Статьи из районных газет - Краеведческий сайт "Поселок Ис"

Перейти к контенту


От «перехожей школы» — к нормальной


На том месте, где стоит деревня Большая Именная, в далеком прошлом было стойбище вогулов, насчитывающее по архивным данным 1681 года 22 мужчины. Это стойбище было временное: сюда приходили охотники на зиму.
В 1868 году в русле речки Именной открыли золото (юго -восточнее Большой Именной).
Тысячи переселенцев направились на Урал. Многие остановились на месте старого стойбища.
По сохранившимся воспоминаниям с 1872 года в Большой Именной существовала «перехожая школа». Вместе с учителем «школа» переходила из одной избы в другую. Занимались по очереди в Каждом доме, в котором были ученики.
Такие школы на Руси устраивались в то время по инициативе самих крестьян. Учителя (а ими в то время были грамотные отставные солдаты, дьячки) получали от крестьян жалование, жили на готовом содержании.
Первое школьное здание в Большой Именной строилось пять лет самим населением.
Устраивались «помочи», на которые выходили все жители в свободное от полевых работ время.
1881 — 1882 учебный год был проведен уже в новом здании.
Заведующим школой был Иван Данилович (фамилия не сохранилась в памяти старожилов). Школа по тем временам была большая, светлая. Стояла она ниже теперешнего гаража. Здание, к сожалению, не сохранилось — оно сгорело во время пожара. До сих пор на месте бывшей школьной усадьбы растет кедр.


П. КОРОСТЕЛЕВ


Первая на приисках


Прииск Журавлик в своё время был крупным старательским участком но добыче золота и платины. В 1906 году здесь открыли четырехклассную школу, на которой была вывеска: «Николае — Святительское училище». В Журавлинскую школу ходили дети старателей и служащих окрестных приисков: Благонадежного, Семеновского, Общественного, Песчанки, Смолянки, Екатеринбургского (так назывался тогда Ис).

В это же время Верхотурским земством были построены школы на приисках Глубокое, Троицком, Валериановском, Артельном. Все они были одного типа — с двумя большими классными комнатами, квартирой для учителя, сторожкой. В Журавлике существовала школа и до 1906 года. Тогда она размещалась в здании пекарни, где для нее были выделены одна классная комната и сторожка. Здесь училась моя старшая сестра. Я училась уже в новой школе до 1911 года. Первыми учителями в ней были С. И. Перетягин и Н. С. Чайковская-Романенко. Учитель Селиверст Иванович Перетягин был передовой человек, хороший наставник.

При школе была библиотека не только для учеников, но и для взрослых. Приходили менять книги и рабочие. Был приличный для начальной школы физический кабинет, вернее набор предметов но физике и химии. Селиверст Иванович собирал нас после занятий, показывал опыты добывания кислорода, азота. углекислого газа, электричества-... В школе был проекционный, или как тогда называли, «волшебный» фонарь. По вечерам мы иногда смотрели «Конька-Горбунка». «Сказку о рыбаке и рыбке» и другие.

Что было плохо? Был большой отсев учащихся из школы. В первый класс поступали дети от 8 до 12 лет и редкий из них заканчивал школу. Помню, нас в первом классе было больше 30 человек, а в четвертом училось уже только шесть. Конечно, имела значение текучесть приискового населения.
Но в школу поступали и дети бедняков. Они были разуты, раздеты, вот и бросали учебу.
Но в школу поступали и дети бедняков. Они были разуты, раздеты, вот и бросали учебу. В то время в школе работали и К. В. Худякова. М. С. Попова. В. С. Коровина-Телегина, 3.А. Солдатова. Так было до революции...

