Книга К.И.Мосина На Исовских приисках - Краеведческий сайт "Поселок Ис"

Поиск
Перейти к контенту

Главное меню:

КРАЕВЕДЕНИЕ > КНИГИ > КНИГИ МОСИНА К.И. > На Исовских приисках


УПРАВЛЕНИЕ ПРИИСКАМИ

Основными золотопромышленниками Гороблагодатского округа в восьмидесятых годах девятнадцатого столетия были:
 
- товарищество Бурдакова, десять приисков, в 1887 году добыто платины 526,6 кг;
- Анциферов - добыто платины 233  кг;
- Шаравьев - добыто платины 208  кг;
- Попов - добыто платины 181,3  кг;
- Хлопотов - добыто платины 120,1  кг;
- Переяславцев - добыто платины 92  кг;
- Скрябин - добыто платины 82,4  кг;
- Капустин - добыто платины 79,6  кг;
- Лебедев - добыто платины 77,8  кг;
- Гольбах - добыто платины 65,7  кг;
- Стариков - добыто платины 54,6  кг;
- Шубин - добыто платины 52,6  кг;
- Треухов - добыто платины 33,6  кг;
- Котохов - добыто платины 31,3  кг;
- прочие - 463,6 кг
 
Всего в этом году в Гороблагодатском округе было добыто – 2312 кг.
В административном отношении платиновые прииски, как и золотые, подчинены окружным инженерам:
  • Гороблагодатские, Нижнетагильские и Николае-Павдинские – окружному инженеру пятого Верхотурского округа, пребывающему в Кушвинском заводе;
  • Шуваловские прииски – окружному инженеру Пермского округа,  находящемуся в Перми.
 
Полицейский надзор относится к обязанностям полиции. В отношении лесопользования подчиняются местным лесничим. В санитарном отношении приисковые управления обязаны подчиняться санитарной комиссии местного земства. Непосредственно на разработку приисков разрешение дает альское горное управление.

Существовали следующие повинности (налоги):
  • Ежегодная поземельная подать по одному рублю с десятины, независимо от того, работает прииск или нет, все равно берется. Эта подать взимается только в казенных дачах;
  • Горная подать с металла, добытого в казенных дачах, в количестве трех процентов натурой;
  • Попенные деньги за употребляемый на приисках лес в казенных дачах;
 
Служащих со средним образованием на приисках было мало, а с высшим вообще встречалось редко. В конце девяностых годов только стали появляться воспитанники Уральского горного училища и Нижнетагильского технического училища.
 
Большинство из них начинало службу с низших ступеней приисковой знати: с надсмотрщика за правильностью работ. Затем он переходил на должность штейгера, а потом мог стать и смотрителем, и даже иногда управляющим прииска; или сперва становился переписчиком, а потом уже и конторщиком; из сметливого кочегара сначала выходил помощник машиниста, а потом и машинист, если он еще был и слесарь.
 
одержание служащих, то есть жалование, на приисках примерно такое же, как на заводах. Помещения и вообще жизненная обстановка оставляли желать лучшего, но большинство служащих принадлежало к людям, неизбалованным комфортом и излишествами, и поэтому большинство считало свое положение удовлетворительным.
ИНОСТРАНЦЫ НА УРАЛЕ

Газета "Русские ведомости" отмечает наводнение Урала иностранцами капиталистами, сумевшими использовать горнозаводской кризис 1906 года. Наиболее доходные Уральские горнозаводские предприятия уже находятся в руках иностранцев.
 
Так, Кочкарская золотоносная система, одна из богатейших на Урале, почти целиком эксплуатируется иностранцами (французами): лучшее и пока единственное на Урале месторождение драгоценных камней и цветных металлов принадлежит французской компании " Новая компания изумрудов", монополизировавшей добычу камней, и убивающей широко развитый на Урале кустарный гранильный промысел. Богатейшая платиноносная площадь в Верхотурском уезде принадлежит тоже французской компании "Платина", которая ежегодно добывает три четверти всей добычи платины на Урале; а Урал, как известно, является главным поставщиком платины на мировом рынке.
 
Иностранные капиталы имеют в своем распоряжении Шайтанские, Невьянские, Алапаевские, Верхисетские и другие заводы. Огромный Кыштымский горный округ, первый в России по производству меди вообще и электролитной в частности, находятся в руках англичан, которые с поразительной быстротой развивают работу заводов. Одним из лучших и наиболее крупных, Камским округом, владеет Бельгийская компания.
 
Кроме того, существует много средних и мелких предприятий, работающих на иностранные капиталы. До появления в стране в 1916 году в Екатеринбурге аффинажного завода практически все российское платиновое сырье за бесценок уходило на Запад. Там его аффинировали и превращали в изделия, имевшие огромную рыночную стоимость. Баснословные прибыли от этих переделов шли в карманы зарубежным производителям. А Россия от своих баснословных богатств получала по выражению Мамина - Сибиряка, "расколотый грош". При цене в триста марок за килограмм сырой платины в России, после переработки ее в Германии она продавалась по три тысячи марок за килограмм. Так – как аффинаж стоил около сорока марок за килограмм, то доход германских капиталистов на Уральской платине равнялся приблизительно девятьсот процентов от стоимости сырой платины. Такой "навар" имеют разве что нынешние наркобароны, словом, англичане, французы и немцы вовсю кромсали соблазнительный российский "пирог".
НОВОЕ ПЛАТИНО-ПРОМЫШЛЕННОЕ ОБЩЕСТВО

В мае 1897 года Французскому акционерному обществу "Платинопромышленная анонимная компания" высочайше разрешено открыть свои операции. Согласно уставу, зарегистрированному в Париже "общество это имеет целью добычу платины, золота и других сопровождающих их металлов на приобретение им от виконта де-Проэпса Виейра платиновых и золотых приисков, находящихся в Верхотурском уезде Пермской губернии, а также устройство и эксплуатацию в городе Екатеринбурге платиноочистительного завода".
 
