Книга К.И.Мосина На Исовских приисках - Краеведческий сайт "Поселок Ис"

Поиск
Перейти к контенту

Главное меню:

КРАЕВЕДЕНИЕ > КНИГИ > КНИГИ МОСИНА К.И. > На Исовских приисках


СЕРДЦЕ МАТЕРИ

Давно отгремели залпы Отечественной войны, но до сих пор не зарубцевались сердечные раны матерей, жен и детей тех, кто не вернулся домой с поля боя. Величественные памятники и обелиски, воздвигнутые на территории СССР и стран, освобожденных Советской армией от фашистов, рассказывают только о частичной доле героизма, проявленного советскими людьми в борьбе с гитлеровцами, которая велась не на живот, а на смерть.
Цветущим краем был наш Урал в предвоенные годы. Поднялось из руин и встало прочно на ноги народное хозяйство – фабрики, заводы, колхозы. Те, кто помнит предвоенные годы, испытал на себе, как зажиточна и радостна была жизнь. Екатерина Лукьяновна и Григорий Иванович Черных, которые с 1905 года работали на Исовских приисках, не раз говорили своим детям:
-"Новая жизнь пришла к старателям. Берегите ее!" Вот почему, когда грянула война, трое стар-ших сыновей Поликарп, Николай и Иван с оружием в руках стали защищать Родину. Нелегкая доля вышла Ивану, которого схватка с фашизмом застала на действительной службе. Он встретил врага грудью, выполняя приказ командира сражаться до последней капли крови.
В начале войны полевая почта работала с перебоями. Екатерина Лукьяновна и сейчас помнит, как жадно она прислушивалась к сводкам, передаваемым по радио, и читала последние известия с фронта в газетах. За скупыми словами и строчками хотелось услышать весточку от любимого сына, который был надеждой не только семьи, но и для всех жителей поселка Глубокое. Но вот ушли на фронт Поликарп и Николай. На плече у стариков рыдали теперь жены обоих сыновей, оставшиеся дома с малолетними детьми. Вести с фронта приходили редко. Старшие сыновья писали, что бьют врага и надеются на победу. Читать такие весточки нередко к Черных приходили соседи. Ведь в те дни почти каждый дом проводил на фронт по одному или несколько защитников и письмам из действующей армии были рады все. Тревожной радостью наполнялось сердце старой горнячки, когда к дому подходил почтальон. Ей не верилось, что сыновья могут погибнуть. Не такие они были ребята, как другие, крепкие, удачливые во всем и безгранично любящие жизнь. Екатерина Лукьяновна бегала к мужу на работу, чтобы поделиться своей материнской радостью. Супруги в такие дни забывали о времени прожитых лет. Им казалось, что отцовское и материнское счастье только что наступило. – "Наши парни не пропадут, – любил говорить Григорий Иванович. – Еще поживем после войны в свое удовольствие!" Но не суждено было сбыться мечтам старателя. Первая черная весть пришла от Ивана, затем почта принесла извещение о гибели смертью храбрых двух других сыновей. За несколько часов состарились и неузнаваемо изменились отец и мать солдат-героев.
- Арсентий,- позвал однажды младшего сына Григорий Иванович, - если бы мог я пошел на фронт и отомстил за старших сыновей. Ты молод, я надеюсь, что ты рассчитаешься за братьев. В 1944 году, схоронив отца, не пережившего своего горя, Арсентий в возрасте восемнадцати лет ушел на фронт. Теперь уже никто не сомневался, что враг будет разбит. Победа близка! Но не довелось 9 мая 1945 года встретить юному солдату. Вражеская пуля пронзила сердце отважного бойца. В последнем броске на запад застыло юное тело, оцепенела рука, сжимавшая автомат. Сердце матери едва не разорвалось от боли и тоски.
Была семья, было счастье. И все это ушло в прошлое. «Зачем я не умерла, как мой муж,- думала Екатерина Лукьяновна, или не погибла, как дети!" Тяжелая утрата, непоправимое горе обрушилось на худенькие плечи женщины. Она не выстояла, но и не сдалась. Вдова и мать радовалась, когда в соседние дома возвращались фронтовики, и горевала вместе со всеми, кто не дождался своих, сыновей, мужей, отцов и братьев.

Нет слов, трудно было на фронте мужчинам, но в тылу на плечи их жен, матерей и сестер легли производственные заботы на предприятии, заботы по воспитанию детей, по уходу за стариками, главное, как накормить и одеть их при большом дефиците продуктов и одежды.
Вот несколько примеров из жизни женщин в тылу.
ХОТЯ ТРУД БЫЛ НЕ ЖЕНСКИЙ…

