Книга К.И.Мосина На Исовских приисках - Краеведческий сайт "Поселок Ис"

Поиск
Перейти к контенту

Главное меню:

КРАЕВЕДЕНИЕ > КНИГИ > КНИГИ МОСИНА К.И. > На Исовских приисках


1944 ГОД

Наступил 1944 год. На всех фронтах Отечественной войны идет ожесточенная борьба. Совет-ские войска одерживают одну победу за другой. Враг отступает, но еще силен. Каждый город, насе-ленный пункт, водную преграду приходится брать с боем, неся большие потери в живой силе и технике. В тылу ритмично, с нарастающими темпами работают заводы, фабрики, колхозы и другие предприятия. Народ вздохнул с облегчением. Теперь уже никто не сомневается в победе, хотя до нее еще далеко и за нее надо бороться.
Исовский прииск в 1944 году стал в ряды лучших приисков Союза. Два месяца он держит Знамя Государственного Комитета Обороны. Это лучшая награда государства в годы войны. Три месяца – Знамя ВЦСПС и наркома Цветной Металлургии.

Работа драг в этом выглядела следующим образом:


Показатели работы драг по кубажу за 1944 год выше предыдущего, но в этом году на одну драгу работало больше. Превысила свои показатели по производительности труда драга № 25, но за счет снижения содержания металла намыла на пятьдесят килограммов меньше. По всем показателям значительно лучшие результаты работы драги № 26. Хорошо сработала драга № 33, лучше стали показатели на драге № 28, но значительно хуже на драге № 29. Причина в резком падении содержания и в том, что часть квалифицированных прикомандированных рабочих вернулась на свою драгу № 33.
Значительно выросла добыча металла в старательских артелях. Это произошло в основном за счет увеличения их количества. В этом году улучшились показатели в артелях: Малая Ивановская, Снежная, Исовская, Кавказская, Андреевская и в ряде других мелких артелей. Четыре артели закрылось, а вновь открылось шесть.
Всего прииском в 1944 году добыто металла 1886 килограммов, на 188 килограмм больше прошлогоднего. Исовский прииск вошел в историю, как многократный победитель в социалистическом соревновании среди зотодобывающих предприятий Урала и за его пределами.

ВЕЛИКОЕ ТОРЖЕСТВО

Газета « Приисковый рабочий» 16 мая 1944 года писала: « Телеграф принес радостную весть – решением ВЦСПС и Наркомата по итогам работы за апрель месяц 1944 года Исовскому прииску присуждено переходящее Красное Знамя Государственного Комитета обороны СССР первая премия» Быстрее молнии разнеслась радостная весть по цехам, драгам, старательским участкам и бригадам. Четырнадцатого мая в клубе имени Артема по этому поводу состоялся митинг. В 20 часов открывается занавес. В ярких лучах электрических огней, посреди сцены портрет Великого вождя В.И.Ленина и Красные знамена. На сцене лучшие люди прииска: начальник ГСУ тов. Романович С.К, начальник драги Алыпов В.Е, драгер Исупов Л.В., стахановец Останин П.Н, Корюков К.Д и другие. В зале тишина. Первым слово берет Боровиков, секретарь партбюро. Он выражает благодарность тем, кто вдохновляет людей на подвиги и победы, тому, кто ведет многомиллионный народ от победы к победе, любимому вождю народа т.Сталину И.В. Раздается команда: «Под знамя ГКО встать». Все встают и их взоры обращены на бархатное Красное знамя, которое несет представитель военного Совета, участник Великой Отечественной Войны, орденоносец полковник – Самурин Матвей Сергеевич.