Сформированием этого нового крупного общества в связи с недавно возникшим акционерным обществом "Платина" коренным образом меняет характер частной добычи платины на Урале, перемещая все производство от разрозненных отдельных предпринимателей в руки двух сильнейших коллективных предприятий.
 
Утвержден также устав еще одного предприятия – Верхотурского платинопромышленного акционерного общества, во главе которого стоят А.М.Ишмецкий и купец Шпеннеман. Они приобрели четырнадцать золотоплатиновых приисков. Анонимное общество эксплуатировало прииски при помощи новейших научно- промышленных знаний и машин, которые были заказаны за границей, вместе с этим запроектирована постройка первого на Урале завода по очистке платины. Учредители намерены скупать сырую платину на Урале и очищать ее на своем заводе. Французы организовали управление делом, следующим образом: в Париже находится главное управление, в Петербурге организовали нечто вроде филиального отделения, служащего передаточной станцией между Парижем и местным управлением приисков, последнее, тоже поделено на две части: на русскую и французскую. Представитель первой – Бурдаков, находящийся в Нижнетуринском заводе, а представитель второй- француз Монгольфье со свитою, резиденция которого с конторой находилась на Артельном прииске. На Бурдакова, как на главного управляющего возложено управление делом и ответственность за последствия, и в то же время Монгольфье дано право распоряжения, как в определении размеров работ, приемов, назначения цен и прочее. И вместе с тем присвоено право действовать, как ему взбредет на ум, то есть игнорировать мнения и распоряжения Бурдакова, как и мнение управляющих группами приисков, которых имелось пять групп.
 
Дефектом французских распоряжений было:
    первое - не были вовремя приобретены материалы для подготовительных зимних работ;
    второе – не была составлена смета на ведение работ;
    третье – задержка уплаты жителям за отошедшие, под прииски, бывшие Конюховы покосы, в результате из-за чего произошла продолжительная
                  остановка работ.
В результате этого многие рабочие оставили работы. Зарплата многих рабочих упала до двадцати копеек за день. Кроме того Монгольфье стал вычитать с рабочих за перекуры. Такого не придумали даже наши самые прожженные кулаки, говоря другими словами, не доросли до той степени "культуры", до которой "выросли западные представители". При этом нужно сказать, что забойщики выполняют работу «уроком кубической меры» и курят ли они или не курят, не имеет никакого значения. Возмущенный таким отношением к рабочим, один из забойщиков обратился к Монгольфье с такой фразой: «вы пригласите сюда на работу ваших французов, да с ними и проделывайте ваши штуки".
 
В 1897 году на приисках анонимного общества платины было намыто 125 пудов, в 1898 году -120 пудов, в первом полугодии 1899 года только 29 пудов, а по шестое сентября – 76,5 пудов, ожидаемое за 1899 год – 85 пудов, то есть на 40 пудов меньше, чем в 1897 году. Потери составили 450000 рублей – и это при вполне подготовленных запасах песков, при исправном оборудовании, при полном комплекте, как механических сил, так и живой силы в начале открытия работ, пока эту последнюю не вынудили разбрестись. При организации управления Бурдаков играл роль телеграфного аппарата, а управляющие роль машинок, которые стоит только завести и они пойдут в ход. Монгольфье единолично решил обработать лучшие участки и добыть 200 пудов платины в год, для чего потребовалось бы 5500 человек рабочих. Но в этот год в деревнях, вырос хороший урожай хлеба, и рабочих можно было привлечь только высокой зарплатой, правильным расчетом, хорошим питанием и прочее.
 
Возможноли выполнить такой грандиозный план, об этом ни с кем не советовались. Французу надо бы помнить французскую же поговорку, что "из столкновений рождается истина". Обстановка на приисках сложилась такая, что многие руководители стали ждать случая, чтобы сбежать с дела, где к ним относятся, как к ишакам. Бурдаков понимал, что если он откажется от места управляющего и представит все дело французскому ставленнику, то наступит крах и хаотическое состояние дела. Специалисты считали, что во главе дела должен стоять именно Бурдаков или кто другой, но непременно русский.
 
В 1899 году Уральская платиновая промышленность главным образом представляется следующими фирмами:
 
  • Нижнетагильские прииски наследников графа П.П.Демидова;
  • Крестовоздвиженские прииски графа Шувалова;
  • Прииски французского анонимного общества в Гороблагодатском округе по рекам Ис и Выя. Следует отметить, что половина акций в нем принадлежит русским;
  • Общество " Платина", "Колли и К" в Гороблагодатском округе по реке Ис.
ХИЩНИЧЕСТВО

Хищничеством называется тайная добыча металлов без законного разрешения на то правительства или без дозволения владельцев дач и приисков, если оно производится в границах их владений, а утайкой называют сокрытие металла старателем, а также сокрытие рабочим самородков, которые попадаются при добыче песков. Хищничество наказывается по приговору суда лишением прав и ссылкой, а утайка, если цена не превышает триста рублей, арестом до четырех месяцев. Наказание за утайку в старые годы определялось военными судами и шпицрутенами, не менее пятьсот раз на первый раз. Для поощрения доносов назначались дежурные награды. Награды полагались также за найденные самородки, хотя и очень небольшие, так за самородок золота 35,2кг было выдано четыре тысячи рублей.