На Исовском прииске я проработала тридцать с лишним лет. Семнадцать из них - на прямом производстве: горным мастером, начальником участка, начальником гидравлики. Нас, женщин на этих должностях было трое: я, Соловьева Нина Матвеевна, Романович Софья Константиновна. Когда началась война, я работала на Троицком горно-старательском участке, здесь же работала Романович, а Соловьева на Журавлинском. Работы на всех участках в летнее время были гидравлические, в зимнее – подземные. В то время механизации почти не было. Зачистка плотика велась вручную при помощи кайлы и лопаты, породу отвозили тачками. В шахтах и штольнях вагонетки  и тачки приходилось откатывать вручную. Так что труд, прямо скажем, был не женский. Но мужчин на прииске с каждым днем становилось все меньше, и меньше – они уходили на фронт. Их заменяли жены и сестры, сыновья и младшие братья. Вчерашние домохозяйки и школьники становились забойщиками, гидромониторщиками, мотористами, слесарями.
«Все для фронта, все для победы» – этот лозунг выражал мысли каждого. С трудностями не считались. Работали по двенадцать часов, без выходных. Многие домохозяйки объединились в женские артели и стали добывать металл. На Журавлинском участке такую артель создала И.П.Жукова, на Троицком-  А.И.Сапожникова. Были такие артели и на других участках. Некоторые женщины шли со своими детьми, перемывали гидравлические отвалы, собирали крохи драгоценного металла в общую государственную копилку. В крупных старательских артелях многие женщины уверенно заменяли мужчин, выполняли тяжелую работу забойщиков и гидромониторщиков. Это А.С.Бердникова, З.М.Бастрикова, Ф.И.Попова, А.Ф.Третьякова, П.Ф.Нечаева и многие другие. На Артелинском участке работали мальчишки, которым бы еще в бабки надо играть, а война послала их на трудовой фронт. Первое время, они не имели никакой сноровки, до конца смены эти мальчишки изматывали свои последние силенки. Каталям тоже приходилось не легче. Накайленную породу надо погрузить лопатами в тачки или вагонетки и подкатить к устью шахты или штольни. Тяжело, сыро, душно. Но ребята не хныкали, не пасовали перед трудностями. Да и как хныкать, когда только и разговору, что о войне, о тяжелых кровопролитных боях. Там нашим еще трудней. Постепенно ребята втянулись и стали работать как заправские горняки. В числе таких запомнились Д.Маслеников, Б.Гусельников, Г.Пильников, Б.Баранов, Б.Трошин, И.Мишанский.
Для подземных работ часто не хватало крепей, лес для них приходилось заготовлять самим. Бывало и так, что заготовим, а вывезти не на чем. Лошадей не хватало для того, чтобы привезти дрова для школ, для семей фронтовиков. Тогда сами запрягались в сани…
Многие из нас страдали из-за отсутствия обуви. Та, что оставалась от мирного времени, износилась. Пришлось переходить на лапти. В каждой артели были свои лаптеплеты. Надо сказать, что им приходилось заниматься не только лаптями. Гидравлисты испытывали постоянно трудности из-за недостатка прокладочного материала. И вот наши лаптеплеты стали плести прокладки из мочала и лыка.
Но война запомнилась не только лишениями, не только изнурительным трудом, но и хорошей сплоченностью, дружбой, постоянной готовностью людей придти на помощь друг другу. Мужчины и подростки, которые оставались в тылу, помогали семьям фронтовиков заготавливать и возить дрова, сено, перекрывать крыши. Старушки бросали все свои домашние заботы и шли присматривать за ребятишками, матери которых работали на производстве. Вечерами, не смотря на усталость, женщины шли в клуб или собирались у кого-нибудь в дому: вязали теплые носки, варежки, шили полушубки, собирали валенки и другие теплые вещи. А потом заботливо укладывали эти вещи в посылки и отправляли на фронт.
День Победы застал меня на Бушуевском горностарательском участке. Я жила тогда прямо в участковой конторе. Слышу, рано утром стучит охранник: "Вас вызывают к телефону главный инженер Сергей Митрофанович Двинин". Бегу к телефону, хватаю трубку и слышу радостный, взволнованный голос: «Победа! Поздравляю вас и весь коллектив»… Не помню, как выбежала на улицу и тоже всех встречных стала поздравлять. А потом оседлала коня и повезла эту радостную весть на участок. Сколько в этот день было радости, слез, объятий. Да разве расскажешь об этом!
В.Лобанова
«ЕСТЬ И МОЯ ЧАСТИЧКА»…

Когда началась война Шуре Пономаревой едва исполнилось четырнадцать лет. На Валериановском поселке сразу опустело: всех годных по возрасту и здоровью мужчин призвали защищать Родину. Люди здесь, в тысячах километрах от линии фронта, чувствовали дыхание войны, доносившееся через скупые строки сводок да первых похоронок. Тогда еще не знали, на сколько времени затянется это всенародное испытание. Но готовились к нему от мала до велика. Шура пошла на драгу. Массовый порыв советских людей увлек ее, пятнадцатилетнюю, на «взрослый» путь. Сегодня она вспоминает, что тогда на всю их добывающую флотилию было оставлено пятеро взрослых драгеров, без которых вообще бы не могла производиться добыча металла. Помнит, как стояли они, матросы, и вручную вынимали камни из ковшей «паровушек», как создали они первую молодежную бригаду, как по двенадцать часовне сходили с рабочих мест. А когда машина выходила из строя, то на ремонт приходила другая комсомольско-молодежная бригада и проводила его в кратчайшие сроки. Золото нужно было стране, фронту. На всю жизнь запомнились ночные смены, когда глаза слипаются от непреодолимого желания спать.…Когда до изнурения заготавливали дрова – почти по три кубометра в сутки на человека. И тем не менее нашли силы построить на Ису клуб своими силами, проводили массовые субботники в фонд обороны, даже в короткие отпуска отправлялись в тайгу на ручную добычу золота.
"Вспоминая те годы, - говорит Александра Андреевна, - просто не верится, как мы смогли вы-держать такое, как хватило на это сил.
Люди работали тогда с одной мечтой: когда кончится война? А когда действительно дождались этого долгожданного дня, не поверили, а после… после радость и боль сжимали горло". И когда в притихшем зале на митинге заместитель директора Исовского прииска А.И.Попков сказал: «Слава павшим героям» - все заплакали. Беда не обошла, пожалуй, ни одну семью, очень многие не верну-лись домой.
Война научила людей многому. Стойкости, мужеству. Александра Андреевна с 1943 по 1945 год была секретарем комсомольской организации, затем ее приняли в партию. И сегодня она работает в геологоразведочной партии бухгалтером с той же мерой ответственности, что и в годы войны. Вспоминая прошлое Александра Андреевна Порохина говорит: " Я рада, что в огромном труде есть и моя частичка"
Пенсионер Агафонов А.И. рассказал: «мне 74 года, уже 14 лет на пенсии. Но разве могу я усидеть дома, если мой сын сражается с проклятой немчурой, я работаю с начала войны в мехмастерских на Ивано-Николаевской гидравлике Троицкого ГСУ. Встречая новый 1945 год, я обещаю не покидать своего трудового поста и вместе с сыном добивать фашистских бандитов до полной победы».
А вот еще один пример о престарелом старателе:
Василия Прокопьевича Флягина  называют дедушка Флягин, занимается поиском золотишка, как говорят жители поселка, свыше 60 лет. Много у него интересного в прошлой жизни, рассказывал тем, кто интересовался, как жила страна. Во время войны и после восстановления Советской власти он стал знатным человеком в районе, работал забойщиком, ежедневно перевыполнял задания. В 1941 году т.Флягину шел 79 год, пора было идти на пенсию. Вот что рассказал о себе Василий Прокопьевич: На нас вероломно напали немцы. Вся страна стала защищать Родину. Молодые старатели с оружием в руках ушли защищать страну, не отстал от них и я. Все годы во время войны работал за двоих-троих и с таким рвением, с таким задором, с каким не работал никогда. Я знал, что металл нужен любимой Родине, и это воодушевляло меня, труд не пропал даром, мы победили. Подписывая в прошлом году рапорт, я давал клятву, что буду работать не жалея сил и здоровья. Выполняю и перевыполняю производственные задания, клятву свою я выполнил"
Бывший директор прииска рассказал: «Это наш самый старый старатель, Он пользуется большим авторитетом и уважением среди молодых и старых старателей». Василий Прокопьевич Флягин занесен в книгу почета прииска.
«ДОЛИНА РЕКИ ИС» -  РАССКАЗ    Ю.Гетлинг                            