На сцену поднимается представитель Красной Армии и здесь происходит вручение знамени. Передавая его, полковник Самурин говорит: Завоевать Красное знамя ГКО – высшая честь. Вы ее добились, разрешите Вам передать Красное знамя (бурные аплодисменты) и пожелать на трудовом фронте новых замечательных побед. Работайте и трудитесь на благо нашей Родины (бурные апло-дисменты). Оркестр играет гимн Советского Союза. С радостным волнением подходит к Знамени ди-ректор прииска товарищ Савельев А.С. Он преклоняет колени и целует Красное знамя, взяв его в свои руки, поднимается на трибуну и от имени коллектива дает клятву работать еще лучше, дать фронту драгоценного металла еще больше.
ЖЕНСКАЯ СТАРАТЕЛЬСКАЯ АРТЕЛЬ

Газета № 47 от пятого декабря 1944 года «хочется рассказать про мать фронтовиков Жукову Надежду Петровну, поживающую в рабочем поселке Журавлик. Шла первая неделя войны, мужчины с прииска уходили на фронт, надо было их заменить в добычных цехах. Тогда-то и пригласили в партком коммуниста Жукову И.П.: «В краткие сроки организовать добычу металла на гидравлике». Прямо из парткома, не заходя, домой, новый руководитель гидравлики обошла жен и матерей фронтовиков.
Через несколько дней в Глинистом логу замелькали разноцветные платки. Женская старатель-ская артель Жуковой работала на победу. Любая женщина понимала, что каждый грамм добытого ими металла приближает час победы над врагом».
«Тогда я решила, – вспоминает Надежда Петровна, - с первого до последнего дня войны буду бороться вместе с сыновьями против ненавистного врага». Четыре сына и муж были на фронте Отечественной войны. Каждая скупая весточка от них была дорогой. « Ты бы отдохнула, мама»,- писал сын Сережа. А мать отвечала: «Отдыхать сейчас не время. Сердцем и трудом следую за вами в бою. Вернетесь домой, и отдохнуть будет можно, а сейчас, сыны мои родные, буду стоять на своем посту до полной победы» И Жукова сдержала слово коммуниста. Шли месяцы, артель росла и крепла. Весной 1942 года уже сорок человек работало на проносе и двадцать пять на гидравлике. Женщины освоили профессии под руководством Надежды Петровны, совершили и первый трудовой подвиг – закончили годовую программу за десять месяцев. С тех пор Марининская гидравлика прочно завоевала добрую славу. С уважением говорят на гидравлике о бригадире Усаниной Клавдии Александровны, о забойщиках Ушаковой Елизавете и Архиповой Анне, с любовью отзываются о комсомолке Русиновой Любе – освоила трудную профессию землекопа. Из месяца в месяц дает Марининская гидравлика металл сверх плана. В летний сезон 1944 года артель Жуковой выполнила план на 197 %. В августе завершила программу 1944 года. Много премий получила за свой честный и самоотверженный труд Н.П.Жукова, но самую почетную, заслуженную награду она получила в ноябре, в канун 27-й годовщины Октября. Сердце радостно дрогнуло, когда узнала, что нарком Цветной Металлургии наградил ее «Почетной грамотой».
По достоинству имя Н.П.Жуковой заносилось в книгу почета знатных людей Исовского прииска. За август 1944 года Марининская Краснознаменная гидравлика выполнила план на 150%. В период 1941-1945 годов многих работниц наградили медалями « За доблестный труд».
1945 ГОД