Н. ПУТЯТИНА


ТРАГЕДИЯ ПОД ВЫЕЙ



ШЕЛ седьмой МЕСЯЦ кровопролитной гражданской войны не Урале.
Адмирал Колчак, диктатор Сибири рвался к Москве.
Приказал офицерам, присягнувшим ему на верность 19 ноября 1918 года, не щадить пушечное мясо. Генералы: Пепеляев, Голицин, Гайда кидали белогвардейские полчища и войска ин-тервентов в бой. Их разбивала Красная Армия. Но свежие белогвардейские силы не давали передышки войскам 29-й стрелковой дивизии Третьей армии, которой командовал М.В. Васильев.
Крайний левый фланг 29-й дивизии на Верхотурском направлении занимала 3-я бригада И. П. Вырышева. Штаб бригады дислоцировался на станции Вые в вагонах. На путях этой же станции стояли другие эшелоны. бронепоезд № 9 и блиндированный поезд. Оба броневика курсировали от Выи в направлениях к Нижней Туры и станции Платина.
Станция Выя имела немаловажное тактическое значение. От нее шла железнодорожная магистральная линия на Верхотурье, вторая дорога на Нижнетуринский завод и ветка узкой колеи через Исовские прииски на Ст. Лялю.
...Шли беспрерывные бои за город Верхотурье. С занятием этого города могло улучшиться продовольственное снабжение армии, и войска с успехом могли бы держать в своих руках все то огромное пространство, которое лежит к северу от Верхотурья.
Глубокие снега и морозы, перебои с питанием губительно сказывались и в
настроение и боеспособность плохо одетых, голодных красных бойцов, давно не знавших отдыха.
21 ноября противник повел усиленные атаки в направлении на Bыю со стороны ст. Платина. В непрерывных трехдневных боях вышли из строя 1-й Горный и 3-й Екатеринбургский малочисленные полки.
В обороне против сильной группировки противника остались: Китайский полк под командованием Жен Фу Чена, первый батальон 4-го Уральского полка Михаила Шумилова и Отдельный кавалерийский дивизион Алексеева, бронепоезд № 9 под командованием Дроздова и блиндированный поезд.
Многоверстный боевой участок все увеличивался. Противник продолжал наращивать свои силы для главного удара по станции Выя. Вот что доносил в штаб Третьей армии начдив Васильев: «Обнаружена переброска войск противника на Верхотурское направление, из Тагила переброшен туда 14-й Иртышский полк и ожидается подвод резервов из Ирбита. В настоящее время в указанном районе 14-й Иртышский, 16-й Ишимский и 19-й полки, все 12-ротного состава, в каждой роте по 100 штыков».
Сюда, на левый фланг 29-й дивизии спешно перебрасывался прославленный в боях Камышловский полк, возглавляемый двадцатипятилетним большевиком Брониславом Швельинсом. Полк только что блестяще закончил обходную операцию под заводом и станцией Кын. Разбил дивизию генерала Пепеляева.
Была ночь, когда эшелон полка остановился на ст. Вые. Швельнис нашел
на последнем пути в тупике эшелон со штабом третьей бригады. Комбриг Вырышев подробно ознакомил с оперативной обстановкой. Положение на этом левом висячем фланге дивизии не обещало большой устойчивости.
Следом за Камышловским полком на станцию Выя прибыли эшелоны 17-го Петроградского полка. Петроградцам определен боевой участок от Нижней Туры до станции Маломальской.