Но и эти меры не помогали. В конце сороковых годов девятнадцатого века из Санкт-Петербурга был командирован офицер корпуса жандармов, некий Мирон Иванович. Он побывал во всех округах тайно, бывал бит в разных компаниях и кабаках. Он составил список на сотни человек злоупотребляющих этим делом. Трудно сказать, чего достиг Мирон Иванович, и как помогла его работа, но удалился он на покой, купивши в юго-западной России имение за сорок тысяч рублей. Главным мотивом для утайки золота и платины и для хищничества было и оставалось на долгие годы низкие цены на них против тех, что платили скупщики; за платину старателям платили на 30-45 % меньше, чем скупщики. Хищничество платины в Гороблагодатском округе хотя и случалось еще до разрешения частной добычи платины (1861 год) на тунележащих (не работающих) казенных приисках, но не могло получить значительного развития, так как платину некуда и некому было сбыть; небольшими количествами ее скупали только на подделки ее под золото и платили не дороже пять копеек за золотник (4,26 грамма).
 
О сбыте куда- либо на сторону тогда не могло быть и речи: кому продавали платину сами владельцы, - это было секретом, который стал известен в конце шестидесятых годов только некоторым лицам, а всем не ранее 1871 года. С этого времени началась и утайка платины старателями и сбыт ее местным скупщикам, продажа платины облегчалась тем, что с этого же времени появились в Екатеринбурге агенты для ее покупки. Так как первые агенты не покупали платину у лиц, не имеющих дозволительных свидетельств на продажу ее, то местные скупщики обзавелись приисками, большей частью с торгов золотыми и заявляли, что платина в них идет попутно с золотом. Такие прииски появились во всех промышленных округах и дачах.
 
Так в 1881 году показано извлеченной платины из золота тридцать два пуда девять фунтов; в 1882 году с приисков Екатеринбургского округа, где платины почти совсем не было – девятнадцать пудов шестнадцать фунтов восемьдесят два золотника; в 1883 году с золотых приисков Гороблагодатских и Вагранских – двадцать один пуд четырнадцать фунтов двадцать один золотник и так далее. Здесь за ничтожным исключением все фикция. Никогда этого не бывало, и нелепость этих показаний обратила на себя внимание немецких ученых. В Екатеринбургском округе главным образом орудовал некий Скрябин, который в 1883 году показал добытой будто бы платины более двадцати пудов, а в1884 году – семь пудов. Сразу его не могли привлечь к ответственности, так как не было потерпевших, от которых могли быть возбуждены иски, но в последствии окружной инженер пятого Верхотурского округа собрал против Скрябина и других промышленников того округа доказательства. Виновных судили и вот результат – в том же Екатеринбургском округе в 1886 году добытой попутно с золотом платины оказалось только четыре с половиной фунта, а в 1887 году – четырнадцать золотников, в 1887 году - один фунт семь золотников. Но все это, однако, не значило, что хищничеству и утайке пришел конец, так как утайка и перевод платины остались в том же виде,– изменилось только направление сбыта ее. Скупщики употребили в дело так называемые "дозволительные свидетельства" на право продажи платины и по одному и тому же свидетельству стали продавать купленную тайно у старателей платину несколько раз, получая его обратно у настоящих покупателей. Такой платины очень много шло в Германию. Хищничество платины по рекам Ис и Туре началось, кажется, прежде добычи ее настоящими золотопромышленниками. Легкий сбыт и слабый надзор со стороны администрации приисков за хищниками способствует этому промыслу, которым главным образом занимаются жители ближайших к приискам селений. Зимой хищники пробивают круглые дудки и извлеченный песок увозят домой, где и промывают его просто в ковшах. Летом они отправляются по Туре на плотах, сколоченных тут же на берегу из бревен и досок, затем, выехав на реку, закрепляются на одном месте и опуская в сквозной разрез, находящийся посредине плота, посаженный на длинный шест черпак, формой похожий на совок, достают со дна песок и ту же на плоту промывают его на небольших станках, называемых "мутилками". Работает обычно 3-4 человека.
 
Заработок хищников, как и старателей непостоянный, от одного рубля в день, до нескольких десятков рублей. Хищничество не влечет за собой большого риска. Так как с пойманными хищниками обращаются довольно гуманно и в большинстве случаев, золотопромышленники, отбирая у них платину, рассчитывают их по цене, уплачиваемой своим старателям – один рубль двадцать копеек или один  рубль пятьдесят копеек за золотник, после чего отпускают их с миром на все стороны.

Случаи преследования судом хищников очень редки, да и поймать их очень трудно. Сбыть платину в частные руки не представляет особых трудностей, в виду большого числа принимающих ее у хищников по установленному курсу 2 рубля 20 копеек за золотник.
 