Этот год для исовчан и косьинцев начался как обычно. Подвели итоги за прошлый 1944 год, наметили план работы и приняли соцобязательства на 1945 год. По радио утром, как обычно, знакомый и родной голос диктора Левитана передает победоносные сводки «От  Советского информбюро». Голос мощный, убедительный, как только он раздается, люди замирают на минуту- другую, бросают все свои дела и слушают. Слушая голос Левитана, хочется сделать что-то необычное – геройское. Говорят, что когда немцы в плотную подошли к Москве, Гитлер заявил, что они после ее занятия Левитана первым повесят на Красной площади. И не удивительно, этот сугубо гражданский человек, казалось бы самой простой, скромной профессии, сделал так много для победы над врагом.
Окрыленные успехами 1944 года, исовчане продолжали трудиться, отдавая все силы для при-ближения победного конца войны. Первого января 1945 года газета в статье «Забой - моя позиция» писала: Комсомолец Пожарских сказал: «Забой - моя позиция! Как хорошего друга провожал 1944 год. Он был годом больших трудовых побед на нашем Журавлинском ГСУ. Я рад, что в этих победах есть доля и моего труда. Работая забойщиком, я систематически давал 120-180% месячного задания. Не снизил темпов, и когда меня перевели мониторщиком на Морозную гидравлику. Мой труд был отмечен Похвальной грамотой наркома Цветной Металлургии. Эта оценка воодушевила меня. Стремясь постоянно повышать квалификацию, я окончил в августе курсы горных мастеров участка. В 1945 году обязуюсь трудиться еще лучше, считаю своим комсомольским долгом работать не только за себя, но и за товарища, сражающегося с оружием в руках на фронте».
В те далекие годы это были не пустые слова, не бравада. Так без подсказки сверху думают и поступают большинство молодых людей. Знатный забойщик т.Бахарева Мария Александровна – жена фронтовика. Как только муж ушел на фронт, пошла на производство. Мария Александровна является первой женщиной в Исовском прииске, освоившей специальность забойщика на проходке горной выработки на рудных месторождениях при помощи кайла и лопаты. С первых дней на производстве норму выполняет от 105 до 150 %. Хороших показателей в работе М.А. Бахарева добилась по максимальному уплотнению рабочего дня. За 1944 год она пять раз завоевала первенство среди геологоразведчиков. Решением жюри приискового управления ей присуждалось звание «Лучшего разведчика-забойщика по прииску». Мария Александровна обучала специальности забойщика других женщин на рабочем месте.

ЦЕНТРАЛЬНЫЕ МЕХАНИЧЕСКИЕ МАСТЕРСКИЕ (ЦММ)

Этот цех в годы Великой Отечественной войны сыграл большую роль в деле успешной работы прииска и внес свой вклад в оказание конкретной помощи Красной Армии в борьбе с фашистскими захватчиками. В состав ЦММ входили механосборочный, кузнечно-котельно-сварочный и литейный переделы, кроме – того, имелась бригада по ремонту станочного оборудования и инструментальная. В полном смысле – это был машиностроительный завод в миниатюре. Выпускали горное оборудование и запасные части для драг, гидравлик и вспомогательных цехов Исовского прииска и других предприятий треста «Уралзолото».



С первых дней войны 1941 года растет производительность труда в ЦММ. Токарь-стахановец Котельников Павел за две декады июля выполнил задание на 257 %, за третью декаду – 210%. То-карь Грачев Петр раньше работу выполнял на 112%, а сейчас на160%,токарь Аникин Александр работает на двух станках, дает до трех норм в смену. Токарь Бузунов Анатолий выполнил норму на 250%. Скрипилин Михаил работает на строгальном станке, дает 235%.
На базе ЦММ был выделен цех № 2 для выпуска военной продукции – боеголовок к легендарным «Катюшам» – М-13.Всего за годы войны было изготовлено свыше 400 тысяч штук боеголовок. Коллектив цеха состоял из 80 человек, возглавлял его коммунист Павел Яковлевич Абакумов.
За освоение военного заказа и обеспечение головками военное ведомство  бывший директор прииска Н.И.Шемякин и начальник цеха П.Я.Абакумов правительством были награждены орденами Красная Звезда, а токари К.Д. Корюков и М.А. Воронцов – орденами Трудового Красного Знамени.
Павел Яковлевич вспоминая, говорил: «Уходили наши станочники на фронт, а план выпуска изделий все увеличивался. Я пошел в среднюю школу, отобрал более способных ребят и девчат, пригласил работать в цех,  ничего хорошего им не обещал, да и сами они понимали, что война.