КАМЫШЛОВСКИЙ ПОЛК, насчитывающий в своем составе 391 штык, занял
оголённый боевой участок от поселка Александровка по Верхотурскому тракту и по железной дороге в направлении на ст. Платину.
Полковая канцелярия с адъютантом М. П. Пановым, хозяйственная часть и другие нестроевые команды оставлены в вагонах на ст. Вые. Оперативный штаб разместился в деревне Железенке. что в шести верстах от Выи на Верхотурском большаке.
Противник создал против войск 29-й стрелковой дивизии более чем тройное превосходство в силах, выполняя приказ Колчака о наступлении на Пермь, решил нанести удар на всем фронте 29-й дивизии и в первую очередь на слабом участке на Верхотурском направлении.
29 ноября 1918 года, когда в предрассветном морозном тумане оказалась
багровая утренняя заря, противник, пришел в движение по Верхотурскому
тракту.
Начальник боевого участка Швельнис развернул основные силы своего и Китайского полков по фронту, решил использовать свой излюбленный тактический прием, который не раз успешно удавался. Лично сам
повел второй батальон в обход, с задачей ударить во фланг наступающему врагу.
- Смотри, товарищ Некрасов, не подкачай, старина. — улыбаясь, сказал помощнику командира полка.
Бронислав вышел с батальоном на просеку. Глубокий снег по колено затруднял движение. Бойцы подоткнули полы шинелей за пояс, шли колонной по одному в затылок. Прошли версты полторы. Белогвардейские цепи остались позади. Батальон принял боевой порядок. Наступление с фронта, где руководил Некрасов - задерживалось. Противник, воспользовавшись, успел перестроить свои ряды. Теперь весь огонь белогвардейцы обрушили на обходную колонну Швельниса, которая первая открыла огонь.
На участке второго батальона появился Иванов с ручным пулеметом. Начальник пулеметной команды, оставив в стороне на лесной дороге санки с лошадью и ординарцем Беззубовым, быстро достиг расположения шестой роты, где особенно активизировал противник. Он помог огнем из пулемета отбить две атаки противника.
Командир полка горячился, распекал Некрасова:
- Уже полдень, а он молчит, старая перечница! Пухальский, два сигнала зелёными.
Ракеты полетели ввысь.
По команде сигналов Некрасов бросил на помощь колонне Швельниса две роты подкрепления. Подошедшие роты неудачно залегли.
Их огонь бил по своим и по противнику. Командир попка послал связного на коне с приказом ротам подтянуться. Ехать прямо мешал глубокий снег, и связной скакал круговой тропой, проложенной колонной.
Время шло, была дорога каждая минута. Командир полка, не  дождавшись, когда подтянется подкрепление, решил поднять батальон в атаку. Выхватив из рук раненого бойца винтовку, звонким голосом со злобной яростью крикнул:
- В атаку, за мной!  Да здравствует Ленин!
Цепи бросились вперед за своим отважным командиром. Впереди шестой роты бежал Швельнис. Застрочил белогвардейский пулемет.  Цепи падали ниц; впивались в снеговую коросту - лежа стреляли, ждали новую команду.
- Вперед!
Вновь поднимались красные бойцы. Чаще, чаще перебежки... Пулемётный огонь противника кроет по цепи. И лишь вскочит цепь - огонь прижмет ее к земле. Но с каждой минутой ближе и ближе белогвардейцы. Дух захватывает  от мысли, что смерть так близка, что близок враг, что надо смять его.
И вдруг взорвалось неожиданно:
— Товарищи! Ура... ура... ура!!!
Командир полка вскочил в последний рывок с гранатой в руке и упал в снег, прострелянный в живот и руку. От боли потемнело в глазах. Бронислав приподнялся на здоровую руку, произнес:  - Крепись, чудо-богатырь. Без паники». Но встать не мог.
— Назад ни шагу!—слабым голосом приказал командир.
Красноармейцы уже бросали ручные гранаты, бежали вперед, чтобы ударить в штыки. Бежали и те роты, что присланы Некрасовым на подмогу, но бежали они назад Услышав громкое «ура» они поняли по - своему: белые прут на них в атаку. Стали отступать.
— Куда вы, ведь это наши атакуют беляков! — кричал им связной на коне, подъезжая вплотную.
Люди не сразу поверили. Наконец, повернули обратно.
Исход боя окончательно завершили камышловцы и китайцы, перешедшие в наступление на главном направлении.
В. И Иванов помог Брониславу Ивановичу сесть на свои сани. Ординарец Владимир Панов, придерживая раненого, доставил его а Железенку, в оперативный штаб полка.