Иногда хищники собираются артелями человек по десять и работают на нескольких станках около самих старателей, которые опасаясь злоупотреблений со стороны хищников, грозящих порубить у них промывальные станки и украсть оставляемые на ночь инструменты, - не делают никаких попыток к сопротивлению и спокойно смотрят на работу хищников. А они продолжают работать, пока не прибудет с прииска смотритель и силой не принудит их оставить работу. В этом случае хищники со своей добытой платиной отправляются в другое место, увозя свои промывальные устройства.
 
В поисках новых месторождений платины золотопромышленники придерживаются такой политики, что старателю разрешают по его желанию и за его страх и риск пробивать шурфы в целиках, и в случае благоприятного результата, ставят свои хозяйские работы, а старателю дают небольшое вознаграждение или же ему отводят на известных условиях небольшую делянку. В таких случаях старатель утаивает часть металла, и хозяин считает, что тут мало платины. Старатель обычно глубоко не копает, поэтому площадь хорошо не бывает разведана. Химический характер эксплуатации всех платиновых приисковых Урала проходит красной нитью от начала до конца девятнадцатого столетия. Никакой отчетности и планов работ не велось. Старатели в эти годы стали фактическими господами положения. Хищники являлись хорошими разведчиками. Они находили хорошие места, и мыли, пока их не обнаружат стражники или приисковые надсмотрщики.
УТАЙКА МЕТАЛЛА

Утайка платины началась с шестидесятых годов, когда старателям платили 13 копеек за золотник, а скупщики нашли возможность сбыта ее и могли предложить старателям 40-45 копеек. С 1873 по 1879 годы плата старателям повышалась до 16, 20, 24 копеек и в последний год достигла 30 копеек, а цена на платину вообще была более трех тысяч рублей за пуд и скупщики платить стали по 75 копеек за золотник. В 1881 и 1883 годах старателям повысили до 40 копеек, а скупщики платили за нее 80-85 копеек. К 1890 году цена повысилась до 7500 рублей за пуд или 1рубль 99 копеек за золотник, скупщик платили 1 рубль 80 копеек , а старатели получили только 80 копеек. При таком положении прибыль получалась приличная. Цена на старательскую платину в Исовских приисках всегда была выше не только Тагильской, но и Шуваловской и относилась к этим двум как120:80:100. Причинами утайки здесь кроме цены были несвоевременные расчеты и неблагонадежный состав надзора, также не получавшего своевременно жалования, поэтому вынужденного воровать.
Скупщики за Исовскую платину платили на 8-10 % выше, чем за Нижнетагильскую, так как качество ее было выше. Хозяева приисков держались такого взгляда, что цена не имеет никакого влияния на размеры хищничества или утайки; по их мнению плати хоть гривну, хоть рубль, все равно, так как все рабочие воры в принципе. Но практика показала, что там, где платят больше, там добыча выше, так как хищение меньше."Что же делать, когда нет хлеба, поневоле тащим на сторону,"- объясняли старатели - "Там и цена выше и деньги тотчас на руки".
Меры предупредительные, репрессивные и карательные испытаны и в широких размерах: уси-ленный надзор, явный и тайный шпионаж, запоры, ловля с поличным похищенного и скупленного, преследование судом - все это практиковалось; но результаты этих мер оказывались мало значительными.
Против мер придумывались контрмеры. Против хитроумных запоров еще более хитрые уловки, на надзор действовали подкупом или угрозами. Обращение в полицию приносило больше вреда, чем пользы, так скупщики и старатели подкупали их. Даже был случай, отобрали у одного скупщика 20 фунтов платины и передали на хранение становому приставу. На суде оказалась смесь чугуна с платиной, последней только шесть фунтов. Скупщик такой подделки никогда бы себе не позволил, зная, что имеет дело с людьми опытными, и в этом случае лишился бы и шести фунтов настоящей платины, то есть получил бы просто по шее. Становой же избежал ответственности по недостатку доказательств. Скупщиками утаенного золота и платины являлись обычно лавочники ближайших селений. При этом старатель находился в постоянной зависимости от скупщика-лавочника и вынужден был брать у него товары по ценам, которые он устанавливал. Причем, идя к нему за товаром, должен был обязательно нести металл, иначе товар не получит, а значит должен его утаивать от хозяина прииска, другими словами «не сметь не красть». Район работающих Шуваловских приисков значительно меньше Нижнетагильского и Гороблагодатского, что облегчает присмотр, как за старателями, так и за скупщиками. Селение Крестовоздвиженские промысла также не может служить надежным местопребыванием для скупщиков, если бы кому-то вздумалось прикупать металл, здесь не более ста домов, каждый житель известен и появление нового человека немедленно становится известным всем и каждому.
О ИСОВСКОМ МЕСТОРОЖДЕНИИ ПЛАТИНЫ
Н.Высоцкий.    