Прикрепили этих подростков к станочникам, стали обучать, хотя на быстрое и успешное освое-ние ими и не рассчитывали. Но молодежь проявила такую старательность, что приходилось удивляться. Некоторые из подростков совсем малы, делали им подставки у станков, они трудились, уже не уступая нашим токарям.
Хорошо стали трудиться девчата - Надежда Соколки на, Мария Онучина, Руина Рыбникова, Александра Шалагинова, Ирина Осинцева, Валентина Колчанова.
В годы войны районная газета «Приисковый рабочий» часто писала о механических мастер-ских. В №76 от 23 июля 1941 года «На второй день войны электросварщик-стахановец Петр Нико-лаевич Останин взял на себя обязательство добиться выполнения норм выработки на 150% - «Стахановским трудом буду помогать нашей доблестной Красной Армии в ее великой борьбе против фашистских разбойников»,- заявил он.
В газете за 9 ноября 1941 года под заголовком дни героического труда говорилось: « В дни октябрьских торжеств Героическим трудом отметили славную дату; строгаль М.Скрипилин, на стружке черпачных пальцев 8 ноября дал 203 %; кузнец Н.И.Рожин – 210%; сверловщица А.Шалагинова – 200 %; бригада котельщиков во главе с товарищем Клот – 180%, электросварщику Рязанову было дано задание, рассчитанное на 15 часов 40 минут. Он выполнил за 8 часов, это 195 %.
Корреспондент газеты «Приисковый рабочий», М.Струнская рассказала о фронтовой молодеж-ной бригаде: Цех выглядел очень молодым, даже юным. Над станками склонились ясноглазые румяные девичьи лица, кое-где мелькнет замасленная мальчишеская кепка и выбившийся чуб. В гуле станков, в шелесте трансмиссий – молодежный задор. Смена Коротаева, о ней знает весь район, это она сейчас на трудовой вахте, фронтовая смена. В этом слове «Коротаевцы» чувствуется глубокий смысл. Далеко от гранитных Уральских гор проходит линия фронта, но фронт чувствуется здесь, в каждом движении девичьих ловких рук, в каждом взгляде озабоченных глаз – линия фронта близко, осязаемая для молодых работниц еще и потому, что почти каждая из них получает письма со штампом полевой почты – от братьев, отцов и друзей. Девушки проводили их на великое дело – защищать Родину, а сами встали за станки и со всей Уральской настойчивостью овладевали сложными операциями. Им помогал, их учил коммунист Коротаев Семен Севастьянович, в не давнем сам рядовой токарь. Он работает самоотверженно, обучает кадры всем тайнам токарного дела. В цехе много его питомцев. Больше года выполняет Коротаев должность  сменного мастера. Трудовыми подвигами полон каждый день, каждый час Коротаевской смены, о них уже не говорят, они стали обычными. Лишь доска почета скупо рассказывает языком цифр, что 18 декабря 1943 года в цехе лучше всех сработала Архипова - 173%, Осинцева –161%, Бабкин 155%, Рыбникова 158%. В смене Коротаева не знают, что такое не выполнить нормы. Если случится простой из-за отсутствия электроэнергии или один из станков выйдет из строя, Коротаевцы отказываются от отдыха, от обеда, лишь бы быстрее наверстать упущенное.
Лучшие люди смены: их много, мастер сразу затрудняется их перечислить. Вот комсомолка Осинцева Ираида – это воспитанница школы ФЗО. Трудовой стаж Ираиды не составляет еще и двух лет, но девушка уже сумела стать лучшей работницей цеха, его славой и гордостью. В ноябре была отмечена великой наградой, – получила похвальную грамоту от наркома Цветной Металлургии.
Рядом со станком Осинцевой стоял станок другой прославленной стахановки – Архиповой Галины. Эта высокая, статная, чернобровая девушка ежедневно дает 1,5 нормы и выше. Два брата на фронте у стахановки Рыбниковой Руфы, стройная, черноглазая девушка в черном берете, самоотверженно помогает им у своего станка. Руфине всего 16 лет, но трудится не хуже многих взрослых.
Трудовой героизм трудовой смены С. Коротаева получил достойную оценку за ноябрьские результаты работы, смене присвоили звание «Лучшая фронтовая молодежная смена района». Мастер Коротаев награжден Похвальной грамотой наркома цветмета.
ОБСТАНОВКА ТРЕБОВАЛА