Красноармеец Д. П. Мельков, прикомандированный после ранений к оперативному штабу, рассказал:
— Были ранние вечерние сумерки. Оперативный адъютант, я, связисты, ординарцы, все, кто были в штабе. выбежали во двор, окружили подводу. Каждый из нас старался словом или вопросом облегчить боль дорогого командира. Швельнис пробует шутить, но сильная боль перекашивает лицо нервной дрожью. Поочередно жмем здоровую руку командира, желаем быстрой поправки. Принесли из избы подушку под голову раненого. Укутали одеялом поверх шинели. Подвода тронулась. Слышим голос: «Володька, где мой наган?». Ординарец Володя
Панов сбегал, принес наган.
Швельнис взял пистолет, спрятал на груди под шинелью. В сопровождении своего ординарца Бронислава Швельниса увезли на станцию Выя. На станции тяжело раненного командира полка занесли на носилках в вагон бригадного околотка.
Все станционные пути забиты подвижным составом: классные вагоны и теплушки штаба третьей бригады, эшелоны Камышловского и Китайского полков, поезд бригадного подвижного околотка, бронированный поезд, блиндированный поезд и еще какие-то вагоны. И все это хозяйство в каких-то трех-четырех верстах от переднего края.
Люди, участвовавшие в бою. сильно промокли в глубоком снегу. Заменивший Швельниса Леонтий Федорович Некрасов распорядился разместить их по домам в небольшом поселке А-лександровке. Подразделения Китайского полка разошлись по теплушкам своего эшелона на станции Выя.
Когда над станцией Выя наступила ночь, из редкого мелкого березняка, что рядом с тупиком, где стояли на запасном пути вагоны штаба третьей бригады, неожиданно ударила ружейная стрельба. Сначала редкая, неуверенная, но с каждой минутой она густела.
В бой с врагом вступил первый батальон Китайского полка, которым командовал Ли Цзе Хеи, занимавший а заставе оборону станции. Основные силы бригады Камышловский и 17-й Петроградский полки занимали позицию в 7 верстах от Выи под поселком Александровка и Нижнетуринским заводом. Там, в районе Александровки противник, отвлекая силы красных от главного удара по станции Выя, вел наступление.
Два батальона Китайского полка и нестроевые команды оставались в вагонах на станционных путях Выи.
Комбриг И. П. Вырышев, отличавшийся спокойствием и выдержкой, теперь, от внезапного удара по Вые, растерялся. Потеряв равновесие, передал по телефону Камышлоескому и 17-му Петроградскому полкам выходить из боя, отступать по тракту. Про Китайский полк, которого два батальона находились в вагонах, забыл, не ввел в дело. В последний раз передал по проводам начдиву Васильеву:
— Не станции бой. Связь прерываю. Штабной поезд вывожу в тыл на Новый разъезд. Все эшелоны будут выходить на Гороблагодатскую.
Штабной бригадный состав тронулся со станции. Не прошел и двух верст, Как обнаружил разобранный путь. Был вынужден возвратиться обратно. Под огнем противника стал на тот же запасной путь в тупике ст. Выя.
Обстановка грозила катастрофой. Войска третьей бригады окружены. Неясно было, какими путями мог просочиться враг большими силами в наш тыл? Комбриг Вырышев выбежал из штабного вагона. Нагибаясь от пролетающих пуль, в одно мгновение очутился в бронепоезде № 9. Приказал начальнику бронепоезда Дроздову:
- В тыл! Задача: расчистить путь отхода.
Первый китайский батальон Ли Цзе Хена нёс потери.
Боеприпасов оставалось меньше и меньше. Телефонная связь со штабом своего полка прервана. Связные, посылаемые а штаб, обратно не возвращались. Со стороны противника наступательная мощь огня с каждой минутой усиливалась.
Комбат Ли Цзе Хен, потеряв связь с командиром полка, решил отступить в лес. Батальон лесом вышел в поселок Александровку. Соединился с 17-м Петроградским полком.
А на станции Выя противник крыл ружейным и пулеметным огнем по вагонам штабного бригадного поезда, по эшелону Камышловского полка и по другим эшелонам. На станционные пути стали просачиваться белогвардейцы. В единоборстве с ними дрался единственный батальон комбата Михаила Шумилова, приданный из 4-го Уральского полка. Уральцы не в силах были сдержать удар густых цепей противника.
Командир Китайского полка Жен Фу Чей, не имея связи со штабом бригады, еще надеялся получить оперативную задачу. Китайцев не выводили из вагонов. Они гибли от пулеметного огня.
