию, манси унесли идола Калтась-эквы на север, и русские много столетий безуспешно искали Золотую Бабу. У жертвенника (яны кан) Шайтан-горы, помимо глиняной посуды, в которой вогулы приносили и готовили пищу, хранились стрелы, идолы богов и их помощников. Эти идолы находили на капище ещё в 2030-е гг. XX века».

Вогульское происхождение названия высказывал и И Я. Кривощеков. Но достаточно взглянуть на карту Свердловской области
речек с подобным названием очень много. Что же, все они являются дорогами душ вогуличей в загробный мир?

Вот река Иса
 протекает в Свердловской области, в окрестностях Нижнего Тагила. Устье реки находится в 79 км по левому берегу реки Салда. Есть и река Иска приток Мугая. Есть ещё одна Иска в Нижнетавдинском районе. Все они, вероятно,  образованы от татарского «иске», что значит «старый».  Т.е. берущий начало из «старицы».

Посмотрим  внимательно  «материальную» часть
«Путешествие по разным местам Государства Российского» Петра Симона Палласа. Там описывается,  как он, выехав из Нижне-Туринского завода с проводниками-вогулами, миновав деревни Елкину и Палькину, «ниже Палькиной с четверть версты переезжал изрядную речку Исс, а по-вогульски «Ак». Сомнений быть не может
истинное  вогульское название реки Ахт ( в русском варианте, как «Ак»), что означает «протока», «речка, вытекающая из старицы». Видимо эта особенность реки сохранилась и в поздней (татарской)  форме названия,  дошедшего до наших дней.

Река Уреф


Устье реки находится  по левому берегу реки Большая Именная. При устье распложен п.Именновский (г.Качканар). Притоками реки Уреф являются Средний и Малый Уреф. Истоки же всех трех речек лежат достаточно близко друг от друга. Название реки представляет загадку и не находит подходящего объяснения  в языках остяков-хантов и вогул-манси. Интересно заметить, что местность верховий этих рек носит тоже название и на топографических картах обозначена, как урочище Уреф.

В фольклоре нижнеобских угров сохранилось множество легенд и преданий, отражающих формирование северной группы хантов.

Хантыйские предания и мифы рассказывают о проникновениях в  Приобье различных угорских племен, о военных
столкновениях северных хантов как с самодийцами, так и со своими соплеменниками. Порой может показаться, что средневековое северное Приобье представляло собой театр непрерывных военных действий.  По утверждению нижнеобских хантов, до прихода угров в северной тайге проживали “ур ёх”  
лесной народ, “дикие люди”. Это название чаще относилось к самоедам-ненцам, но как знать, что за племена  обитали в урочище Уреф. Факт возможной обско-угорской (? домансийской) субстратной топонимии на территории восточных склонов Среднего Урала заставляет по-новому взглянуть на некоторые аспекты этнической истории Среднего Урала. Наряду с вогулами (манси) обитателями этих мест, вероятно, были неизвестные родственные им обско-угорские племена, возможно, близкие хантам. Остатки этих племен, до конца не ассимилированные вогулами и тюрками, русские могли застать еще в XVI-XVII вв. и часть топонимов, заимствовать непосредственно от них.

В этом случае упоминание на территории современной Свердловской области в старинных русских документах XVII в. наряду с вогулами и татарами остяков (например остяков на оз. Аять) не является ошибкой. Очевидно, что остатки этого древнего обско-угорского населения могли дольше всего сохраниться на периферии вогульского и тюркского мира, в горной части Среднего Урала, в частности в верховьях Туры, Тагила и Нейвы, где как раз и фиксируется наиболее плотный очаг обско-угорской топонимии. И.Я. Кривощеков  полагал, что стоянки хантов находились еще и в 18 веке в районах Среднего Урала, на южной территории не только Верхотурского, но и Ирбитского уездов.

И где же проходила южная граница боевых столкновений  древних угорских племен    с “диким народом”?  Ведь течет же совсем не далеко от нашего района грозная Ляль-я (Ляля)
“река войны”.
Интересно отметить, что на старых картах, словарях и справочниках (Брогауз), река именуется  именно Урех.
Как одна из версий, может быть рассмотрен вариант названия от хантыйского “ехан, юган”
река.  В северных областях, в Приобье, в среде хантов,  эта полная форма слова сохранилась. В  нашем же районе, заселявшемся русскими переселенцами, слово могло претерпеть изменения окончание отпало. Естественно, что аборигенные названия изменялись согласно законам русского языка, переоформлялись по аналогии с русскими топонимами, а часто просто искажались. Многие из них поэтому не только непонятны, но и представляют загадки для специалистов, знающих языки сибирских народов. Из “Ур-ех(г)ан” получилась “Ур-ех” “лесная речка”.
Другой вариант образования, мог возникнуть  от хантыйского “Ях(Ех)”
что значит, “небольшая река”. В ХМАО сегодня достаточно с подобным названием - Ай-Ахаль-яха, Ягуръ-ях, Ить-ях и т.п.