На реке Ис мне пришлось побывать в октябре 1944 года. Рано утром мы выехали на прииск с главным инженером. В Андреевском логу разговор наш возобновился. "У нас здесь вы увидите все виды старательской техники, начиная от самой первобытной и кончая высшей", – говорит мой спутник, поглядывая по сторонам. Неподалеку от нас работали три человека. Старик невозмутимо качал воду насосом, выдолбленным из дерева, а две девочки старательно набрасывали лопатами песок в неглубокий, с наклоном ящик. Это и был вашгерд – прототип всех ручных и механических промы-вальных устройств. Несколько поодаль небольшая артель, состоящая из пяти женщин, работала на длинном шлюзе – «американке». Две девушки на тачках подвозили песок к станку, третья набрасывала его в верхнюю часть вашгерда, четвертая специальным «пехлом» растирала и ровняла пески. Самая старшая, уже немолодая, управляла насосом. Техника была очень простая, но работа для женщин нелегкая. "А теперь посмотрим нашу современную технику," - говорит главный инженер. Мы остановились на борту выработки. В низу работало два гидромонитора. Сильные струи воды ударялись в подошву забоя и размывали породу, кустарник и молодые деревья. Бурый поток грязно-желтой массы устремлялся в канаву. Андреевский лог, где работала старательская артель, оборудован сложной техникой. Мощные электрические мониторы приводятся в действие насосами высокого давления. В артели много женщин, подростков и стариков. Они заменили мужчин, ушедших на фронт.
В другом логу, возле ветхого лома, можно видеть бригаду малолетних старателей в возрасте 10-12 лет. У них отцы и братья на фронте. Работают ребята усердно. После занятий в школе приходят сюда и моют.
На Малоивановской гидравлике работает лучшая старательская артель Глубоковского участка. Руководит ею фронтовик Гурин. Он дважды был ранен. После госпиталя и увольнения из армии приехал на родной прииск. Казалось, надо бы отдохнуть человеку, набраться сил. – "Время не то, отдохнуть успеем еще, - говорит он, - а сейчас работать надо". Его артель работает дружно.
Подходим к руслу реки Ис, на которой работает драга. Издали она походит на корабль. Нам подают лодку,"и вскоре мы поднимаемся на верхнюю палубу. Нас встречает начальник драги. Он четко по-военному доложил главному инженеру, что работа на драге идет нормально, и что в предыдущую смену задание было значительно перевыполнено. Драга представляет собой целый комплекс сложных механизмов по доставке породы из забоя к завалочному люку, дроблению и размывке ее в бочке, обогащению на шлюзах и получению уже готовой продукции – золота и платины. На драге все управление механизмами сосредоточено в одном месте – драгерке, и работать надо эффективно и без аварий, люди, особенно драгер, должны иметь солидный запас технических знаний и большой опыт работы.
Сегодня на смене бригада Исупова Луки Васильевича. Он на прииске с 1928 года. Был горнорабочим, принимал участие в строительстве новой драги, на которой затем стал работать масленщиком, старшим машинистом и вот уже несколько лет драгером.
Когда началась война и большинство рабочих ушло на защиту своей Родины от фашистских захватчиков, на драгеров легла вся ответственность за безаварийную, высокопроизводительную работу механизмов в их смену. Лука Васильевич прекрасно понимал это и с удвоенной силой взялся за работу, обучая вновь поступивших молодых людей и женщин дражному делу, был внимательным и требовательным к людям и в первую очередь к самому себе. Ему дали бронь от призыва в армию, значит надо работать за двоих-троих, не считаясь со временем. Часто приходилось оставаться на вторую смену и выходить на работу в выходные дни, если кто-то из сменщиков-драгеров заболел или не вышел на работу по другой причине. В сложной, необычной обстановке первым лез в бочку или завалочный люк, поднимался на мачту, взбирался на черпаковую раму. Результаты не заставили себя долго ждать. Его смена вышла в передовики не только по драге, но и по прииску.
В военное время драги работали круглый год, с остановкой на капитальный ремонт на 3-4 недели весной, никакие морозы и метели не останавливали добычу металла. А трудностей зимой ой как много! Густой туман окутывал драгу, лед вокруг нее приходилось взрывать, иначе она не стронется с места. Механизмы покрываются толстой ледяной коркой. Температура на рабочих местах машинистов немногим выше, чем снаружи. Люди мерзнут, порой выбиваются из сил от тяжелого физического труда и недоедания. Хлеб выдают по карточкам и недостаточно, а надо еще помогать своей семье, иждивенцам норма хлеба 400 грамм в день, он низкого качества и с всякими примесями (гороховая или овсяная мука, отруби). Но трудились люди самозабвенно, не было случая, чтобы кто-либо смалодушничал, да и куда было деваться. Дисциплина железная, за уход с работы, прогул и просто опоздание строго наказывали, вплоть до суда. Особенно плохо в войну было эвакуированным с запада, где гремела война. Они не имели достаточно теплой одежды, своих продуктов (картошки и прочих овощей) и питались только тем, что давали по карточкам.
УРАЛЬСКИЙ ДОБРОВОЛЬЧЕСКИЙ ТАНКОВЫЙ КОРПУС