В начале войны меня, как многих исовчан, мобилизовали на защиту Родины. Но прямо со станции меня возвратили.
Дело в том, что в то время пришло распоряжение организовать на прииске цех по изготовле-нию корпусов снарядов для «Катюши». Нужны были квалифицированные станочники, а у меня 8-й разряд токаря. Пришлось вместо  действующей армии снова идти в механический передел, изготов-лять дражные детали для прииска и цанговые патроны для военного цеха. Так требовала тогда об-становка. Прямо скажу: трудности были большие. Не хватало топлива. Дрова отправляли на паровые драги. Цех не отапливался. Приходишь утром на работу, а станки от холода куржаком покрылись. Что делать?
Токарю в рукавицах никак нельзя – точную обработку не сделаешь. Приходилось браться голыми руками за обледеневшие металлические ручки станка. Мерзли руки неимоверно, особенно на первых порах, с непривычки. Потом на пальцах, появились какие –то утолщения. Они то и предохраняли кожу от отморожения. Потом нашли другой выход. Принесли из дома ведра. В них пробили мелкие отверстия, затем накладывали в ведра древесный уголь, поджигали его и ставили такую печку на свое рабочее место. В сильные морозы только этим и спасались.
Работали по 12 часов, без выходных, иногда сутками не выходили из цеха.
Вспоминается такой случай. Мне и моему напарнику Анатолию Бузунову поручили выполнить срочное задание. Сутки работаем , вторые.…На третьи сутки пришла к проходной жена, спрашивает про меня:
- Где он, в цехе или на фронт отправили?
В то время на Вайнере (был такой поселок) работала паровая драга.
Зимой ее остановили на ремонт. Остановить - то остановили, а возить детали в механические мастерские  было не на чем: транспорта не хватало. Решили управляться на месте. На Вайнере была мастерская и в ней небольшой токарный станок. Меня послали в поселок, чтобы я на этом станке выполнял токарные работы. Добирался до Вайнера так: сначала ехал на больших бревенчатых санях, на которых газогенераторным трактором вез муку для жителей поселка тракторист Драницин. На полпути трактор заглох. Долго мы бились около него, но завести так и не сумели. Наступил вечер, стало темнеть. Усилился ветер, поднялась метель. На трактористе был белый овчинный полушубок, а на мне старая телогрейка, вся промасленная, потому что в ней я работал у станка.
Посоветовались мы с Дранициным и решили: он останется в лесу охранять муку и трактор, а я буду добираться до Вайнера пешком.
Иду, а метель все сильнее, дорогу перемело. Ну, думаю, замерзну, где-нибудь в такую погоду. Но ничего не случилось. Поздно ночью показались едва заметные домики поселка. Нигде ни огонька. Впрочем, нет,  одно окно светится. Сворачиваю к этому домику, захожу. Вижу, за столом сидит знакомый человек – помощник главного механика Иван Леонтьевич Андреев. Он оторвался от дражных чертежей и уставился на меня. Я рассказал ему, зачем пришел и как добирался до Вайнера. Обрадовался Иван Леонтьевич: Ну,-  говорит,- теперь дело пойдет веселее. А работать на токарном станке будешь только ночью, потому что днем электроэнергии на все ремонтные работы не хватает.
Утром приезжает к конторке драги тракторист Драницын. Выглядел он странно: одна нога в ва-ленке, а другая обмотана разными тряпьем и обвязана какой-то засмоленной веревкой.
Оказывается, он всю ночь не оставлял надежды завести трактор, применял всевозможные ме-тоды. Под конец снял с ноги валенок, надел его на трубу и стал раздувать огонь. Так обычно поступают хозяйки, когда надо побыстрее разогреть самовар. Но они обычно применяют для этой цели сапог, а у Драницина сапога не было. Вот он и пустил в ход валенок. Раздувал, раздувал, умаялся и задремал, а валенок на трубе оставил. Проснулся от запаха жженой шерсти. Одним словом, сгорел валенок.
С этого дня я обосновался в дражной мастерской и стал работать на стареньком токарном станке. Станок был маленький, и детали большого габарита нельзя было обрабатывать. Приходилось придумывать различные хитрости, чтобы выйти из положения. Однажды подошел ко мне Иван Леонтьевич и делится своими заботами.: «Вот понимаешь, на большом подшипнике, на самом его основании , надо убрать по всей площади двадцать миллиметров. А как это сделать - ума не приложу. В станок подшипник не войдет, строгального и фрезерного станка у нас нет. Если убирать эти двадцать миллиметров при помощи зубила и кувалды, много времени уйдет, да и точности не будет.
Погоревали мы, погоревали, да на том и разошлись. Целый день не давал мне покоя этот подшипник. А к вечеру родилась задумка. Снял я у станка головку резцедержателя, надел подшипник на болт, выверил и закрепил планками и болтами на том месте, где крепится резец, а в патрон станка поставил резец. Подачу делал поперечным суппортом вручную. Вместо токарного у меня получился фрезерный станок. К утру подшипник был готов. Пришел Иван Леонтьевичи глазам своим не поверил. В голове, говорит, не укладывается, как можно такой большой подшипник на таком маленьком станке обработать.
Через несколько дней в клубе проходило собрание. Пришли сюда не только рабочие драги, но и жители поселка. Когда собрание закончилось Иван Леонтьевич объявляет:- « я привез на драгу токаря, он же артист, сейчас перед вами выступит.»
Насчет «артиста» Иван Леонтьевич, конечно, через край хватил. Я засмеялся, но делать нечего: объявили – выступай.
Тогда была очень популярной песня «Землянка», С нее я и начал. Получилось, видимо хорошо, потому что зрители долго аплодировали, Но я увидел, что у многих погрустнели лица, а некоторые даже слезы вытирать начали. Я тогда на ходу начал перестраивать свой репертуар: спел несколько русских и украинских шуточных песен. Люди повеселели, на лицах появились улыбки.
Когда закончили ремонт драги, я отправился домой. Снова пешком. К вечеру добрался до Нижней Туры, остановился переночевать на перевалочной базе прииска. Очень хотелось есть, но хлеба у меня не было. Сварил четыре картофелины, которые принес с собой, и съел их, не снимая кожуры. Утром отправился на Ис с пустым желудком. А на второй день снова работал в мастерских. Трудно тогда было на производстве, но и дома не легче. Зимой без дров не обойдешься – ребятишек можно заморозить, а возить не на чем. И вот, отработав двенадцать часов, усталый и голодный, запрягаешься в сани и отправляешься в лес. Также приходилось возить сено. Покос был далеко, километров за десять. Везем с женой воз, из сил выбиваемся. Одним словом, обстановка была почти фронтовая. Только пули не свистели, да снаряды не рвались, а трудностей хватало.      А. Мартышко
ОСОБОЕ ЗАДАНИЕ