Бывший помощник начальника пулеметной команды Китайского полка, коммунист Ф. М. Шипицин рассказал:
- Недолго Жен Фу Чену пришлось командовать полком, Он погиб на ст. Выя в неравном бою с белогвардейцами. Это произошло так. Штабной вагон был окружен группой белогвардейцев. Жен Фу Чей до последней минуты отстреливался. Последнюю пулю он рассчитывал пустить в себя, но в магазине маузера получился перекос патрона. Ворвавшиеся в вагон белогвардейцы закололи его штыком.
В  эти минуты на станционных путях между эшелонами сновали белогвардейские солдаты. Начальник штаба бригады Ф. Г. Никулин, выскочив из вагона, получил удар прикладом по голове. Его помощник, пишущий эти строки, удачно отскочил от штыка усатого солдата, не растерялся, выстрелил из нагана по белогвардейцу.
Люди перемешались. В ночной темноте не разберешь. кто свой, кто враг.
Возле блиндированного поезда в сторону семафора шла цепь уцелевших китайцев. Помощник командира полка Чжан Чей Сяо выводил уцелевшие остатки Китайского полка по железнодорожному полотну без боя. Помощник начштабрига примкнул к ним. Поравнявшись с последним вагоном блиндированного поезда, вскочил на открытую платформу, где стояла пушка.
В бригадном околотке, прикованный к постели, мужественный командир Камышловского полка Швельнис нервничал. Он не мог, как раньше, поднять свой полк на врага.
Не, не встать ему с госпитальной лежанки. Попробовал повернуться на спину, застонал. Когда приступ боли прошел,  он забылся. Главный врач Лежнёв отказался оперировать «бесплезно», — твердо заявил он. С рукой легче — можно ампутировать, а с животом - кончено. Минуты сочтены.
В вагон, где лежал Швельнис, вбежал адъютант Камышловского полка.
— Сейчас Вас возьмём на носилки. Вынесем из вагона, товарищ командир – вежливо предупредил он. Швельнис  молча выслушал и каким-то чужим голосом запротестовал:
- Не надо.  Бесполезно товарищи. Пламя вo мне потухает с каждой минутой. Жаль, что не увижу жизнь за которую боролся. Передай Некрасову пусть обо мне не беспокоится и ещё чтобы берег чудо-богатырей.
- Мы отрезаны,  не один поезд не у шел.  Вы в беспомощном состоянии. Бронислав Иванович, вас могут захватить а плен.
- Большевики в плен  не сдаются!  Прощай, Михаил Петрович. Я верю, горячо верю — победа будет за нами. Я верю в грядущую всемирную революцию. Товарищам скажи:  без паники.
В  эти трагические секунды  противник  перенёс огонь на вагоны бригадного околотка.  Адъютант Панов выскочил из вагона. На его глазах отрывался с места блиндированный поезд и замедленным ходом начал отступать. Отступать было некуда. Через две версты остановился в хвосте бронепоезда. с которым ранее приехал комбриг.  
Впереди броневика № 9 рельсы, снятые с пути и дальше – неизвестность. Что дальше на дороге?
Комбриг стоит у стенки бронированного паровоза. Спрашивает об охотниках идти в разведку.   
- Есть, - отозвались двое, один из них начштаббрига, что приехал с блиндированном поездом, второй – ему подчинённый боец Ливков. Ползут «охотники» по шпалам. Справа из засады, в густом ельнике трещат по смельчакам винтовочные выстрелы. Идут минуты.
- Примерно в 50 саженях еще разобран путь, - доложил помощник начштаббрига, воз-вратившийся из разведки (Позднее, за этот подвиг я был представлен к награде – Ордену Красного знамени).
Комбриг приказал начальнику бронепоезда Дроздову из обоих орудий и пулеметов об-стрелять белогвардейскую засаду беглым огнём. Засада не отвечала. Вырышев решил атаковать. Но с кем? Десяток людей толпилось вблизи. С десятком не пойдёшь в атаку, где их не одна сотня.
Положение крайне катастрофическое. Поезда не выведешь – нет людей разбить заставу. Оставлять врагу оснащенные огневыми средствами бронепоезд и блиндированный поезд  преступно.
Комбриг принял  решение: Взорвать.
- Пулемёты разобрать, пушки и боеприпасы взорвать! – передавали приказ.
Люди опустились с насыпи в тайгу. Идут гуськом по целине глубокого снега. Вышли на Верхотурский тракт и по тракту – в деревню Малая Именная. Там уже стоял кавалерийский дивизион Василия Васильевича Алексеева, отступивший по тракту из Нижней Туры.

Л. ТИХОМИРОВ,
ветеран  Октябрьской революции,
участник гражданской  и Великой Отечественной войн.

НАШ АДРЕС:
Свердловская область,
г. Лесной

НАШИ КОНТАКТЫ

Назад к содержимому