Уже в самом начале Великой Отечественной войны стало очевидным, что от количества бронетанковых войск, сведенных в крупные соединения, во многом будет зависеть успех в предстоящих сражениях. Особенно ярко это выразилось в боях за Москву и Сталинград. И Уральцы решили сделать фронтовикам уникальный подарок.
В конце февраля 1943 года Свердловский, Пермский и Челябинский обкомы партии принимают решение по формированию Уральского добровольческого танкового корпуса, снабдив его всем необходимым для боев, за счет безвозмездной работы тружеников тыла.
Поступают десятки тысяч заявлений и в каждом настойчивое "В просьбе прошу не отказать". Среди них немало исовчан.
На драгах, гидравликах и во вспомогательных цехах Исовского прииска прошли собрания тру-дящихся, на которых принималось решение о перечислении 2-3 дневного заработка на формирование танкового корпуса. Учителя и врачи Исовского района единогласно поддержали это решение, школьники занялись сбором металлолома, домохозяйки из личных сбережений перечисляли по 100-200 и более рублей. Два месяца не прекращался сбор средств для этих целей. Свыше 70 миллионов рублей собрали Уральцы, в том числе Исовчане 443 тысячи, что составило в процентном отношении немалую долю. К концу апреля состав корпуса был сформирован, обмундирован и вооружен. Все, начиная от пуговицы на гимнастерке и до танков, трудящимися и жителями Урала приобретено за личные сбережения и средства, заработанные во внеурочное время.
1 мая 1943 года добровольцы принимали военную присягу. На этих торжествах присутствовали многочисленные делегации от предприятий, колхозов и жителей области, с Исовского района были делегированы: учительницы А.С.Быданова и А.А.Глебова (их мужья были добровольцами и тоже принимали присягу), мастер ЦММ А.Г.Куликов. Делегаты передали воинам письма и подарки от земляков. Личному составу корпуса жителями Урала был дан наказ.
Мы наказываем вам:
- Полностью используйте маневренность ваших замечательных машин. Станьте мастерами танковых ударов, овладевайте тактикой ведения боя, показывайте образцы дисциплины, стойкости и организованности.
Не забывайте: вы и ваши машины - это частица нас самих, это наша кровь, наш гнев к врагу. Этот наказ подписали миллионы тружеников Урала.
В ответ гремели слова клятвы танкистов: "Клянемся! Быть образцом воинской дисциплины! Свято сохранять порядок и организованность! В совершенстве овладеть боевой техникой. Мы не дрогнем в боях за родную землю! Не пожалеем крови и самой жизни ради свободы и счастья нашего народа, ради полного освобождения земли от захватчиков. Мы не опозорим высокую славу Уральцев. Мы выполним Ваш наказ и вернемся на родной Урал только с победой! Клянемся!"
18 июня 1943 года был получен приказ о выступлении корпуса на фронт.
Трудящиеся с Иса, Косьи и Нижней Туры воевали в составе Уральского добровольческого тан-кового корпуса. Вот их имена:

1. ВЛАСОВ Иван Павлович-драгер Исовского прииска
2. ГЛЕБОВ Сергей Андреевич-инженер Косьинского прииска
3. ГЛАЗУНОВ Василий Михайлович-рабочий драги поселка Валериановский
4. ДОНЦОВ Михаил Сергеевич-начальник участка с Косьи
5. ЗАЙЦЕВ Николай Константинович-с Иса
6. ПРИЗ Василий Маркович-с Иса - начальник драги
7. СТАРКОВ Виктор Иванович-начальник участка с поселка Глубокая
8. ТОКАРЕВ Василий Степанович - из Новой Туры
9. ОВСЯННИКОВ Иван Тимофеевич-бухгалтер с Иса
10. ШАКЛЕН Иван-драгер драги № 40, Косья
11. ОРЕХОВ Василий - из Кытлыма
12. ФИЛИНЫХ Павел Александрович-с Иса