Река Емех


Емех
река в районе п.Платина и Новая Тура, бывших деревень Ванюшина и Вологина
старинных мест бывших вогульских стоянок. Устье реки находится в 7 км по левому берегу реки Шайтанка. Длина реки составляет всего 25 км.

Название также имеет, скорее всего, также домансийское происхождение. На языке хантов “Ем”, обозначает нечто высшее, священное. Пожалуй, можно перевести как “священная речка”. Этот вариант подтверждается и тем, что река впадает в р.Шайтанку. А как известно, русские поселенцы, подобные названия давали тем  скалам, рекам и урочищам, что были связанными с культовыми местами уральских аборигенов.


Река Чекмень


Устье реки находится в 24 км по правому берегу реки
Большая Именная. Длина реки составляет 18 км. При устье расположен поселок Именновский (г.Качканар). В середине 19 века река использовалась для сплава леса, предназначенного для жжения, в куренях Нижнетуринского завода.

Название реки, местными жителями часто связывается с чекменем - верхней одеждой из сукна, форменной одеждой казаков. Распространению этого толкования, способствовал тот факт, что река протекает по бывшему приисковому округу гр.Шувалова,  охрану которого якобы несли казаки и черкесы.

Однако вернее, на наш взгляд, следует рассмотреть варианты происхождения названия из языка вогул-манси: «Мень» - невестка, молодка, «Мань-я» - маленькая река.

С другой стороны словообразующее «Чек» ( с русской модификацией перехода «С» в «Ч») дает много вариантов трактовок:

От вогульского «сака»  - «очень». Т.е. «очень маленькая река».

Интересно также и возможное образование от «сак» - бусинка ( «саксам» - бисеринка).

Образование названия от вогульского названия черной дикой утки (чернеть) , по-вогульски
«саа(н)ки», с глухим «н». Что-то подобное «Саа(н)к(и)-ма(е)нь-(я)» - « утки маленькая река», либо «молодой/мелкой утки река».
Последняя  версия кажется наиболее верной, поскольку поблизости протекает река с русским названием Утянка ( приток Выи), доказывая ареал гнездовий дикой утки.


Река Тура


Название притока Тобола, река Тура, что дала название нескольким городам, имеет много вариантов объяснений. Наиболее распространенное мнение (начиная с академика Г.Миллера), что слово «тура» происходит от татарского (ещё шире
тюркского) «город».  Достаточно вспомнить столицу Сибирского ханства Кызыл-Туру ( останки её находятся на высоком мысу в устье Иртыша). Время превратило три линии её  оборонительных укреплений, о которых писал тобольский летописец Ремезов, в небольшие, заросшие травой холмики. Еще более известна столица ханства Ченги-Тура (Тюмень). Но тот же Миллер, приводя тюркскую версию,  уточняет, “что татаре имя реки Туры выговаривают Туре, а вогуличи, которые чаятельно еще до татар в сих местах жили, оную реку Тере или Тере-я называют, так что татарское звание может быть взято от вогуличей”. Далее Миллер высказывает мысль, которая и сегодня является актуальной о множественности этимологических мотиваций слова, подчеркивая относительно гидронима Тура, что “еще и другим образом толкования могут быть”, так как в источниках есть версия о том, что места по Тоболу, Иртышу и Туре, где “государствовал Кучум”, назывались “особливым именем Туран”. Известна также и Тобол-Тура (путешественник И.Фальк).

Граница распространения родственных племенам манси  -  хантов,  простиралась много южнее современной области их проживания.  Нет сомнений, что в северной части Среднего Урала манси пришли на смену древнему хантыйскому населению. Интересно сопоставление хантыйского тур
«горло», «труба», «источник» и турет «рукав».

Исследователь Т.Слинкина высказывает предположение , что гидроним Тура основан  всё же на мансийском  «Туура-Яя» с русской вставкой в атрибутивной части,  т.к. «туур» - озеро, а «яя» - река. И очевидно, при иноязычном усвоении произошёл  гидроним - Тура. В верховьях же русло протекает через несколько озёр, местами же, где побережье низинное, сплошь озёра и заболоченные луговины с невысокими возвышенностями. Если это так, то «Туура-Яя "- это «река с озёрами (в русле)".