Взамен ушедших на фронт. Я уже писал, что многие кадровые специалисты в первые месяцы войны ушли на фронт. Уходили наши станочники в действующую армию и потом на фронт. А план выпуска изделий все увеличивался. Помню, в конце сорок  первого года в цех пришла совсем юная девушка Тася Трубинова. Попросилась на любую работу. Назначили мы ее истопником печей. Согласилась, но было видно, что тянет ее к станкам. Придет пораньше управится с печами и просит другую работу. Не отказывалась убирать стружку, подносила заготовки, а сама нет-нет, да и остановится за спиной токаря. Смотрит, затаив дыхание, на его быстрые, ловкие движения, на то, как вьется из-под резца синеватая стружка, как бесформенная заготовка превращается в блестящую деталь. Определили ее учеником токаря – осваивать обрезку прибылей. Не прошло, наверное, и недели, приходит Тася ко мне и просит «проэкзаменовать» Выполнили мы эту просьбу, и стала она работать самостоятельно. Быстро освоила премудрости операции. А надо сказать, что обрезка прибылей – не такое уж простое дело. На первых порах часто горели резцы, ломались. Но у Таси было завидное упорство. Во всяком случае, через два месяца она уже стала успевать за двоих. Видим: способная девушка! Перевели ее на одну из самых сложных операций – на чистовую обработку деталей по контуру. И здесь пошло дело. Да еще как пошло: не отстает от самых лучших станочников. Таких девчат у нас было немало.
П.Я.Абакумов
ЖЕНСКИЙ ТРУД