Средний возраст добровольцев 30 лет. Ушли лучшие из лучших. Все они, как высококвалифицированные специалисты, были оставлены по брони, но здесь был особый, исключительный случай и их призвали, так как верили, что на поле брани они не подведут свой родной край, и они оправдали доверие земляков.
С боями, освобождая Советскую землю от немецко-фашистских захватчиков, корпус продви-нулся на запад, перешел государственную границу, и бои стали вести за рубежом. Его танки с боями прошли по Украине и Польше. Одним из первых Гвардейский корпус вступил на вражескую землю, и в мае 1945 года грозные боевые машины огласили своим грохотом пригороды логова фашистской Германии-города Берлин, но участвовать во взятии Рейхстага не пришлось. Поступил приказ - срочно выступить в Чехословакию для оказания помощи восставшей Праге. С 6 по 9 мая уличные бои в городе закончились полным разгромом фашистов.
В боевых делах прославленного воинского соединения есть частица заслуги и воинов - Исов-чан. Далеко не все они вернулись домой.
К сожалению, сейчас в живых не осталось ни одного, но сохранилась память людей о своих героях-земляках в скупых солдатских письмах и рассказах родных и близких, с кратким содержанием которых считаем необходимым ознакомить жителей нашего края.
БАТАЛЬОН АВТОМАТЧИКОВ

Исовчане и Косьинцы В.Н.Старков, Н.К.Зайцев, В.М.Глазунов и П.А.Филиных служить попали в батальон автоматчиков Свердловской танковой бригады, которым командовал коренной уралец-капитан В.Я.Фирсов, к тому времени уже имевший за плечами богатый военный опыт и три ранения.
27 июля 1943 года части танкового корпуса вышли на рубеж реки Орс (0рловская область), берег которой оказался неприступным для наших танков. Батальону автоматчиков была поставл                                                  ена задача: форсировать реку, захватить деревню Бессоновку и обеспечить наведение переправ для прохода танков. Оборона переднего края противника была глубоко эшелонированной, в деревне немецкие доты и наготове стоят гитлеровские танки "Тигры" и "Пантеры".
Во второй половине дня после мощного артиллерийского обстрела, добровольцы с криком "Ура" бросились к реке, форсировали ее и ворвались в деревню. При этом тяжело был ранен В. И. Старков, убит П. А. Филиных. Очевидец этого боя Я. А. Сосновских пишет в 1966 году брату Павла Филиных Михаилу:  "Я хорошо помню Вашего брата Павла, коренастый, невысокого роста, молодой человек. Наш командир роты Тищенко был ранен в начале боя. Филиных Павел повел нас на боевое задание по взятию и удержанию переправы, которая решала продвижение наших танков.
Нас было 68 человек. Ваш брат шел впереди, за ним следовал я. Вражеская пуля попала ему прямо в висок, и он упал замертво. Я принял командование на себя. Бегу, падаю, жду, когда подтянутся остальные, показываю пулеметчикам наиболее важные цели и опять вперед. Наконец показалась река. Вода в ней бурлила и шипела от взрывов снарядов и мин. Нас оставалось только 19 человек.
- Вперед Уральцы!- кричу я и слышу позади громкое "Ура". Чуть не в упор застрочил пулемет, бросаю гранату, он замолчал. Еще бросок- и мы у переправы, но тут вражеская пуля опалила мою грудь. В горячке сделал еще несколько шагов и упал. Переправа была взята и танки пошли вперед, я оказался в госпитале. Домой вернулся уже после войны."

ВОСПОМИНАНИЯ ВЕТЕРАНОВ
УРАЛЬСКОГО ДОБРОВОЛЬЧЕСКОГО ТАНКОВОГО КОРПУСА

ВЛАСОВ ИВАН ПАВЛОВИЧ

После затяжных кровопролитных боев под Орлом, Киевом, Проскуровом и длительных переходов танковый корпус вошел в район города Львов, занятого немцами. Предстояли жаркие бои, названные позднее Львовско - Сандомировской операцией и длившейся с 14 июля до 12 августа 1944 года. Об одном бое здесь Иван Павлович рассказывает: "В начале августа прибыли на передовую. Командир батальона приказал рыть окопы. Стояла жара, воды поблизости не было, и меня с одним солдатом послали с ведром на реку за водой. Местность открытая, немцы нас заметили и открыли огонь из миномета. Первые мины разорвались впереди, вокруг засвистели осколки, мы поняли, что немцы быстро пристреляются и следующие мины будут "наши". Бросились в придорожную канаву, заполненную жидкой грязью, вжались в нее. Ведро, чтобы не пачкать, я поставил на бровку канавы, и в тот же миг буквально, в полутора метрах рванула мина, ведро пробило осколками и отбросило далеко в сторону. Вторая мина упала дальше, мы выскочили и побежали обратно, так как воду нести все равно не в чем. Кругом рвутся мины, свистят осколки, мы бросились в окопчик, вырытый кем-то ранее, но меня все же легко ранило в голову. Наконец-то добрались до своих. Наша артиллерия пока молчала, но вот "заговорили" наши орудия, да так, что земля задрожала. После артобстрела в атаку пошли танки, а за ними наша пехота. С воздуха нас поддерживала наша авиация. Город Львов был освобожден, и решающую роль в этом сыграл Уральский танковый корпус. Ему было присвоено звание "Гвардейский" и сделана приставка" Уральско-Львовский." Кроме города было освобождено много деревень и крупных населенных пунктов. Мост через реку немцы взорвать не успели, и наши танки с пехотой буквально на хвосте у фашистов проскочили по нему.
Скоро мы вышли на государственную границу с Польшей, перешли ее, взяли город Перемышль и с ходу пошли на город Кельце.
Впереди предстояли ожесточенные бои на территории фашистской Германии, освобождение столицы Чехословакии города Праги, но это у Ивана Павловича в других рассказа. Власов Иван Павлович семнадцати лет пошел работать на драгу в далеком 31-ом году. Начал с матроса, затем кочегар парового котла, машинист драги, после окончания курсов поставили драгером. Парень оказался очень старательный, въедливый в работу, поэтому и продвигался по службе быстро. За добросовестный труд неоднократно поощрялся почетными грамотами, денежными премиями и ценными подарками: костюмом, самоваром, мебелью, в предвоенные годы это широко применялось. В 1936 году был награжден знаком "Стахановец золотоплатиновой промышленности". Его имя не раз заносилось в книгу почета Исовского прииска. После войны вернулся на родину и снова на драгу, сперва драгером, потом назначили техруком, частенько исполнял обязанности начальника драги. За участие в боях с немецко-фашистскими захватчиками он награжден двумя медалями "За отвагу",
медалями "За боевые заслуги", "За взятие Берлина", "За освобождение Праги".