Но нужно учитывать, что многие мансийские ( и среди них, наиболее интересующий нас, - верхотурский, кунгурский) диалекты манси сегодня потеряны, и название реки по-вогульски сложно расшифровать. Тот же академик П.Паллас, посетивший наши края в1770 году, также замечает, что проводники- вогулы называют реку Тёре-я. Можно предположить, что вогулы уже и тогда точно не знали, как переводится название реки. Иначе Паллас указал бы это, как он это делал в известных случаях.

Получается, что название перешло от народов, населявших наш край  еще до вогул-манси. Поэтому всё же, на наш взгляд, трудно не согласиться с А.К.Матвеевым, что  название реки  «Тура», имеет  дообско-югорские корни.  Возможно, ответ на этот вопрос нужно искать либо в тюркских языках, либо в языках самодийских народностей Саяно-Алтайской группы, образующих вместе с языками фино-угорской группы единую уральскую языковую семью.

В процессе гуннских завоеваний,  древние самодийские скотоводческие племёна сформировавшиеся  на территории южной Сибири (Алтай и Саяны,) и в 1-2 тыс. н.э.  были вытеснены тюрками к северу, на равнины средней Оби и Иртыша, в междуречье Оби и Енисея. В настоящее время можно довольно точно обозначить ареал тюркской субстратной топонимии на территории Среднего Урала, северная граница распространения которой идет примерно от Шамар к Нижнему Тагилу, затем к Кушве, Верхотурью и далее по Туре, т.е. она кое-где пересекается с южной границей прежнего ханты-мансийского ареала.  Ведь невысокие Уральские горы были незначительной преградой для кочевников.

Походы гуннского завоевателя Атиллы, поглотив часть территорий Урала, Поволжье, Северный Кавказ, Украину и юг центральной России расширили влияние тюрков почти до современной Франции. И сегодня топонимы тюркского происхождения встречаются очень широко, даже среди горцев  Кавказа, вытесненных тюрками с равнин в горы.
Терек
одна из значительных рек Северного Каказа. По мнению  А.В.Суперанской , в основе названия гидронима лежит древнетюркское (хунно-булгарское) «тере(к )» «река». Эта версия подтверждается  широким распространением лексемы тере(к) в гидронимах (Ак-Терек, Кара-терек, Уч-терек, Иш-терек и др.).

На границе с Монголией, в республике Тува,  лежит загадочное озеро Тере-холь, с развалинами древней уйгурской крепости  на острове. По легенде озеро возникло благодаря,  внезапно забившим источникам очень быстро. Современные же тувинцы переводят название, как «просто озеро». С другой стороны, в Самарской области течет речка с названием Терегель - правый приток Савруши в Похвистевском районе. У ученых нет сомнений
это гидроним тюркского происхождения. Тюркское ( и современное башкирское, казахское, киргизское) «тере», переводится как  «обильный, живой, быстрый, подвижный», а «г(х)ель, к(х)ель, к(х)ол, к(х)ул»,    как «озеро, пруд, водоем; река, речка, ручей». Отсюда Терегель можно истолковать как «быстрая речка». Сравним с Тере-Холь -  получается «быстро (возникшее) озеро».

Несколько рек под названием Терен-гол есть в бассейне рек Кондомы и верхней Томи в Томской области. В переводе с шорского
“Теренг” быстрый,обильный, “Гол” река. Правый приток Томи имеет название Теренсу. Эта река течет среди гор, достаточно глубока и быстра, что также отразилось в её названии. Следует заметить,  река Тура есть и в Забайкальском крае, берущая начало в Даурской области,  - приток реки Ингиды.
В Башкирии и Пермском крае течет река Тере Танып, правый приток реки Белой, берущая начало из болот Ординского района Пермской области. Река имеет и другое название, переводимое с башкирского
Быстрый Танып.

Академик Паллас,  давая описание Нижнетуринского завода, в 1770 году не забыл упомянуть о течении «Быстрой (обильной) реки» - Тере-я (Туры), выразив удивление постройкой, на столь быстрой реке, плотины завода, которую «еще ни разу не прорвало». Таким образом, эта версия названия реки, заслуживает на наш взгляд главного  внимания.


Река Некур


Река, а вернее мелкая речка, является левым притоком Талицы, устье которой находится между устьями рек Большой Глубокой и Большим Пехтышем.