Женщины прииска с первых дней войны, заменив своих мужей, отцов, братьев и сыновей на их рабочих местах, активно включились в работу на добычных объектах и в подсобных цехах. Они приобретали чисто мужские специальности, требующие крепкого здоровья и большой физической силы. Еще недавно никто не мог и предполагать, что женщины станут работать драгерами и машинистами драг, гидромониторщиками, такелажниками и председателями старательских артелей, забойщиками и крепильщиками в шахтах. И многими другими специальностями, причем по 10-12 часов в день без выходных и ежегодных отпусков. 22 июня 1941 года их жизнь, как и жизнь всего Советского народа, перевернула война и заставила испить горькую чашу тяжелого труда, забот и потерь. Невозможно переоценить тот вклад в Победу, который внесли женщины в годы войны в тылу. Многие из них в возрасте 25-30 лет, получив похоронку на мужа, остались вечными вдовами.
Ранее уже говорилось о женских старательских артелях. В одной из них председателем была Ольга Жукова. В ее артели забойщиками работали Е.А.Бережных, Ларионова, А.Коновалова, Е.Горжом, Е.Баянкина и другие, выполнявшие нормы выработки до 130%; о молодой девушке драгере – Анне Поповой и машинистах той же драги; о начальнике Троицкого горно-старательского участка С.К.Романович; о жительнице поселка Журавлик Надежде Петровне Жуковой, организовавшей женскую старательскую артель из жен и сестер фронтовиков, ушедших на войну. В 1944 году эта артель годовой план выполнила в августе месяце; о женщинах- станочницах ЦММ;  о работницах железнодорожного цеха и лесозаготовительного участка прииска.
Многие другие женщины, вспоминая те годы, рассказывали:
- Софья Титовец 14 лет поступила на работу в швейную мастерскую. Наравне с взрослыми женщинами чинила старые солдатские полушубки, которые после ремонта снова отправлялись на фронт. Из самых плохих шили рукавицы и шапки. Целый день, согнувшись за столом, страшно уставала спина и руки, а домой не убежишь, строго было. За хорошую работу давали дополнительные талоны на обед – суп из грибов и капусты, картофельное пюре. Хлеба с таким обедом не положено, он только по карточкам;
- Таисья Якимовна Парфенова, – когда началась война, мне было 17 лет. Работала в ту пору в колхозе почтальоном, обслуживала пять деревень. Все их за день пешком обходила с сумкой. Уставала сильно. Когда мужиков взяли в армию, меня перевели в бригаду. Летом в поле, зимой на лесозаготовках. Лес поперечной пилой – вручную пилили, а зимы стояли холодные, в лесу сугробы такие, что до пояса вязли в снегу. К вечеру руки и ноги болят, обувь плохая, ноги замерзнут так, что до барака, где жили, еле дойдешь. Прежде чем разуться, ноги к горячей печке прислонишь, чтобы лед растаял на обуви, и они отстали от обуви;
- Зоя Федоровна Половникова. – Отец у нас рано умер, еще до войны. На попечении у мамы осталось шесть человек детей, младшему восемь месяцев. Жили плохо, надеть нечего, питались в основном, картошкой и другими овощами со своего огорода. Мне рано пришлось пойти на работу, чтобы помогать маме. Ей одной не поднять нас было. В годы войны в разных местах работала, на добыче золота и платины. Многое пришлось испытать. Долгое время работала воротовщиком в старательской артели, вручную воротком поднимала груженные породой бадьи из шахты. За день так умаешься, что еле до койки доберешься. Тяжелый труд, в сырости и на холоде отразились на моем здоровье. Сейчас ноги болят, ночью спать не могу, имею сахарный диабет и другие болезни. Легче перечислить, что не болит в моем теле. В войну не думали о будущем и о своем здоровье, на первом месте была работа;