СТАРКОВ ВИКТОР ИВАНОВИЧ

Высокий, стройный, симпатичный человек, Виктор Иванович уравновешенный, со спокойным ха-рактером, средним образованием, родился в поселке Журавлик. С юных лет до войны связал свою судьбу с добычей золота и платины. Задолго до войны с матерью переехали в поселок Верх-Ис. На Косьинском прииске работал мастером, к началу войны на Кучуме начальником горностарательского участка. Виктор- компанейский, веселый парень, хорошо играл на гитаре, увлекался фотографией. На производстве слыл требовательным к себе и к подчиненным. Коммунист, много читал художественной и технической литературы. В 1937 году познакомился с молодой, красивой учительницей Александрой Сергеевной, через год поженились. Александра Сергеевна проживает сейчас в поселке Ис. Пожилая женщина, вспоминая свою молодость, не скрывает, как сильно они любили друг друга. "Он был очень внимательным, ласковым, ухаживал за мной. За четыре года совместной жизни мы ни разу не поссорились". Это можно понять, читая его письма с фронта. "Шурочка, милая! Вот, наконец, опять появилась возможность написать тебе, моя милая." Письма шли добрые, ласковые. В них он не писал о своих невзгодах и трудностях, больше заботился о жене и матери, зная, что им трудно писал:- "Сушите и солите побольше грибов, собирайте ягоды, занимайтесь огородом, чтобы зимой не голодать. Берегите свое здоровье. Шурочка, милая, будь молодцом, каким ты была до сего времени". Скупо писал о своей службе:" Ездил на танке, сильная машина. Завтра дальше на Запад! Со мной попрежнему, Зайцев и Глазунов, двое из Нижней Туры и один из Кытлыма. Следующее письмо будет уже непосредственно с боевых мест." Но это письмо, датированное 25 июля 1943 года, оказалось последним. Письма больше не приходили, а в сентябреАлександра Сергеевна получила весточку с фронта от Николая Зайцева. Он писал: "В бой пошли вместе 27 июля 1943 года. Это был тяжелый бой, нужно было вброд перейти глубокую реку Орс, форсировать ее под градом пуль было нелегко. Многих наших тут скосили, но назло всем чертям мы шли вперед. Перейдя реку первым, я подался вправо, занял оборону. Виктор же с Глазуновым свернули налево, тут его и ранило в бедро. После боя наступило затишье, и мы стали подбирать раненых. Глазунов сообщил мне, что Виктор просил помочь ему переправиться обратно и доставить его в санбат. Вскоре наша часть пошла дальше. Я Глазунова увидел еще раз, он сообщил, что помог Виктору переправиться через реку, но ранение было очень тяжелым. Больше о Викторе Ивановиче я ничего не слышал. На следующий день  снова был бой, и я окончательно потерял Глазунова из виду. Я был ранен на пятый день, 31 июля в кисть правой руки. Рука заживает, скоро опять пойду в бой, испытывать судьбу второй раз, сейчас будет хуже, так как военная осень для солдата тяжелое время"
Александра Сергеевна продолжила поиски мужа. И вот пришло письмо от старшего лейтенанта Назырова:
- Уважаемая товарищ Старкова, Ваш муж был ранен в первых боях, 27.07.1943 года и отправлен в госпиталь на излечение. Силу ранения и место излечения Вашего мужа, к сожалению, сообщить не могу.
После войны Александра Сергеевна разыскала В.М.Глазунова, в поселке Валериановский и тот сообщил, о том, что он похоронил Виктора Ивановича на станции Комаровская. На этом можно бы и поставить точку, но на погибшего мужа нет похоронного извещения, и он не занесен в Книгу Памяти по Свердловской области. Писала везде, но отовсюду получала ответ, что среди погибших не значится, хотя имелись живые свидетели. Спасибо землякам исовчанам и нижнетуринцам, они занесли его имя в мемориал поселка Ис и Нижней Туры.