Можно предположить название с языка хантов
«нехыр», что значит «кедровая шишка». Косвенным подтверждением этого предположения являются кедровые перелески в окрестностях речки. Однако, такой перевод всё же выглядит не совсем убедительно.

На картах конца 18в. достаточно много небольших рек с названием Кекур, впадающих в Туру выше Верхотурья. Нельзя исключать, что истинное название всё же Кекур -  "прибрежные гряды и валы из рыхлого материала, который выталкивается речными льдами; скалистый мыс".


Река Токмыш


Левый приток реки Шайтанка, впадающий чуть ниже  реки Емех. Бассейн  реки расположен между п.Платина и  п.Карелино. Верховья реки начинаются в болотах, а течение проходит по низменной заболоченной местности.
На первый взгляд, соблазнительно связать название с башкирско-татарским языком, однако возможно предположить хантыйские корни наименования
«тунк-мас», т.е. «мшистый столб».

Это название и сейчас подтверждается, т.к. болотистая пойма реки изобилует сломанными стволами чахлых, покрытых мхом деревьев. Разумеется «Н» выпало и «С» приобрело вариант «Ш», и слово стало удобопроизносимым как русских, так и татарских поселенцев
Токмыш.

Гора Качканар


Одна из высоких вершин Среднего Урала, давшая название городу. Еще до открытия горы Благодать, была известна своими «удивительными» магнитами, сила которых, позволяла удерживать предметы, вес которых превышал вес магнита в 4-6 раз.

По территориальной принадлежности к заводским округам, по горе проходила граница между Гороблагодатским горным округом и Лысьвенским округом наследников П.П.Шувалова.
Название горы представляет и сегодня  загадку,  порождая спорные варианты.  Причиной этому, на наш взгляд  служит  упорная привязка исследователей к словообразующему «нар»(«нер») и деление названия на две части
«качка нар».

Считается эффективной  тюркская этимология: «качка» - лысый, «нар» - верблюд. Этот вариант считается правдоподобным, поскольку на горе имеется природный памятник, известный как « каменный верблюд».  Другой вариант названия представляется еще нелепее  - от татарского «качкын», что значит «беглецы».
Толкование с языка манси ( с выше приведенной разбивкой названия),  также не дает результатов, кроме как общепринятого перевода с мансийского «нёр», -  «каменная гора».  Однако если пристальнее рассмотреть признаки гор в языке манси, то окажется, что такой перевод несостоятелен. В языке манси, часто одно слово заключает в себя целое повествование.

Этнические современные манси поясняют, что  если в разговоре упоминается "нёр", то  для манси это значит "безжизненная, очень труднодоступная скала, куда незачем ходить и там нечего делать". Если же говорится о "сях(ы)л" - то это значит "гора, куда идти нужно с основательной подготовкой, тащить с собой дрова и еду".  А  если говорится об "ур" - то для манси это "родные просторы, можно и налегке пойти".   Что же тогда для кочующих манси гора  Кескенер ( так упоминается гора  в источниках 17-18вв.), если они видели и Елпинг-нёр и Пиле-нёр, Хоолат-Сяхль и другие подобные вершины Северного Урала?

Видимо, есть смысл  рассмотреть топоним с  разбивкой , приблизительно, на «Кес-кен-(н)ер», либо «Кес-кенер». Такой подход дает следующие варианты перевода загадочного названия.

1. По-хантыйски «кунс» ( коготь), «кетн»( два, двое), «няр» (лысый, голый )
дают вариант «Два голых когтя».  Другой, также, хантыйский вариант с начальным словом «хась» (едва ли не, как бы). Получается «Как бы двое голых» - «Х(К)ась-ке(т)н-няр».

2. В современном языке манси «кос»( коготь), «кууняр»(бедный, лишенный  ч-л).  Кроме того  отдельное слово «няяр», переводится как «облезлый, лысый, не имеющий растительности». Также, интересно рассмотреть «кос»  (коготь) с глаголом «кон-нёр(антанкве)»(выползать, выступать) .  Получается, что-то вроде «Когти выползли» или «Голые когти».

3. Можно предположить мансийское название горы и образованием «кась» (младший брат), «канк» (старший брат), «нёёр» (гора /горный, каменный), либо «няяр» (лысый)
«Два лысых/каменных  брата».

Вывод остается за специалистами, но, несомненно, в названии указана особенность горы -  с двумя голыми вершинами-гольцами,  названными ныне «Северный Рог» и «Полуденный  Рог».