В 1905 году Н.Высоцкий писал о Исовском месторождении платины, как о самом важном и ве-личайшем в мире районе промышленной добычи платины, доставляющей более 2/3 всего количества платины, добываемой ежегодно на земном шаре.
Платиновая россыпь по реке Ис разрабатывается непрерывно на протяжении около сто тридцать верст, и о содержащихся в ней запасах драгоценного металла дает достаточное понятие тот факт, что она эксплуатируется уже с двадцатых годов прошлого столетия и до сих пор еще не истощилась. К востоку по водораздельному гребню Урала тянутся горизонты изверженных масс пород, из разновидностей которых, заслуживает особенного внимания дунит. Он слагает здесь три горные массы: Соколинская гора, Вересовый бор и Светлый бор, являющихся источниками происхождения россыпи платины.
Автор приходит к заключению, что платиновые россыпи здесь образовались в результате разрушения этого дунита. Он полагает, что в будущем с истощением платиновых россыпей и возрастанием цены на платину можно будет разрабатывать сам дунит для добычи из него ценного металла. Для этого потребуются, конечно, детальные предварительные исследования и разведочные работы, чтобы определить более богатые платиной участки дунита.   (Вестник золотопромышленности 1905 год, стр. 73)

ПЕРЕХОДНЫЙ ПЕРИОД И НОВАЯ СИСТЕМА УПРАВЛЕНИЯ

В годы первой мировой и Гражданской войны на Ису произошло резкое снижение добычи зо-лота и платины. Основная рабочая сила ушла в армию, на старателей и рабочих надели серые сол-датские шинели, и теперь они сидели в окопах, стреляли и ходили в атаку против таких же работяг, как и сами они. Жизнь на приисках замерла. Котлованы и шахты залило водой, машины ржавели, а те немногие рабочие, что остались и продолжали работать, отбились от рук. Старатели, побросав свои бедные делянки, хлынули на более богатые государственные месторождения, добыча платины велась хаотично.
Уполномоченный горной коллегии, побывав на приисках, писал:
"Работы ведутся не планомерно, старатели работают, как попало, шоссейные дороги приведены в невозможный вид, перекопаны, подкапываются под постройки, дома, общежития, конторы, плотины и прочее, не считаясь с государственными интересами. Ведется хищническая порубка лесов. Приисковые рабочие – элемент совершенно неподходящий для социалистического строительства".
В 1918-21 годах старательских работ на приисках было мало. Рабочие, возвратившиеся после освобождения Урала от Колчака, занимались, в основном, восстановлением дражного оборудования. Старатели в эти годы сдавали не более 20 % намытой платины, еще поступала часть ее с драг, а основная платина шла иностранным скупщикам. Октябрьская революция 1917 года всколыхнула трудящихся Исовских приисков. В этом году образуется Совет рабочих и солдатских депутатов. Председателем его был избран старатель С.Г.Шестаков.
На Косье первым председателем был избран М.И.Антипин. 21 февраля 1918 года на собрании трудящихся принимается решение об изъятии у частных лиц всех приисков и передачи их в руки го-сударства. Это решение утверждается Постановлением Уральского Облисполкома, и все Исовские прииски национализируются и объявляются собственностью Российской республики. Для проведения национализации предприятий и руководства ими выбирается Деловой Совет, но с конца октября 1918 года до июля 1919 года территория Исовских приисков была занята колчаковцами и работа по добыче платины сократилась.
После изгнания белогвардейцев было организовано Управление Исовского золотоплатинового округа. В декабре 1921 года Декретом, подписанным В.И.Лениным, издается и утверждается "Положение об объединении государственных платиновых предприятий", по которому на Урале образуется трест "Уралплатина", Исовский золотоплатиновый округ входит в его состав. Этот документ четко определяет организацию работы, права и обязанности платинодобытчиков  страны. В 1923 году Совет народных комиссаров РСФСР издает декрет, расширяющий льготы для работников золотоплатиновой промышленности.
С этого момента начинается быстрое восстановление разрушенных приисковых хозяйств, проведение геологоразведочных работ, допущение старателей к добыче драгоценных металлов. В этом же году чекистами ликвидируются все частные скупщики, и весь металл отныне поступает в государственную казну.

НАЧАЛО ТЕХНИЧЕСКОГО ПЕРЕВООРУЖЕНИЯ

После окончания первой мировой и гражданской войны положение на приисках было крайне тяжелым. На драгах не хватало квалифицированных рабочих и руководителей, часть дражных узлов и механизмов разрушена или утеряна, из-за недостатка топлива (дров), действующие драги работали с большими перебоями, был целый ряд и других причин, не позволяющих производительно вести работы, как на драгах, так и в старательских артелях. Стало ясно, что дальше работать на старых паровых драгах нельзя, тем более что наиболее богатые по содержанию россыпи были отработаны. Перед горняками стояла задача – построить современные мощные, высоко производительные электрические драги. Это, в свою очередь, вызывало необходимость подвода электрической энергии, строительство узкоколейной железной дороги и целого ряда подсобных цехов, строительство жилья и социально культурных объектов по всем населенным пунктам вдоль реки Ис. Но страна не имела ни чертежей, ни заводов по строительству драг, ни опыта в строительстве мощных электрических драг, поэтому было принято решение о направлении в Америку комиссии для ознакомления с дражным делом. Комиссия была направлена и работала за границей с ноября 1924 года по апрель 1925 года.