- Екатерина Васильевна Попова – Я малограмотная, специальности никакой не имела. В воен-ные годы каталем в шахте работала. Тачкой породу от забоя к стволу возила. Работа тяжелая. В шахте сыро, темно и тесно. Бывало головой о верхние крепления ударяешься. Придешь домой, ночью уснуть не можешь, все кости болят, а утром снова на работу. Работали по 12 часов в смену, без выходных и отпусков. Не женский это был труд, но выполнять его кто-то должен был, мужики на войне, вот мы и заменили их;
-Ольга Маркеловна Пушкарева – Муж мой ушел на фронт впервые же дни войны. Мне в ту пору было 25 лет. На руках осталось двое детей дошкольного возраста. Жила в своем доме, был огород и корова. Все заботы о семье и о доме легли на мои плечи. На работу поступила 23 декабря 1941 года на драгу № 27 верхним масленщиком 4-го разряда. Работать было тяжело. Спецодежду не давали, работали, в чем попало. Бывало по колено в воде, грязи, иловине переносили бортовые канаты и силовой кабель. Но духом не падали. Было всё: и ожидание вестей с фронта, и слезы, и небольшие, но радости. Умели и повеселиться. Делали складчину, соберемся женщины, выпьем по стаканчику браги, попоем и тут же поплачем все вместе. Когда горе у всех одинаково, его и переносить легче. В глазах у нас было только горе и печаль. В войну люди перестали шутить и смеяться.
Хлеб и кое- какие продукты (сахар, американскую тушенку) давали по карточкам. Хлеб можно было выкупать только за два дня вперед, так и делали. От голода спасали свои огороды и корова, у кого она была. Мужчин на драге было мало. Мы, молодые женщины, все выносили на своих плечах, но выжили, выстояли. Помогали Родине, как могли. Вечерами слушали радио, вязали для фронта носки и варежки, собирали посылки, на работе вносили деньги на строительство самолетов и танковых колонн, подписывались на государственный заем, в результате денег оставалось только на хлеб. Все переносили, как должное, а как иначе, вся страна встала на защиту Родины, и мы не отставали от других. И только после окончания войны у нас выплеснулось море слез, счастья и радости. Мы помогли победить фашистов. За годы войны я получила много почетных грамот, благодарностей, премий. Имею медаль «За доблестный труд» в годы ВОВ , несколько юбилейных медалей, звание – «Ветеран труда». Мой муж после войны раненый вернулся домой. На прииске честно и добросовестно проработала 25 лет и считаю, что это были лучшие годы моей жизни. Так вот сложилась у меня жизнь. В памяти о войне осталась только работа и подруги тех лет. Слава богу, что выжила. Ни о чем не жалею. Только одного хочу, чтобы не было больше проклятой войны.
Трудно пришлось и женщинам на Кытлымо - Исовской железной дороге узкоколейке. Заменив мужей, ушедших на фронт, они осваивали чисто мужские специальности. Работали кочегарами и помощниками машинистов на паровозах, дежурными в депо. Широко применялся женский труд в службе пути и движения. Такие как Юнашева, Ходырева, Меркушева были выдвинуты на должность бригадира пути и старшего рабочего. Пятьдесят процентов женщин получили звание «стахановца». Все они энергично работали на своих постах, борясь за то, чтобы выполнялись графики движения поездов по перевозке пассажиров и грузов. На лесозаготовительных работах и выжиге древесного угля в основном также работали женщины и подростки. Вручную поперечной пилой заготовляли древесину, дрова и уголь. Гужем на лошадях вывозили продукцию к месту потребления их.

- авторский отдел- предыдущая часть книги- следующая часть книги- главное меню
 

НАШ АДРЕС:
Свердловская область,
г. Лесной

ТЕЛЕФОНЫ:
+7 (908) 912 69 77

Назад к содержимому | Назад к главному меню
?
?