Источники:


1. Паллас (Pallas) П. С. П. С. Палласа, доктора медицины, профессора натуральной истории и члена Российской императорской Академии наук, и Вольнаго экономического Санктпетербургскаго общества, Римской императорской естествоиспытательной академии и Королевских Аглинскаго, Шведскаго и Геттингскаго собраниев члена, Путешествие по разным местам Российскаго государства по повелению Санктпетербургской императорской Академии наук Ч. 2, кн. 1. 1770 год / П. С. Паллас (Pallas). - СПб. : При Императорской Академии Наук, 1786.
2. Миллер (Miller) Г. Ф.lt Описание Сибирского царства и всех произошедших в нем дел, от начала а особливо от покорения его Российской державе по сии времена [Электронный ресурс] . Кн.1 / Г. Ф. Миллер (Miller) ; [пер. с нем. В. Лебедева, И. Голубцова]. - СПб. : При Императорской Академии Наук, 1750, 457,
3. Георги (Georgi) И. Г.Описание всех в Российском государстве обитающих народов, так же их житейских обрядов, вер, обыкновений, жилищ, одежд и прочих достопамятностей [Электронный ресурс] : [в 3 ч.]. Ч. 1. О народах финскаго племени / И. Г. Георги (Georgi) ; переведено с немецкаго [И. И. Богаевским] ; иждивением книгопродавца К. В. Миллера. - СПб. : Печатано при Артиллерийском и инженерном шляхетном кадетском корпусе типографщиком И. К. Шнором, 1776.
4. Чупин Н.К. Географический и статистический словарь Пермской губернии, составленный Н.Чупиным. - Пермь, 1873
5. Чупин Н.К., Забытые заводы Осокина, Пермь, 1881
6. Сёменов-Тян-Шанский П.П., Географическо-статистический словарь Российской империи, СПБ, Безобразов, 1863-1885
7. Кривощеков И.Я., Словарь Верхотурского уезда, Пермь, 1910
8. Носилов К.Д. У вогулов: Очерки и наброски. С 41 рисунком в тексте. - СПб., 1904.
9. Высоцкий Н.Ф. Несколько слов о погребальных обычаях вогул. С рисунком. - Казань, 1908
10. Павловский В. Вогулы. Б.м., 1907
11. Матвеев А.К. Географические названия Свердловской области: Топонимический словарь. Екатеринбург, 2000.
12. Матвеев А.К. Географические названия Урала. 2-е изд., испр. и доп. Свердловск, 1987. А.К. Матвеев, Географические названия Урала. Топонимический словарь; Екатеринбург, "Сократ", 2008г.
13. Матвеев А.К., Топонимия Урала как памятник языка и истории, Известия Уральского государственного университета, Екатеринбург,2001, №19
14. Слинкина Т.Д.: Мансийские оронимы Урала. Ханты-Мансийск, ОАО ИД "Новости Югры", 2011г.
15. Викторова В.Д. Памятники лесного Зауралья в Х-ХIII вв.н.э.// Труды Камской археологической экспедиции. Пермь,1968. С.240-256. (Учен. зап. Перм. ун-та. Вып.191).
16. Смирнов О.В., Известия УрГУ. Гуманитарные науки. Выпуск 4
200 №2
17. Перевалова Е.В.. Войны и миграции северных хантов (по материалам фольклора)
« Уральский исторический вестник», № 8. Екатеринбург: "Академкнига", 2002.
18. Каптиков Р., «В гостях у северного верблюда», «Уральский следопыт», 1982, № 4.  
19. Скурыдин С. «Тере-я
река аборигенов», «Уральский следопыт»,2004, №6
20. «Горный журнал», 1868, № 1.
21. Ромбандеева Е.И., Кузакова Е.А.,Словарь мансийско-русского и русско-мансийского языка, Л., «Просвещение», 1982
22. Скамейко Р.Р., Сязи З.И., Словарь хантыйско-русского и русско-хантыйского языка, СПБ, Отделение «Просвещение», 1992
23. Афанасьева К.В., Игушев Е.А., Русско-мансийско-коми словарь, Екатеринбург, ООО «Баско»,2008
24. Твёрдый А.В., Топонимический словарь Кавказа., http://apsnyteka.org/640-toponimicheskii_slovar_kavkaza_a-g.html

 

НАШ АДРЕС:
Свердловская область,
г. Лесной

ТЕЛЕФОНЫ:
+7 (908) 912 69 77

Назад к содержимому | Назад к главному меню
?
?