ОВСЯННИКОВ ИВАН ТИМОФЕЕВИЧ

Добровольцем в Уральский танковый корпус ушел из поселка Старая Ляля, входившего тогда в состав Исовского района. Гражданская профессия у него самая, что ни наесть мирная – бухгалтер лес-промхоза. До войны  успел отслужить в Красной армии в качестве младшего командира. На фронт в первое время не взяли, был оставлен на брони. Когда же был объявлен набор добровольцев в танковый корпус, сразу подал заявление в райком партии о зачислении его в эту часть.
Участие в боях принимал с первых дней войны - боевых действий корпуса под Орлом в качестве командира танка, а после того, как был убит командир взвода, заменил его. Ивану Тимофеевичу при-своили звание младшего лейтенанта, а чуть позднее лейтенанта.
В одном из тяжелых боев, уже на территории Германии, танк был подбит немецким снарядом, с него сорвало башню, Ивана выбросило наружу, все остальные члены экипажа погибли. Попал в воронку с водой, в которой лежал, часто теряя сознание, так как сильно был поврежден позвоночник. Поблизости оказался немец, фашист навалился на него, схватил за горло и пытался задушить. Собрав последние силы, Иван вытащил пистолет, и выстрелил, немцу в живот. В полусознательном состоянии находился несколько дней, пока был обнаружен нашими санитарами и отправлен в госпиталь. Рана и контузия оказались тяжелыми, после лечения был демобилизован, домой приехал на костылях. Отдохнул, подлечился и пошел работать старшим бухгалтером в Исовский райком партии, а затем в поселковый Совет.
Женился на Ису на молодой медицинской сестре Фаине Афанасьевне Тарасовой. С ней прожил в мире и согласии до старости.

ПРИЗ ВАСИЛИЙ МАРКОВИЧ

Уроженец Минской области. На Исовский прииск поступил работать подростком в двадцатые годы прошлого века. От роду бойкий, трудолюбивый и смекалистый парень уже в возрасте 21 года стал работать драгером на старенькой 150 литровой Юрьевской паровой драге близ поселка Троицкий. В 1931 году переведен на вновь построенную 380-литровую электрическую драгу номер 26. Через год его как опытного дражника, способного руководителя и организатора работ, переводят помощником начальника драги № 25, а еще через год возвращают на Юрьевскую драгу уже в качестве начальника драги. В 1939 году снова на флагманскую драгу Исовского прииска №25 в качестве начальника драги. И так переводили туда, где труднее, где провал с планом или наиболее тяжелые горные работы.
Вполне естественно, что такой человек, коммунист, не мог остаться в стороне от бурных событий, происходящих в государстве и в частности на Урале. 16 марта 1943 года его просьбу о зачислении добровольцем в Уральский танковый корпус удовлетворяют.
Боевой путь вместе со Свердловской танковой бригадой пролегал от Орла на Запад. В качестве младшего сержанта-командира отделения участвовал во всех сражениях, выпавших на долю этой воинской части. Был дважды ранен, после выздоровления возвращался в свою часть. Третье тяжелое ранение получил в боях за освобождение города Каменец-Подольский в Проскурово-Чернецкой операции. Бой шел за станцию Волочинск. В кровопролитном бою станция была взята, а немцы отброшены на 17 километров. Василий Маркович был отправлен в госпиталь, но рана оказалась смертельной. Похоронен в братской могиле близ села Рябинка. Его зять и дочь ездили туда после войны и рассказывают, что над могилой взяли шефство ученики местной школы, а когда начинается сенокос, то колхозники начинают его с митинга у этой могилы.

АСТРАХАНЦЕВ ИВАН ИВАНОВИЧ

Добровольцем по комсомольской путевке в возрасте неполных восемнадцати лет пошел из города Сосьва. Был молод, силен и энергичен, а главное к тому времени окончил курсы трактористов, умел водить автомашину, это и определило его будущую военную специальность-водитель танка Т-34. После войны даже зарубежные специалисты назовут эту машину лучшим танком времен Второй мировой войны.
В середине марта 1943 года в числе других добровольцев в Нижнем Тагиле приступил к изучению материальной части, тактики ведения боя и других военных дисциплин, необходимых в боевой обстановке.
Первого мая эшелон с танками и вагонами для личного состава стоял на запасных путях Сверд-ловского железнодорожного вокзала, а на привокзальной площади бойцы принимали присягу, давали клятву землякам – Уральцам, получали личное оружие.
Свердловская танковая бригада в июле прибыла в прифронтовую полосу и выгрузилась на железнодорожной станции города Козельска Орловской области. Первый бой приняли под Хатынычем, где перерезали путь к отступлению немцев, понесших поражение в Орловско-Курской дуге. Здесь Уральские танкисты одержали первую победу над фашистами. "Под городом Унеча был жаркий бой, в беспрерывных боях бились больше недели,  немцев мы побили сильно, но и наших полегло немало,"-  рассказывает Иван Иванович.
Там Иван Астраханцев получил первое ранение в руку и голову осколками от разорвавшегося снаряда. После двух месяцев лечения в госпитале вернулся в свой батальон.
Под Каменецк-Подольском сражение шло несколько дней. Около сахарного завода впервые наши Т-34 вступили в поединок с немецкими «тиграми», на этом участке их было девять штук.
У нашего танка подбили ходовую часть, мы забрали пулемет и ушли. Вскоре Ивана посадили на полуторку возить на передовую снаряды и мины.
- Однажды возвращался с передовой, вдруг около машины раздался сильный взрыв, и я помню только, как летел по воздуху, взрывной волной меня выбросило из кабины. Подобрали санитары, я оглох, из горла шла кровь, при этом получил ранение в правое бедро, в госпитале определили два перелома кости. Лечился в госпиталях Житомира, Новгород-Волынского, Киева и на Урале, в Кыштыме. Получил инвалидность второй группы и был уволен по - чистой. Ранение оказалось тяжелым и затяжным, за свою жизнь я перенес двадцать операций. За участие в боях был награжден орденом Красной звезды и медалью «За отвагу».
Воинское звание имел старший сержант-водитель танка Т-34. В 1960 году приехал в Нижнюю Туру, работал водителем первого класса в пожарной охране и медицинской части. Живут вдвоем с женой – Агнией Сергеевной. В этом же городе живет дочь.
Иван Иванович является единственным из оставшихся в живых добровольцев Уральского тан-кового корпуса в Нижней Туре.
В марте 2003 года ездил в Екатеринбург на встречу ветеранов. Из многотысячного коллектива в живых остались единицы, на встрече присутствовало только пятьдесят человек. Вспоминая службу в танковом корпусе, Иван Иванович говорит:
- Все мы на фронт пошли добровольно, народ подобрался, в основном, грамотный, смелый и морально выносливый.
Погибало среди нас немало, но настроение всегда было доброе, патриотическое. Знали, за что воюем. Нытиков и трусов не было. Немцы нас боялись.
Еще не так давно здесь же жил его товарищ по оружию.
Тоже доброволец танкового корпуса – Морозов Николай Павлович. После смерти супруги его увезли дети в Сибирь, и судьба Морозова сейчас неизвестна. По рассказам он служил в походной ремонтной роте, был легко ранен, но прошел весь путь с корпусом от Орла до Берлина и Праги.
К сожалению, у многих добровольцев в нашем крае не осталось родных и близких, поэтому рассказать об их боевой и трудовой деятельности не предоставляется возможным, ниже приводятся только краткие воспоминания жителей, которые запомнили их по работе в те далекие сороковые годы.