Основная цель этой командировки заключалась в том, чтобы организовать строительство драг в России, использовав весь имеющийся в Америке опыт по этому вопросу, из первоклассной драго-строительной фирмы иметь возможность получения технического содействия на будущее время. Ко-миссия подробно ознакомилась с фирмами, строящими драги, а также с фирмами эксплуатирующими их. Она посетила в Калифорнии и Колорадо такие золотодобывающие предприятия, как компании: Натома, Естабрук, Брекенридж, Тринити, Гамон таун, Файерплей, Колорадо, а также драгостроительные фирмы: Бюсайрус, Мерион, Юба; подробно ознакомилась также с жизнью и бытом трудящихся и была немало удивлена сравнением жизненного уровня рабочих и служащих в России и в США. В Америке уже тогда к рабочим поселкам были проведены асфальтированные дороги и почти все трудящиеся имели личные автомобили, благоустроенное жилье, хорошее питание и высокую заработную плату. Из драгостроящих предприятий наиболее жизнеспособной оказалась фирма Юба, драги которой получили самое широкое распространение на приисках Америки, вытеснив все другие типы. Отличительной ее особенностью является чрезвычайная прочность и солидность конструкций и механизмов. Драги этой фирмы, по единому мнению комиссии, были приняты как образец для выбора условий заказа, необходимого для типа драг «Уралплатины».

17 апреля 1925 года «Уралплатина» заключила соглашение о покупке дражных частей, а также на изготовление фирмой Юба детальных рабочих чертежей и металлических клепанных конструкций.

Согласно договора с фирмой Юба, "Уралплатина" получает почти полное оборудование одной 380- литровой драги (без понтона, металлических конструкций, верхнего строения и свай) и одной 210-литровой драги и некоторое количество запасных частей к драгам. Часть деталей должна быть доставлена до 1 ноября 1925 года, остальные до 1 января 1926 года. Общая стоимость заказанных по договору фирме Юба частей, вместе с чертежами, не сумму 1192269 долларов. По тем временам это была огромная сумма. Две первых 210- литровых и две 380- литровых драги номер 46 и 47 были поставлены в Кировский прииск, бывшего Висимского района, и пущены в эксплуатацию в 1927 году и 1928 году. На Ису это произошло несколько позже. По чертежам фирмы Юба основные детали и узлы готовились заводами Мотовилихи, Воткинска и Кыштыма.

Так как несколько драг изготовлялось и отправлялось с заводов одновременно, детали каждой из них маркировались разным цветом. Поэтому Исовские драги получили в начале названия: красная, синяя, зеленая, желтая, серая, черная, белая, позднее они стали называться по номерам, соответственно: № 25, 26, 27, 41, 28, 29, 33.В 1930 году началось строительство первых четырех драг, в 1931 году последних трёх драги.

Для ускорения перевозки оборудования, продовольственных и промышленных товаров для населения по берегу реки Ис была построена узкоколейная железная дорога, в 1927 году начато, а в 1928 году уже закончено строительство центральных механических мастерских, позднее переименованных в цех ремонта горного оборудования (ЦРГО).

Тогда же построены:
  • склады технического снабжения (техснаба);
  • на поселке Дружелюбный – кирпичный завод;
  • от Верхней Туры провели ЛЭП напряжением 35 киловольт;
  • на поселке Глубокая построили подстанцию №1;
  • за механическими мастерскими подстанцию №2;
  • на поселке Вознесенский подстанцию №3.

Построены также подстанции в поселках Косья и поселке Бушуевка. Бурно началось строительство жилых домов и социально культурных объектов: бань, детских садов, яслей, столовых, школ. С начала тридцатых годов на прииск стали поступать первые автомашины: АМО-3, Форд-1, Газ-АА. В 1936 году появились газогенераторные трактора С-60. Во второй половине двадцатых годов организовано свое подсобное хозяйство, в котором стали выращивать свиней и молочно- мясной скот. Хозяйство имело посевной площади 1440 гектар.
В 1930 году открывается ремесленное училище, а в1931 году школа "Горпромуча".
В 1932 году в поселке Ис построен клуб имени Артема, большое каменное двухэтажное здание – настоящий дворец культуры.
В 1936 году построен и начал обучение специалистов Исовский геологоразведочный техникум.
Строительству дражного флота и соцкультобъектов исовчане во многом обязаны народному комиссару тяжелой промышленности СССР Г.К.Орджоникидзе, посетившему в июле 1931 года Исовский прииск. По его распоряжению были выделены средства на строительство клуба, стадиона и ряда других социально-бытовых объектов в поселке Ис и в других приисковых поселках.
Пройдут десятилетия, и люди не перестанут удивляться, с каким упорством и энтузиазмом тру-дилось поколение тех лет. Трудно поверить, как могли труженики обычного прииска буквально за четыре - пять лет столько поднять на своих плечах. Одних драг, с их сложным, громоздким оборудо-ванием одновременно построили без наличия мощных грузоподъемных механизмов семь штук, ве-сом каждая из них 1300 (210-литровая) и 1800 (380- литровая) тонн.
Одновременно бурно развивается гидравлическая добыча ценного металла.

Добыча платины в этот период на Ису выразилась следующим образом:
ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА

Великая Отечественная война Советского Союза 1941-1945 годов - справедливая освободительная война советского народа за свободу и независимость Родины против фашистской Германии и ее союзников (Италии, Румынии, Венгрии, Финляндии и в 1945 году Японии).
22 июня 1941 года фашистская Германия, вероломно, нарушив договор о ненападении, внезапно для Советских войск, начала военные действия против СССР. В течение трех недель противник продвинулся на нашу территорию до 550 километров. Стремительное продвижение немецко-фашистских войск
в глубь Европейской части СССР поставило под угрозу его существование. Остановить фашистские орды можно было только ценой невероятного напряжения всех сил всего советского народа.
В стране возникла необходимость в кратчайшие сроки перестроить всю экономику государства в единый военный лагерь. В восточные районы страны за короткий срок  были перебазированы заводы Украины, Белоруссии, западных областей РСФСР. В течении июля-ноября 1941 года было эвакуировано в тыл страны 1523 предприятия. История мирового промышленного развития не знала ничего подобного. К концу 1942 года советский народ завершил перестройку тыла страны и подготовил условия коренного перелома в войне. Одной из основных военно-промышленных баз страны стал Урал.
Вспоминая грозные дни войны, поэт Твардовский А.Т. в поэме « За далью даль» писал:
Когда на Запад эшелоны, на край пылающей земли,
Ту мощь брони, не зачехленной стволов и гусениц, везли -,
Тогда бывало поголовно, весь фронт огромный повторял,
Со вздохом нежности сыновней два слова
Батюшка Урал!
Самоотверженным трудом на фабриках и заводах рабочий класс приближал победу над врагом. Труженики тыла мужественно переносили невзгоды военного времени. Трудности не сломили воли Советских людей к победе. Широкий размах в стране получило массовое патриотическое движение- сбор средств на вооружение Красной Армии. В фонд обороны стало поступать много ценностей, продовольствия и одежды. С воодушевлением поддержали советские люди решение правительства в выпуске государственного займа.

Производство вооружения в годы выразилось следующим образом:


Почему же получилось такое превосходство Советского Союза? Ведь Германия к началу войны имела больше, чем СССР, топлива (каменного угля) и электроэнергии, чугуна и стали и прочего. На нее работала почти вся Европа. В целом народное хозяйство Советского Союза успешно решило все вставшие перед ним задачи.
Это произошло потому что, советская экономика имела в своей основе общественную собственность на средства производства, исключавшую всякую возможность конкуренции и анархии про-изводства. В этом было преимущество Советского Союза перед Германией, где господствовала частная собственность на средства производства и капиталистические производственные отношения.

Рост добычи драгоценных металлов на Ису был нарушен войной. Зрелые, опытные кадры из числа мужчин ушли на фронт. Было прервано строительство новых драг и гидравлик, жилья, соцкультобъектов. Производительность драг удерживалась за счет удлинения добычного сезона, перевода некоторых драг на круглогодовую работу. Инициаторами последнего были такие начальники драг как - А.А.Рожновский , А.А.Коняев, Е.Ф.Комаров, А.В.Будилов, А.Ф.Кузнецов, С.П.Суворов и другие. Лучшими драгерами, на чьи плечи ложилась основная тяжесть труда и ответственность за перебойную работу драг были: И.Ф.Поляков, И.В.Шилов, П.В.Ждановский, С.Д.Маташков, И.И.Вострецов, А.В.Исупов и многие другие.

Добыча металла в 1941 году достигла – 3195 кг. В 1940 году было добыто 2687 кг. Такого успеха Исовский прииск уже никогда не сможет достичь. Директорами прииска в военные годы работали – Шмаков Н.Н., а с первого марта 1944 года –Савельев А.С.

Коллектив прииска испытывает большие трудности: недостаток в материально-техническом снабжении; - запчасти изнашиваются, а заводы, занятые изготовлением военной продукции, поставляют их недостаточно, и поэтому вся тяжесть ложится на центральные механические мастерские и электроцех, где работают в основном старики, женщины и подростки. На драгах и гидравликах недостаток рабочей силы. Труд тяжелый, работать приходится в дождь, снег, морозы, порой по колено в холодной воде. Транспорт – конная тяга, сотни лошадей надо обеспечить овсом и сеном.  И самое главное-это плохое питание. С первого сентября 1941 года введены карточная система на хлеб и другие продукты питания. Многие из рабочих, в свободное от работы время, старики и подростки, берутся за лопаты, ковши и мутилки, начинают заниматься частным старанием на старых, давно отработанных месторождениях. Удача выпадает не часто, редко блеснет в ковше среди шлихов, крупинка золота или платины, но некоторую поддержку имеют, сданную в золотоскупку платину и золото хорошо отоваривают продуктами. В первый же год войны на Исовском прииске во всех населенных пунктах возникли новые старательские артели из женщин, стариков и подростков. Все это способствовало увеличению добычи драгоценных металлов.
Исовский прииск в годы войны играл ведущую роль по добыче платины в стране. Исовчане сделали для фронта все, что могли, и даже больше.

1940 ГОД

В 1940 году на прииске работают объекты:


В предвоенные годы прииск живет напряженным трудом. Наряду с усовершенствованием и ростом техники и технологии на добычных и вспомогательных объектах, в рабочих поселках идет бурное строительство жилья и соцкультобъектов. Молодые рабочие овладевают производственными специальностями, в клубах все шире развивается художественная самодеятельность, открываются библиотеки, показывают новые кинофильмы, молодежь увлекается спортом.

1941 ГОД

Хотя последние годы и ходили слухи о возможном начале войны, но для трудящихся прииска и населения поселков начало ее явилось полной неожиданностью. В 1941 году предприятие жило еще старыми запасами, людей в армию взяли не всех, поэтому технико-экономические показатели работы цехов на конец года были выше, чем в 1940 году. И в то же время с первых дней войны на Ису появляются новые артели из стариков, женщин и подростков, резко увеличивают объем работ старые артели. Все это позволяет в четыре раза увеличить старательскую добычу металла.