ШАКЛЕИН ИВАН

До ухода добровольцем на фронт, с Уральским танковым корпусом, коммунист Шаклеин рабо-тал драгером на новой электрической драге №41 Косьинского прииска.
Невысокого роста, подвижный и словоохотливый, он всегда был в центре внимания коллектива рабочих драги. Это был один из лучших драгеров прииска, неоднократно отмеченный денежными премиями, почетными грамотами и другими поощрениями.
При объявлении набора добровольцев в танковый корпус, одним из первых подал заявление в райком партии. Не хотелось руководству прииска отпускать хорошего работника с драги, но кандидатура для этого благородного дела очень уж была подходящая, и просьбу его удовлетворили.
Ушел на фронт, оставив дома молодую жену и малолетнего сына. Воевал, как и работал, добросовестно, но не дожил до полной победы. Вражеская пуля сразила его на подступах к Берлину.
Из родных сейчас на Косье проживает его сноха и внук, а земляки Косьинцы внесли его имя на па-мятную доску у мемориала погибшим воинам в центре поселка.

ГЛАЗУНОВ ВАСИЛИЙ МИХАЙЛОВИЧ

Добровольцем в  Уральский танковый корпус ушел из поселка Валериановский в возрасте 29 лет. С корпусом прошел почти весь путь. Служить начал командиром отделения в батальоне автоматчиков в звании младшего сержанта, войну окончил лейтенантом в должности командира взвода.
Первый бой при форсировании реки Орс, близ города Орел, был тяжелым не только физически, но и морально, появились первые потери боевых товарищей земляков- уральцев. Тяжело был ранен Виктор Старков из  поселка Косья, Василий помог ему добраться до госпиталя, но спасти Старкова не удалось. Глазунов похоронил земляка на станции Комаровская. После Орловской битвы тяжелые бои шли при освобождении городов Проскуров и Черновцы, в июле 1944 года при освобождении городоа Львова Василий Глазунов был ранен. После госпиталя вернулся в свою часть. Вторично был ранен при форсировании реки Висла. За эти бои был награжден орденом Красной Звезды и направлен в военное училище на курсы командиров взводов. После их окончания получил звание младшего лейтенанта, затем было присвоено звание лейтенанта, командовал взводом.
Окончилась война, и Василий Михайлович вернулся на родину. Участвовал в строительстве Качканарского ГОКа . До выхода  на пенсию работал на участке буровзрывных работ.  Умер в 1984 году в возрасте семидесяти лет.

ЗАЙЦЕВ НИКОЛАЙ КОНСТАНТИНОВИЧ

До ухода на фронт работал электрослесарем в Исовском прииске. Серьезный, добросовестный рабочий, как высококвалифицированный специалист по броне был освобожден от призыва в армию. При объявлении в марте 1943 года набора в Уральский добровольческий корпус подал заявление с просьбой о зачислении его в эту воинскую часть. Служить и воевать попал в одну роту со своими земляками исовчанами и нижнетуринцами. В начале августа 1943 года был ранен в руку, после лечения снова участвовал в боях. После вернулся на Ис. С начала строительства Качканарского ГОКа ушел туда работать электрослесарем, затем мастером электроцеха. Долгие годы жил на Качканаре.

В госпитале ветеранов войны в Екатеринбурге вывешена карта действий Советской армии во время Великой Отечественной войны 1941-45 годов. Рядом с ней помещена таблица потерь живой силы, количество оружия и боевой техники, произведенных в тылу за эти годы.

ПОТЕРИ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ (ТЫСЯЧ)

  • Убито и умерло от ран на этапах санитарной эвакуации –5226,800 человек
  • Умерло от ран в госпиталях                                                 – 1 102,800 человек
  • Умерло от болезней, погибло в результате происшествий и несчастных случаев, осуждено к расстрелу                     – 555,500 человек
  • Пропало без вести, попало в плен                                       –  3396,4 человек
  • Неучтенные потери первых месяцев                                   – 1162,6 человек

Всего (погибло?) 11 миллионов 444,1 тысячи человек.

Вернулось из плена после окончания войны                  – 1836,0 тысяч человек.
Число населения перед войной (в1941 году)                 – 194 миллиона человек.

- авторский отдел- предыдущая часть книги- следующая часть книги- главное меню
 

НАШ АДРЕС:
Свердловская область,
г. Лесной

ТЕЛЕФОНЫ:
+7 (908) 912 69 77

Назад к содержимому | Назад к главному меню
?
?