Показатели работы в 1941 году

С этого года начинает поступать большое количество  так называемой «приносительской» платины и золота. Источником их являются частные, семейные мелкие артели, а также несут металл, припрятанный старыми людьми на «черный день» еще со времен Первой мировой и гражданской войны.
В целом Исовским прииском в 1941 году добыто рекордное за последние годы количество металла – 3195 килограмм. С первых дней войны, не жалея сил, трудились исовчане - горняки. Их энтузиазм сместил, казалось бы, все возможное: в темпах, сроках, в нормах, в рабочем времени. Время потеряло власть над людьми. Сутками не отходили от машин, от станков и агрегатов. Трудящиеся стремились, как можно больше дать драгоценных металлов государству. Понимали, что каждый добытый килограмм – это удар по врагу и приближение победы над ним. По двенадцать часов в смену несут они трудовую вахту.
СТАРАТЕЛЬСКИЕ АРТЕЛИ

Широко развернулось социалистическое соревнование за перевыполнение производственных заданий, зародилось движение за высокий коэффициент использования техники, создавались комсомольско-молодежные фронтовые бригады. Широкий размах получило соревнование за знамя Третьей Гвардейской стрелковой дивизии. Многие план выполняли на 200-300 процентов, отказываясь от выходных, растягивая смены до 12-16 часов в сутки. Создавались новые старательские артели из женщин домохозяек, комсомольские, и даже пионеры не отставали. В “дни золота “ на промывку песков выходило все взрослое приисковое население.
Трудно перечислить все славные дела тружеников Исовского прииска. Все это делалось без принуждения, по собственной воле и желанию людей под лозунгом “Все для победы”.
Местная газета “Исовский рабочий” 13 июля 1941 года писала: В первые дни войны на митинге в рабочем поселке Артельный домохозяйка Ольга Жукова организовала старательскую артель из домохозяек. Эту инициативу поддержали: Наймушина, Худякова, Антонова и другие. В первые дни женщины встретились с большими трудностями. Промывку породы пришлось делать вручную. На помощь им пришла общественность. В выходной день под руководством рабочего механических мастерских Петра Носкова были изготовлены две электрические установки. Труд женщин облегчился, стал более производительным, и работа пошла полным ходом. С каждым днем увеличивалось количество членов артели из домохозяек. Ученик 9 класса Евгений Кузнецов рассказывает о почине домохозяек своему другу Георгиеву Сергею. “Знаю – ответил тот, - они работают на одной установке, а вторая свободная”. “Завтра же набираю ребят”- решил Евгений. На следующий день женщины были приятно удивлены, рядом с ними работала комсомольско-молодежная артель. Не хотели отставать от своих старших товарищей и пионеры. Они гурьбой пошли к своей пионервожатой Басыревой и в один голос заявили: « На фронт не берут, говорят малы. Вот мы решили, как комсомольцы, организовать пионерскую старательскую артель».  Да вы не смейтесь, мы справимся, – говорила Антонова. А немного подумав добавила: «Вы только помогите нам организоваться». Пришлось уступить юным патриотам. Под руководством комсомолки Басыревой на другой день пионеры работали на старательской добыче металла. В женской, комсомольской и пионерской старательских артелях уже работало сто человек, с каждым днем чис-ленность увеличивалась. Все горят единым желанием – самоотверженным трудом ответить на при-зыв партии, дать как можно больше драгоценного металла для разгрома врага.
Газета “Приисковый рабочий” в № 91 от 27 июля 1941 года писала: - “В первые дни  июля месяца 1941 года женщины рабочего поселка Троицкий, организовали старательский коллектив. В первый день в артель записалось двадцать один человек, среди домохозяек, учителя, школьники. Забойщики, Бережных Евгения Александровна и Ларионова, работая парой, стали нагружать до ста восьмидесяти тачек в смену, при норме сто тридцать тачек. Это же количество  породы вывозят за-бойщики Коновалова Анна, Горжом Екатерина, Баянкина Елизавета и многие другие. “ Наши мужья ушли на фронт защищать Родину. Мы решили заменить их и июльское задание выполнить на пять дней раньше срока”.
Газета №98 от 1 августа 1941 года. Юные старатели.
“Как только на Троицком горно-старательском участке организовалась старательская артель, двенадцатилетний Вася Щекотов стал просить свою маму, чтобы его приняли в артель. Вася был за-числен в старательский коллектив, там уже работал такой же, как он, подросток Виктор Маковеев. Работал Вася не хуже других членов артели, трудился с большой охотой. Но вот в артель стали на-стойчиво проситься женщины. Васю Щекотова вместе со своими сверстниками отчислили. Их места заняли домохозяйки, вышедшие на старательскую добычу металла. “Малы еще работать в артели”,- сказали подросткам женщины, но ребята не обиделись, а пошли к начальнику старательского участка тов. Плюснину и просили обеспечить их старательскими “мутилками”. Просьба юных старателей была выполнена, их обеспечили всем необходимым. Павел Киселев, Вася Щекотов, Володя Балахонцев, Гена Кочусов, Павел Квашнин и многие другие 12-летние подростки с утра до вечера самоотверженно трудились на дражных отвалах, добывая при помощи “мутилок” драгоценный металл”.

- авторский отдел- предыдущая часть книги- следующая часть книги- главное меню
 

НАШ АДРЕС:
Свердловская область,
г. Лесной

ТЕЛЕФОНЫ:
+7 (908) 912 69 77

Назад к содержимому | Назад к главному меню
?
?